После нескольких недель напряженных ожиданий и тревожных прогнозов, Минское перемирие было продлено на еще один год. Возможно, сторонников военного решения вопроса оккупированного Крыма и восточного Донбасса это сильно разочаровало, однако следует признать, что даже «возрожденная» украинская армия вряд ли справилась бы с этой задачей в одиночку.

Украинцы так и не догадались, что показательные пуски российских ракет по Сирии предназначались не только для хвастовства перед Западом, но и для устрашения «хохлов». Мол, вот что их ожидает, если они вдруг полезут отвоевывать взад Крым! И нужно заметить, что угроза эта довольно серьезная, ведь россияне могут лупить своими ракетами по всей территории Украины (аж до самого Мукачево), даже не переходя российско-украинскую границу. Это был бы «иловайский расстрел» в масштабах всей страны. Поэтому не стоит сильно корить президента Порошенко за то, что он до сих пор не объявил России войну.

Однако Запада подобными спектаклями не испугаешь – у него есть на порядок больший арсенал «Томагавков». Вот только решать свой спор с Москвой перебрасыванием крылатыми или баллистическими ракетами он не собирается. Для этого у него есть другое, не менее эффективное оружие…

«Всё в порядке, падаю!»

В последних числах уходящего года официальный курс доллара, установленный Центробанком РФ, приблизился к отметке 73 рубля. Столько низко «деревянный» еще не падал никогда: даже в «черный вторник» 16 декабря 2014-го, когда в обменниках доллар продавали по 82, его официальный курс держался на 58,34. Таким образом, за два года кризиса он обесценился более чем вдвое: с 32,7 рубля за доллар в январе 2014-го до 56,2 в начале 2015-го, и теперь достигнув 72,85.

Происшедшее можно назвать катастрофой российской экономики: для сравнения, в кризисный 2008 год рубль «похудел» лишь на 50%, с 23 до 35. Но тогда кризис бушевал по всему миру, нынешний же свалился только на Россию, причем совершенно неожиданно. Еще пару лет назад аналитики с оптимизмом строили прогнозы на 15 лет вперед, в которых предрекали укрепление рубля до отметки 28 (к 2028 году).

Сегодня эти прогнозы вызывают лишь сарказм. Очевидно, что прежний темп развития экономики, на основе которого они строились, теперь полностью нарушен, поэтому невозможно спрогнозировать не только курс рубля. Его падение - это лишь одна из множества проблем, уже возникших или еще только грядущих, которые несет с собой этот кризис.

Рост российского ВВП, этого основного показателя путинской пропаганды, практически остановился. Отток капитала из страны в 2014 году составил 151 миллиард долларов, в 2015 он снизился до 61 миллиарда, но только потому, что основные крупные активы уже вывезли. Падение инвестиций в основной капитал составило 15%, что свидетельствует о том, что многие предприятия «встали на лыжи».

Одним из самых тяжелых последствий падения рубля является снижение уровня жизни населения. Ведь одновременно с этим начинают расти и цены в рублях, сначала на импорт, а затем и на отечественные товары и услуги. Доходы же россиян в рублях за этот период выросли всего на 10%: если в начале 2014 года среднемесячная зарплата в РФ составляла 29,5 тысячи рублей, то к концу 2015-го она поднялась до 32,5. В пересчете на текущие курсы валют, проблема выглядит более четко: если два года назад средняя зарплата по стране была 900 долларов, то сегодня это всего лишь 450.

Подобная проблема хорошо знакома украинцам, только у нас за этот же период уровень благосостояния упал втрое, а правительство усугубило это повышением в разы коммунальных тарифов. Однако Украина с февраля 2014 - это страна революций, кризисов и гибридной войны, в то время как Россию подобные бедствия пока что миновали. Более того, это Россия отхватила от Украины Крым и кусок Донбасса, так что ей, как «победительнице», пристало бы развивать свою экономику, а не вдвое ронять курс рубля.

Там Путин-царь над златом чахнет

В чем же дело? При всем различии между Украиной и Россией, причина наших кризисов одинакова: сокращение поступлений от экспорта. В Украине эта проблема началась еще в 2012 году в силу того, что корпорации олигархов-регионалов, пользуясь возможностью, начали «мутить» с экономическими льготами и «крысить» валютную выручку, сразу переводя её в оффшоры. Вместе с тем резко увеличился объем импорта, создав внушительный отрицательный баланс внешней торговли Украины.

