...то и чихают на него.

А автор кто?

По иронии судьбы, авторство одного из первых в мире проектов конституции приписывают человеку, который вместе со своим патроном совершенно сознательно восстал против своего царя и перешел на сторону противника. Как вы уже догадались, речь идет о Филиппе (Пилипе) Орлике - фигуре, безусловно, исторической и, возможно, даже более значимой, чем себе его представляют. Поскольку его роль в склонении гетмана Мазепы к измене до конца еще не раскрыта.

Для украинских национал-патриотов любое «кидалово москалей», конечно, является актом высшего проявления национального сознания и патриотизма, поэтому Иван Мазепа сотоварищи для них отнюдь не предатели, а патриоты. И тут можно ожидать возмущенных возгласов.

Однако, как ни крути, а благородным поступок Мазепы и Орлика назвать не получается. А с юридической точки зрения это обычный мятеж и измена. Впрочем, не будем судить строго. Декларацию о независимости и конституцию североамериканских штатов тоже писали мятежники, которым в случае поражения светила виселица. И голова Вашингтона могла бы украшать не однодолларовую купюру, а забор губернаторского дома в Бостоне.

Вы считает, что англичане, подданные английского короля, жившие в Северной Америке, имели полное право на свободу и самоопределение? Не спешите. Подумайте, поддержали бы вы свободу и самоопределение Крыма или Закарпатья?

Но вернемся к нашим «законотворцам». Точнее, к их творениям. Вот уже лет 15, как Орлика-старшего (у него был еще сын) называют автором первой в мире конституции. Это понятно: есть необходимость, чтобы украинцы были в чем-то первыми. Однако на конституцию проект Орлика как-то не очень и похож.

Дело в том, что он назывался «Правовий уклад та конституції відносно прав і вольностей Війска запорозького». И рассматривал он исключительно вольности и права Запорожского войска. Ни о какой «Украинской державе» там не было и речи.

«Домогтися від найяснішої королівської величності Швеції такої згоди і гарантій, щоб найясніша королівська величність і його наступники - найясніші королі Швеції - довічно вдовольнялись титулом покровителів України», - написал Орлик во второй главе своей «конституции».

Вдобавок ко всему Орлик еще несколько раз назвал Неньку не иначе как «Матерью-Малороссией», не подозревая, как это историческое название через 300 лет будет доводить украинских национал-патриотов до истерики.

Вы не найдете в этой «конституции» прав и вольностей сотен тысяч крестьян и превращенных казацкой старшиной в рабов «подпомощников». Вы не найдете там основ государственного устройства по причине отсутствия государства. Только права и основы самоуправления казаков.

Это не свод законов Хаммурапи или «Русская Правда», созданных для всего общества. С таким же успехом «конституцией» можно считать устав Ливонского ордена.

К слову, подобные декларации прав элиты писались и ранее, и они работали, в отличие от «конституции» Орлика. Например, знаменитая Великая Хартия Вольностей, принятая английским королем Иоанном в 1215 году. Так что оспорить первенство Орлика нетрудно. Будучи большим поклонником латинизмов (и большим другом иезуитов), он лишь одним из первых применил к подобному документу латинское слово «constitutio».

Ничто не совершенно

В одной из первых украинских конституций, принятой в 1919 году Советом народных депутатов УССР, напротив, некоторых прав была лишена бывшая элита. Жизнь повернулась к «белой кости» спиною, и теперь они оказались в том положении, в каком веками до этого держали большую часть своего народа. В истории, увы, такое случается. Рушатся системы, изменяются условия и приоритеты.

Поэтому любая конституция со временем устаревает. Американцы подошли к этой проблеме по-своему: за два столетия они внесли в свою неисчислимое количество поправок. В СССР (и УССР) пошли по другому пути: принимали новые конституции. За советский период Украина получила их аж четыре: 1919, 1929, 1937 и 1978 годов.

Последняя, т.н. «брежневская», считалась одной из самых прогрессивных в мире. За исключением пункта о «руководящей партии», это была конституция социально-ориентированного и вполне демократического государства. И как только монополия КПСС на власть пала, именно по этой конституции прошли вполне демократические выборы. Не без козней «андминресурса», конечно, но ведь и сегодня чиновничий аппарат активно включается в любые выборы.

Большим положительным свойством конституции 1978 года было то, что она не декларировала, а гарантировала ряд важнейших социальных прав. Увы, следующий Основной Закон лишь давал права, но ничем не мог помочь в их реализации.

