Хотя на выходных прогуляться по центру Киева все еще выходят тысячи людей, в будние дни на территории, огражденной баррикадами, остаются лишь несколько сотен. Многие из тех, кто активно поддержал протестные акции на старте, уже успели разочароваться, наблюдая за попытками политиков приватизировать Майдан и их неспособностью направить мощнейшую энергию масс в конструктивное русло. Энтузиасты все чаще остаются в Интернете, где обсуждают перспективы изменения формы гражданской активности и механизмы реализации объединяющих их целей. Наш корреспондент встретился с тремя такими ребятами, взятыми наугад по аккаунтам в Интернете, и выяснил, каким они видят продолжение Майдана.

Мы не планктон, а люди!

Алексей – компьютерщик. Ему 25 лет, в толпе он ничем особым не выделяется. На Майдане провел шесть ночей. Не потому, что на большее сил не хватило, а просто он считает, что жизнь продолжается и вне Майдана.

На вопрос о причинах выхода на Майдан, Алексей отвечает, что сначала он следил за происходящим через Интернет, но когда на одном из форумов прочел, как кто-то обозвал таких пассивных, как он, планктоном, которые способны только «лайкать», решил выйти на улицу.

- Мы не планктон, мы люди – нормальные, умные и порядочные люди, - подчеркивает Алексей. - Возможно, мы не слишком пристально следим за политическими событиями в силу различных причин, и нас мало интересуют проводимые политиками акции, но это не значит, что мы молчаливо проглотим то, как «Беркут» избивает беззащитных ребят, которые никому ничего плохого не сделали. За что их били? За то, что они ночью просто стояли на центральной площади столицы, размахивая флагами Украины и ЕС?

На следующий день после жестокого разгона студенческого Майдана Алексей вместе с друзьями в числе тысяч других, возмущенных происшедшим, уже был на Михайловской площади, а 1 декабря – на Народном вече на Крещатике. И вместе с другими хотел услышать от выступавших со сцены ответ на вопрос: «Что же делать дальше?» Но так и не услышал. Он не осуждает тех, кто тогда от безысходности откликнулся на призыв провокаторов захватить здание Администрации президента, но сам участия в штурме не принимал.

- Это не мое. Как говорится, кто на что учился. Я тогда ходил, смотрел. Как все кричал: «Банду геть!» И так несколько дней. Потом надоело. Ведь от этого ничего не менялось. Во всяком случае, к лучшему – «беркутовцев» так и не наказали, а вот задержанных на Банковой активистов арестовали на два месяца.


После почти недельного стояния на Майдане Алексей пришел к нескольким выводам. Во-первых, он считает, что криком ничего не добьешься. Нужно что-то делать. Нужно искать единомышленников. Во-вторых, уверен, что одного, пусть и миллионного флэшмоба на всю страну недостаточно. Нужны Майданы по всей Украине. В-третьих, протесты должны быть конструктивными, с четкими выполнимыми требованиями.

- Сколько бы голосов ни кричало «Геть Янука!» - тысячи или миллионы - он никуда до 2015-го года не денется. И дело ведь не в том, что есть один Янукович. Дело в тех, кто сидит на местах. Я киевлянин, вспоминаю прошлую зиму. Попов был фактическим руководителем Киева, а по городу не проехать было от снега и льда. Ситуация была катастрофической. Януковича не свернешь, а Попова свернешь. И таких, как Попов, по Украине тысячи. Они и есть – банда. Нужно заставлять их или работать, как надо, или уходить в отставку. Заставить считаться с собой. Если мы добьемся результата хотя бы в пяти городах – уже будет успех, - убежден Алексей.

Пообщавшись в соцсетях, Алексей понял, что думающих так, как он, много, причем не просто думающих, а готовых действовать. Нужно только объединиться всем и приступать к тяжелой, длительной работе.

Хочется жить в светлой и радостной стране!

Светлана – студентка одного из киевских вузов. Ей 20 лет. Она из Житомира.

Светлана вышла на Майдан, отозвавшись на призыв журналиста Мустафы Найема. Она читает его статьи и блог, и ей импонирует, что журналист пишет остро и объективно. После решения правительства отложить подписание Ассоциации с ЕС Мустафа в блоге призвал всех несогласных собраться на Майдане, и Светлана поехала.

- Стало обидно: шли в Европу, шли – и вдруг всей страной поворачиваем назад? И даже не спрашивают, хотим мы этого или не хотим. Стало обидно. Пришла, – рассказывает Светлана.


Но уже 29 ноября - за день до налета на палаточный городок - она оттуда ушла. По ее словам, когда на Майдане появились политики, все изменилось. И она уже не видела смысла в том, чтобы там оставаться.