Это должно было вызвать соответствующую инфляцию гривны и снижение её курса до 9,3-9,5 за доллар, о чем и предупреждали экономические эксперты. Однако правительство Азарова выбрало иной путь - поддержку гривны за счет золотовалютных резервов, сократившихся с 34,5 миллиарда долларов в 2010 году до 20,4 миллиарда к концу 2013-го. Для интересов экономики это, возможно, было сомнительное решение, однако это сохраняло уровень жизни миллионов украинцев, живущих на зарплату в гривнах, оберегая их от повышения цен и обесценивая депозитов. Три с половиной года стабильности были всё-таки хорошим периодом в истории Украины - по крайней мере, с точки зрения простых обывателей.

В России похожие проблемы появились в начале 2014 года, еще до того, как начали падать мировые цены на нефть. По каким-то причинам, которые Кремль так и не захотел внятно пояснить своим гражданам, российский рубль упал с 32,7 за доллар в начале января до 36,9 в конце августа. На целых 10%! Что-то очень значимое должно было произойти в такой огромной экономике, как российская, чтобы курс национальной валюты упал на 10%. Правительство успокаивало граждан, что это всего лишь колебание в рамках установленного Центробанком валютного коридора (26-41) «привязки рубля к стоимости нефти». Вот только стоимость нефти в первом полугодии 2014 года была стабильно высокой и даже поднялась со 108 до 113 долларов за баррель.

Но настоящая катастрофа разразилась только в сентябре, когда она опустилась ниже 100: с этого момента рубль покатился по наклонной, временно укрепив свои позиции лишь в апреле 2015-го.

Динамика мировых цен на нефть

и курса российского рубля (Центробанк)

за 2014-2015 гг.

Цена нефти,

долларов/баррель

Курс рубля,

за один доллар

Январь 2014

107,75

32,7

Июнь

2014

112,30

34,35

Сентябрь 2014

97,15

38,72

Декабрь 2014

57,35

58,35

Февраль 2015

60,75

60,71

Апрель 2015

65,63

51,50

Август 2015

53,02

66,95

Октябрь 2015

48,70

65,31

Декабрь 2015

37,60

72,88

Казалось бы, всё совершенно очевидно: российская экономика сильно зависит от экспорта, в котором первую скрипку играет экспорт нефти. В 2013 году нефть принесла России 176,88 миллиарда долларов (из 526 миллиардов общего экспорта), в 2014 году - 154 миллиарда долларов (из 498 миллиардов экспорта). В 2015 году доходы от нефтяного экспорта сократились на треть, и это очень серьезный удар, прежде всего, по бюджету, который наполняется нефтяными пошлинами. В целом же за прошлый год экспорт и импорт России снизился весьма заметно:

Однако подобная тенденция логична для страны, живущей непосредственно с продаж, сразу прожирающей все экспортные доходы. Россия же имеет какие-никакие финансовые запасы: Резервный фонд (4,2 триллиона рублей) и Фонд национального благосостояния (4,78 триллиона рублей), а также Золотовалютный резерв. Причем, если первые два за последние два года сократились в полтора раза (в долларовом эквиваленте), то последний вырос! Дело в том, что с 2008 года Россия лихорадочно скупает золото, и этому не помешало даже падение мировых цен на нефть и сокращение экспортных доходов. За время последнего кризиса золотые закрома Кремля увеличились на 200 тонн!

Таким образом, если в Украине 2010-2013 гг. правительство Азарова тратило золотовалютные резервы на поддержку гривны и тем самым удерживало от падения и уровень жизни украинцев, то российское правительство в 2014-2015 гг. выбрало путь снижения курса рубля и уровня жизни россиян с продолжением наращивания золотовалютных резервов. Причем создается впечатление, что непосредственно или косвенно на золото была спущена и часть стабилизационных фондов.

Почему российский президент лихорадочно скупает золотые слитки в то время, когда вместе с рублем падал уровень жизни его избирателей, – это интересный вопрос без ответа. Может быть, собирает его для гробницы Путинхамона? Но, по меньшей мере, стала известна еще одна причина российского финансового кризиса. Однако существует и третья, о которой власти предпочитают помалкивать.