Необходимость в новой Конституции в Украине возникла сразу после обретения независимости. Причин было немало, но единственной весомой, пожалуй, была только одна: отобразить новую, президентско-парламентскую систему власти, а также задекларировать переход от социального социалистического государства к либеральному капиталистическому.

Э-эх, ухнем!

Помимо президента Кучмы, наибольшими сторонниками принятия новой Конституции были, конечно, национал-патриоты. Для них это был еще один символ «самостийности» - и чем больше таких символов имела Украина, тем, казалось им, более крепкой будет независимость. Пример Великобритании, до сих пор не имеющей своей конституции, их не впечатлил.

Одна сторона торопила, настаивала, другая пассивно сопротивлялась, пытаясь как-то сохранить положение прежней конституции. Среди многочисленных спорных пунктов были и герб, и гимн, и, конечно же, язык. Закрепить «ридну мову» в качестве единственной «державной» было одним из главных требований национал-патриотов.

Опять же: о двуязычных Канаде и Бельгии, четырехязычной Швейцарии или о Соединенных Штатах, в которых государственного языка нет вообще, они и слышать не желали. Зачем им был нужен закон, отражающий интересы всех граждан? Конституционный пункт о «единой державной» был им крайне необходим в ином качестве - как фундамент для борьбы с русским языком.

Сторонники принятия новой Конституции - национал-патриоты и президентское лобби - в конце концов, объединившись, победили. Не без помощи спикера Александра Мороза, который устроил депутатам знаменитую «конституционную ночь» 28 июня 1996 года.

Сейчас о том событии, когда вместе сошлись интересы Леонида Кучмы, записных «патриотов» и Сан Саныча, стараются вспоминать только в виде наспех скроенных восторженных мифов. Даже специальное гипер-панно на стене парламентских кулуаров повесили как наглядное пособие для потомков, на котором ничто не напоминает о спорных пунктах Конституции, зато над сияющими лицами депутатов летают ликующие ангелы.

Впрочем, прошло всего пять лет, как на Грушевского и на Банковой вновь заговорили о том, что Конституция нуждается в реставрации. Нет, устареть она не успела, напротив - сказалась поспешность ее принятия.

Пропихнуть Конституцию за одну ночь было делом нехитрым, но оказалось, что проблемы это не разрешило. Одни политики желали дальнейшего реформирования власти в пользу президентской власти, другие хотели вернуть полномочия парламенту. Оставался злободневным вопрос о ряде гражданских прав, в том числе праве значительного числа граждан закрепить свой родной русский язык в качестве государственного.

О гражданских правах украинские политики, так же как и Филлип Орлик, забыли (иногда вспоминая о них только перед выборами), зато увлеклись более близкой и полезной для себя темой реформирования власти. В конце концов, с большими трудностями, пакетным голосованием была принята т.н. «политическая реформа» - ряд стратегических поправок в Конституцию, перераспределивших часть властных полномочий в пользу Верховной Рады.

Однако это снова не разрешило проблему, которую к тому же усугубил раскол украинских политиков на два противоборствующих лагеря. В «сине-красном» оказались те, для кого произошедшее реформирование Конституции в пользу парламента было недостаточным, и они хотели его продолжить.

В «оранжевом» же сосредоточились сторонники нового Президента Ющенко, которым было выгодно аннулировать политреформу и вернуть главе державы прежние, «кучмовские» полномочия.

Собственно, как только «сине-красные» объявили о своем намерении набрать в парламенте конституционное большинство, позволяющее им начать атаку на президентские позиции, на Банковой всполошились и не придумали ничего лучшего, как распустить Верховную Раду, а в Конституцию внести изменения путем... всенародного референдума.

Закон что дышло

Когда политики воюют между собою, используя закон, это нормально. Даже если результаты вызывают удивление и даже нервный смех. Но что поделаешь, в украинском законодательстве еще столько дыр и лазеек, что с помощью районного суда можно оспорить все, что угодно - и совершенно законно.

Иное дело, когда закон брутально топчется. Особенно когда этот закон Основной, а ботинки принадлежат тому, кто обязан быть его Гарантом. Это проблема отнюдь не морального плана. Не будем лицемерить: мораль и политика несовместимы, особенно украинская политика. То, что Виктор Андреевич регулярно кривит душой, прикладывая к ней ладонь, давно уже никого не удивляет.

Беда в том, что это проблема социального характера: неуважение к законам вызывает хаос в обществе. Например, достаточно всем наплевать на статью 125 Уголовного кодекса, как на улицах украинских городов начнется повальный мордобой. Если в борьбе друг с другом законом будут пренебрегать государственные мужи, то это грозит либо развалом власти (и государства), либо тиранией.