- Я не верю, что эти политики что-то могут сделать. Ну, был уже Яценюк всем, кем хотел. И что? Жить лучше не стало. А сейчас они продолжают нас учить. Лучше мы сами. Я ведь и на призыв Мустафы откликнулась, потому что он – не политик. Он такой же, как я. Ему власть для себя не нужна.

Впрочем, Светлана ушла с Майдана не совсем. Она продолжает переписываться с людьми, с которыми там познакомилась. Несколько раз приносила продукты и медикаменты для тех, кто ночует в палатках. Но отмечает, что Майдан стал другим.

- Когда вышли в первый раз, все улыбались, радовались, на что-то надеялись. Сейчас лица мрачные, уставшие, как после налета «Беркута». В глазах многих – разочарование и пустота. А хочется жить в другой стране – где все улыбаются, - делится размышлениями Светлана.

На вопрос о том, что для этого нужно сделать, отвечает уверенно - нужно объединяться.

- Мы сильные, когда нас много. И тут нужен не один только Киев. Нужны все города, вся Украина. Нужно, чтобы в каждом городе власть уважала свой народ и прислушивалась к нему. Тогда мы сможем чего-то добиться. Добиться того, чтобы украинцы жили, как в Европе. Мы ведь европейцы, правда? Ну вот, будем жить, как в Европе. От нашего желания должно все зависеть. И власть должна понять это, - резюмирует Светлана.

Вкус свободы до сих пор во рту

Николай закончил вуз, сейчас подрабатывает в частной фирме. Ему 23 года. На Майдане провел в общей сложности две недели.

Николай рассказал о ночных дежурствах на Майдане, о том, что пришел туда, чтобы изменить свою жизнь и не только свою. О своей девушке, которая тоже была сначала рядом с ним, но позже он ее отправил домой, поскольку посчитал, что это опасно. И о своих впечатлениях от Майдана, главное из которых – осознание силы единства тысяч людей.

- Когда нас много, мы вместе – это сильно! Мы можем! Они ведь даже «Беркут» послали против Майдана только тогда, когда большинство ушло – так они нас испугались, - уверен Николай.

По его словам, хотя он уже и не ночует на Майдане, он не ушел с него. Майдан остался в его сердце, он чувствует его запах и вкус. Запах дыма от костров для обогрева и вкус борща, похожего на тот, которым кормила его в детстве бабушка. Самый вкусный борщ в жизни Николая он вновь ел на Майдане, где его приготовили совершенно незнакомые люди. И он считает, что каждому из стоявших там нужно научиться этому «кулинарному мастерству».


- Майдан – это ведь не площадь Независимости в Киеве. Майдан – там, где мы. Это только инструмент, как заставить власть пойти на уступки. И это уже удалось – власть ощипала «беркутов». Она больше никогда не посмеет открыто и нагло бить нас дубинками. Но другое она делает нагло. Она пилит деньги. Наши деньги. На полицию и чиновников денег дают больше, чем на больницы. Посмотрите на наши дороги. Там не только ездить – там ходить страшно, потому что можно ночью ногу сломать. Если мы заставим отремонтировать хотя бы одну дорогу не от Межигорья до Киева, а от Конотопа к деревне какой-нибудь – это будет результатом! И мы этого добьемся!

С Майдана не уходят

Все три наших собеседника говорили об одном – они не хотят мириться с ситуацией в стране, они знают, что нужно действовать, чтобы добиться изменений, они готовы объединиться и делать то, что в их силах. Шаг за шагом, день за днем. Они не ушли с Майдана. Они унесли Майдан в себе. С собой унесли. Туда, где живут, работают, учатся.

И таких людей много по всей стране. Они не верят ни власти, ни оппозиции. Они верят воздуху Майдана. Когда эти ребята объединятся, они и станут той третьей силой, с которой придется считаться и власти, и оппозиции. Вопрос лишь в механизме, с помощью которого этого можно достичь. На наш взгляд, он очевиден. Наши герои пришли на Майдан, узнав о нем из Интернета. Сейчас они вновь вернулись в сеть. В настоящее время их проблема в том, как соединить активность в Интернете с активностью в офлайне. В частности, принимают участие в акциях, которые периодически проводит сообщество «Громадянська платформа Майдан», созданное такими же неравнодушными и активными ребятами.


Вместе с другими такими же неравнодушными и активными ребятами. Сообщество появилось совсем недавно, как площадка для обмена мнениями и поиска единомышленников, обмена идеями и обсуждения пути их реализации. В активе их «Майдана» уже есть первые успехи: они организовались через социальные сети для акции «Проведи девушку», собрав волонтеров, которые провожали девушек, поздно возвращающихся домой; снимали ролики с новогодними поздравлениями стране и всем украинцам. Эти первые шаги показали, что проснувшееся на Майдане гражданское общество уже не будет пассивным, оно постепенно набирает силу и начинает действовать.