Чудеса валютного баланса

Еще в 2014 году несколько российских экономистов обратили внимание на тот факт, что падение курса рубля по всем расчетам сильно опережает падение мировых цен на нефть. Даже если присовокупить сюда расходы на пополнение золотых запасов, то всё равно рубль за время кризиса должен был полегчать максимум раза в полтора, но никак уж не вдвое. Опять же, чем пояснить его 10%-ное падение в начале 2014 года, когда цены на нефть росли?

И вот тут возникает любопытная гипотеза умышленного снижения курса национальной валюты. Суть этой аферы проста: выручку за экспорт государство и частные компании получают в валюте, а вот внутригосударственные расчеты производят в рублях, поэтому чем ниже курс рубля, тем больше в итоге на руках оказывается «деревянных», которыми можно расплатиться с работниками, бюджетниками, заплатить налоги и т.д.

А ведь рублевые зарплаты и пенсии россиян за это время выросли, повторим, всего на 10%. Государственный бюджет вырос с 13,9 до 15,6 триллиона рублей – тоже примерно на 10%. При этом положительное сальдо внешней торговли РФ в 2014 году составило 189 миллиардов, в 2015 году около 150 миллиардов долларов – это те деньги, которые поступили на счета государства и корпораций. При умножении на выросший курс рубля возникают «лишние» триллионы и немало интересных предположений о том, куда же их потратили…

К слову, подобная система манипуляций с курсом валют наблюдается с 2014 года и в Украине. Возможно, украинская гривна тоже упала втрое не сама, а ей помогли – с тем, чтобы скудные долларовые доходы от скукожившегося экспорта и кредитов МВФ можно было умножать не на 9, а на 25 гривен, соответственно, имея втрое больше гривневой массы для регулярных выплат бюджетникам, финансирования различных программ, ну и, разумеется, для «распила». Конечно, при замороженных доходах уровень жизни украинцев при этом упал втрое, однако это позволило избежать таких неприятностей, как многомесячная задержка зарплат и пенсий…

Разумеется, это только предположение, однако имеющее под собой основание в виде совершенно необъяснимых с точки зрения здравой экономики чрезмерных падений национальных валют – как в Украине, так и в России.

Импорт в большой политике

Российские политики о кризисе предпочитают помалкивать, заявляя только о «некоторых проблемах экономики». Между тем россияне впервые с 1998 года ощутили на себе реальное падание уровня жизни, который и так был невысок у доброй трети населения России.

Проблема усугубляется тем, что речь идет не только о повышении цен, на это ещё наложился системный кризис российского импорта. В отличие от Украины 2010-2013 гг., когда импорт у нас превышал экспорт, Кремль придерживается строгой политики положительного сальдо внешней торговли. Так что импорт у России тоже упал: в 2014 году на 9%, в 2015 году на 38%. В устах Путина это звучит как пресловутое «импортозамещение» - мол, откажемся от иностранных товаров, будем производить сами!

Но одно дело самим выращивать свиней и телят, и другое – самим собирать компрессорные турбины или выпускать компьютерные чипы. Зависимость России от импорта в 2013 году была внушительной: 90% в машиностроении, 85% в электронике, 75% в медицине и фармакологии. На прилавках магазинов и рынков иностранными были до 70% «шмоток» и 36% продовольственных товаров.

За два года усердного «импортозамещения» долю импорта в российских гастрономах удалось снизить лишь до 27%, по сути, это случилось лишь благодаря отказу многих россиян от чрезмерно подорожавших заморских фруктов и заграничной рыбы. Может быть, россияне смогут быстро удвоить-утроить собственный выпуск трикотажа и ботинок, но «заместить» сложные технологические производства в машиностроении, химии, электронике будет просто невозможно! Россия до сих пор так и не создала собственного автомобиля уровня «тойоты» или «ауди», Россия не способна самостоятельно выпускать каждые 2-3 года собственные аналоги «айфонов», Россия не может производить целый ряд медицинских препаратов и многое-многое другое.

Золото – это очень хорошее вложение, но это мертвое вложение, которое не приносит дивидендов, не создает рабочие места и не выпускает ширпотреб. Путину стоило бы вкладывать нефтедоллары в развитие российского производства, причем реального, а не «нанотехнологий». А он ведет себя, как внезапно разбогатевшая деревенщина, которая в первую очередь бежит отовариться в ювелирный, вместо того, чтобы построить новый коровник.