Владимир Путин не зря упомянул о возможности тирании в Украине, разозлив «оранжевых». Дело не в личном мнении российского президента, дело в законах человеческого общества. А еще в Древней Греции обозначилась четкая закономерность: демократия со временем переходит в олигархию, а борьба с олигархией часто заканчивается тем, что «народный лидер» плюет на законы и захватывает власть силой, превращаясь в тирана.

Греческие тираны изгоняли олигархические «парламенты», идя во главе толпы возмущенного народа, которую собирали лозунгами о необходимости создания царства добра и справедливости. Иногда такой человек выполнял свои обещания и даже потом добровольно оставлял власть, но чаще превращался в жестокого самодура, сделавшего слово «тиран» нарицательным и негативным.

Поэтому Путин совершенно прав: Банковая пошла по пути классической греческой тирании. Депутатов-перебежчиков можно было попробовать вернуть в свои фракции через суды -это был бы способ, не нарушающий ни закон, ни работу власти.

Вместо этого появились два президентских указа о роспуске парламента, обоснованность которых тут же поставили под сомнение большинство юристов (и Минюст в целом). Разумеется, никто не сомневался в праве Президента распускать Верховную Раду, однако Конституция предусматривает для этого четкие основания, которых не было. Была только опора на некий «дух Конституции», о котором ничего не сказано ни в Основном, ни в каком ином законе.

Используй Банковая Конституцию в своих целях - это одно, это нормально. Но действия в обход ее статей - это уже ее нарушение. Причем речь-то идет, шутка ли, о разгоне целой ветке власти!

Опять же, проблему можно было уладить законным путем, через Конституционный Суд. Однако всем хорошо известно, какая судьба постигла КС: его работа была заблокирована именно для того, чтобы не дать ему разрешить кризис законным путем.

В ходе кризиса произошли и другие нарушения законодательства. Например, переподчинение Внутренних войск МВД. Лавина нарушений нарастала, а уж на лукавые трактовки законов и их использование в корыстных интересах никто не обращал внимания.

К слову, некоторым цинизмом кажется награждение Президентом в канун Дня Конституции должностных лиц, особо отличившихся в дни ее попрания. Да еще с формулировкой «За весомый личный вклад в развитие конституционных основ украинской государственности». Да уж...

Неизвестно, чем бы все это закончилось, не капитулируй парламентская коалиция и не согласись она на единственный законный вариант, позволяющий прекратить работу парламента: сложение полномочий депутатами НУ и БЮТ.

Правда, сложение мандатов - это только первый шаг, делающий Верховную Раду неполномочной. Но это не распускает ее автоматом, вот в чем проблема! В неполном составе парламент просто не имеет права на принятие решений, но он существует!

Самое смешное в том, что теперь Верховная Рада не имеет права даже самораспуститься. Теперь для ее роспуска необходим четвертый указ Президента - вот только на какой основе? 90-я статья Конституции не предусматривает роспуск «неправомочного» парламента. Единственный вариант - это 30-дневный «простой» парламента. Вот только для этого депутаты должны не проводить своих сессионных заседаний, а они пока исправно ходят на работу.

Можно, конечно, снова махнуть рукой на Конституцию. Просто по общему согласию провести выборы - и, казалось бы, на том покончить с кризисом. Но это большое и опасное заблуждение.

Во-первых, выборы завершат один кризис, но начнут другой. Потому что причина, как было замечено выше, в борьбе двух основных политических лагерей, стремящихся изменить Конституцию по своим интересам. Причем это перетягивание каната между Банковой и Грушевского будет продолжаться, вероятно, еще очень долго. Сегодня один лагерь получил большинство в парламенте и хочет перекроить Конституцию под себя. Завтра он выиграет президентские выборы и захочет изменить закон в пользу Президента.

Это не говоря уж о прочих вопросах, до которых пока политикам недосуг (гражданские права, политико-идеологические основы державы и пр.). За них еще будут идти свои войны.

Во-вторых, пренебрежение Конституцией, даже якобы в благих целях, нежелательно и чревато. Всегда найдется тот, кто поставит благость целей под сомнения и будет совершенно прав, заявляя, что достигнуты они были в нарушение законодательства.

А нарушение законодательства на таком уровне и в таких делах - очень плохой прецедент. Который грозит превратиться в традицию, и тогда уже мало кто будет не то что руководствоваться, но даже просто обращать внимание на тоненькую книжку под названием «Конституция Украины».