Проблема импорта для путинской России может оказаться куда более фатальной, чем падение уровня жизни. Собственно, и сокращение доходов россиян тоже приводит, в первую очередь, к сокращению потребления более дорогих импортных товаров. Но если для российской глубинки сидеть на щах и картошке от зарплаты до пособия дело привычное, то москвичи и питерцы, являющиеся главными потребителями импорта в России, не смогут от него отказаться. Они скорее откажутся от Путина! И, возможно, именно в этом и состоит хитроумный «план Обамы».

Запах «мальборо»

Тридцать лет назад подобный кризис способствовал развалу Советского Союза. Разумеется, то был сложный многошаговый процесс, в котором один за другим задействовали несколько факторов, так что сказать однозначно, кто в этом виноват, невозможно. Руку приложили все: советское компартийное руководство, советские силовики и КГБ, советские директора баз и уличные фарцовщики, демократы и националисты, широкие массы уставшего от дефицита населения. Ну и, конечно, умело манипулирующий всем этим Запад: инициируя процессы или используя уже возникшие, подбрасывая то туда, то сюда лопатку уголька в разгорающейся пожар, работая с нужными людьми и влияя на общественное мнение.

Влиять на общественное мнение советских граждан Запад начал задолго до «перестройки» и делал это не столько с помощью «радиоголосов», которые никто, кроме советской интеллигенции, не слушал, сколько используя потребительский фактор. В начале 80-х многие советские граждане были готовы отдать за джинсы половину зарплаты, за «Шарп-777» забыть о коммунистической морали, а за перспективу иметь иномарку могли запросто продать родину или, как минимум, возненавидеть её власть и строй.

Причем существовала типичная для многих стран картина: в провинции, где народ жил проще и скромнее, без современных и импортных штучек, был наиболее высокий уровень патриотизма и поддержки власти, а вот в столице и в мегаполисах в воздухе пахло «мальборо», свободой и смутой. Именно в Москве проживает большинство потребителей импорта – и тогда, и сегодня. И, как ни странно это звучит, Москва – наименее патриотический город России. Разумеется, только в посконно-советском или сермяжно-путинском понимании патриотизма. Просто москвичи, как и питерцы, более прозападные, более космополитические, у них иные стандарты потребления, другой менталитет, чем у жителей пермской глубинки или рабочих кварталов Челябинска.

Развалу СССР способствовал не столько тотальный дефицит самых необходимых товаров в провинции, сколько стремительная «американизация» и «демократизация» жителей Москвы. И в конечном итоге именно массовка москвичей сыграла одну из главных ролей в августовских событиях 1991 года. Однако и у провинции была своя роль: молчаливого насупленного бездействия, злорадного созерцания политического краха Горбачева.

Но при всей схожести ситуации нужно понимать разницу между тогда и сегодня. Тогда СССР закупал импортного ширпотреба и продуктов (включая кофе и какао) всего на 12 миллиардов долларов в год (20 миллиардов по нынешнему курсу бакса). Сегодня Россия закупает за границей одних только лекарств на 11-12 миллиардов долларов в год. Ежегодно 20 миллиардов тратится на покупку иномарок, 5-6 миллиардов на одежду, 2,5 миллиарда на мясо, 1,7 миллиарда на рыбу и т.д. Поэтому если в Советском Союзе проблема импорта заключалась в его дефиците, то в нынешней России – в его удорожании. Впрочем, политика «импортозамещения» может привести и к дефициту любимых москвичами товаров.

И это касается не только импорта: с дальнейшим падением рубля будут дорожать и отечественные российские товары, делаясь все менее доступными для малоимущих российских провинциалов. Будут ли они после этого и дальше поддерживать Путина? Наверное, это уже зависит от того, кто победит в схватке за умы российских граждан - кремлевская или оппозиционная пропаганда.

Есть разница и в масштабах. В конце 80-х Запад практически не имел возможности влиять на внутренний советский рынок. Сегодня он обладает мощнейшими рычагами воздействия, потому что держит за причинное место российские финансы, непосредственно создавая проблемы на российском рынке. В этом отношении позиции Москвы сегодня куда слабее, чем три десятилетия назад.

Но самое важное, что сегодня перед Западом стоит куда менее сложная задача. Ему не нужно разваливать Россию или менять в ней строй, потому что капиталистическая Россия вполне устраивает весь мир. Единственная стоящая перед Западом задача – красноречиво убедить Путина в том, что он должен играть по общепринятым правилам, а если тот окажется слишком упертым, то поспособствовать смене российского руководства. Хотя, конечно, никто не исключает при этом и форс-мажоров…