Казалось бы, что могут сделать несколько килограммов кустарной взрывчатки? Оказывается, очень много. Убито 34 человека, ранено более 230. Закрыт главный бельгийский аэропорт, остановлено брюссельское метро, люди боятся ездить и летать, предполагаемые убытки составят около 4 миллиардов евро. Половина Европы напугана, пардон, до усрачки, половина Европы озадаченно чешет затылки. Раздаются требования в корне пересмотреть всю политику Евросоюза в сфере миграции, безопасности и гражданских прав. А на этом фоне политики разных стран делают громкие заявления, подчас одно глупее другого.

135 лет назад шестеро «народовольцев» с самодельной бомбой, совершившие покушение на прогерманского Александра II, изменили дальнейший ход истории России, а вместе с ней и всего мира. 15 лет назад девятнадцать членов «Аль-Каиды», вооруженные только перочинными ножами, устроили самый громкий теракт в новейшей истории, толкнувший США и их союзников в череду непрерывных войн на Востоке. Похоже, что каждый террорист мечтает изменить весь мир, и иногда кому-то из них это удается…

Версия первая: во всем виноват Путин

В Брюсселе полиция и спецслужбы еще только искали террористов, а в Украине уже наверняка знали, что щупальца мирового зла тянутся из Кремля. Сначала простые блогеры, потом журналисты-блогеры, а за ними политики-блогеры и большие начальники-блогеры наперебой озвучивали одну и ту же версию трагедии. По их утверждениям, «Москва погружает Европу в хаос», ИГИЛ был создан в ФСБ, теракты в Брюсселе и Стамбуле являются элементами гибридной войны России, и вообще Путин хотел отвлечь внимание мировой общественности от приговора Савченко.

«Картина мира фейсбучного украинца достаточно проста: в центре находится Украина, а все пространство вокруг заполняет Путин», - иронизирует с этого украинский журналист, шеф-редактор портала «Хвыля» Юрий Романенко, которого уж никак не заподозришь в сепаратизме и пророссийскости.

А вот вице-министр обороны Польши Бартош Конацкий серьезно порекомендовал украинским политикам «быть очень сдержанными в подобных заявлениях». Получается, что даже польские власти, которые сами регулярно кидают намеки о причастности Москвы к Смоленской авиакатастрофе, не только не разделяют подозрения своих киевских коллег, но и предостерегают их от подобных «сенсаций».

Что ж, действительно, многие украинские ура-патриоты и высокопоставленные лица так увлекаются пропагандисткой работой, что иногда выходят за рамки здравого смысла. И тогда доверие к этой пропаганде резко падает, вся кропотливая работа по созданию общественного мнения идет насмарку. Но если известные мемы «потерь нет» и «бригады спецназа ГРУ РФ» были обращены к внутренней украинской аудитории, то в данном случае заявления главы СБУ и секретаря СНБО разнеслись по всему миру. Поляки вот их услышали, и они этого не одобрили. Думается, их услышали и бельгийцы, и немцы с французами, но решили промолчать.

Можно понять стремление наших политиков и волонтеров склонить на сторону Украины мнение мировой общественности, собрать вокруг себя как можно больше друзей и союзников. Это действительно очень необходимо! Однако подобным образом союзников не ищут, так их можно только потерять. Солидные цивилизованные политики должны быть мудры и аргументированы, а вот тех, у кого во всем всегда виноваты Америка, Израиль или Путин, просто перестают воспринимать всерьез. Так что поляки дали украинцам очень хороший совет!

К сожалению, данный случай еще раз подтвердил, что Европа не рассматривает украино-российский конфликт, как борьбу добра со злом, и не собирается помогать какой-то из сторон одержать победу над другой. Позиция Европы остается прежней: конфликт должен быть разрешен мирным путем, взаимными уступками, полюбовными договоренностями. Все попытки Киева убедить Европу выступить единым фронтом против мирового супостата Путина останутся «незамеченными».

«Но как же Жириновский, ведь он завил, что России эти теракты выгодны!» - могут возразить некоторые наши читатели. Действительно, циничный Владимир Вольфович сказанул такое в прямом эфире, буквально плюнув этим в лицо бельгийцам и всей Европе. И ведь с его словами ведь не поспоришь, России на данном этапе действительно выгодна та паника и фобия исламизма, которая охватила Евросоюз. Однако следуют помнить, что порой по методу «ищите, кому это выгодно» можно обвинить половину планеты. Например, две мировые войны были невероятно выгодны США – но разве это они их организовали?

Версия вторая: Аллах акбар!

Принцип бритвы Оккама никогда не пользовался популярностью на постсоветском пространстве. Мы с детства обожаем запутанные детективы и самые невероятные гипотезы, превращающие самые банальные преступления в мировой заговор с участием инопланетян. Ну, или Путина.

Между тем, бельгийская полиция изначально взяла за основу самую простую версию: теракт, совершенный группой экстремистов. И она оказалась совершенно верной. Двоих из террористов уже опознали, в их доме провели обыск и обнаружили разоблачающие их улики - в частности, огромное количество ацетона и перекиси водорода, из которой изготавливается взрывчатое вещество пероксид ацетона. «ИГИЛ, ИГИЛ!» - испуганно загомонили европейцы, подозрительно косясь на мигрантов и беженцев с Востока.

Однако дело как раз в том, что ИГИЛ тут, по сути, совершенно ни при чем, хотя это движение и взяло на себя ответственность за эти и другие теракты в Евросоюзе. Не стоит обвинять в них и беженцев: из двух десятков экстремистов, устроивших в 2015-2016 годах теракты во Франции и Бельгии, лишь один недавно прибыл из Сирии. Все остальные – урожденные граждане Евросоюза, относящиеся к поколению детей мигрантов. То есть они родились в европейских городах, ходили в европейские школы, жили в европейском мультикультурном обществе – а потом увлеклись исламизмом. И кто-то настолько хорошо промыл им мозги, что несколько из них решили стать шахидами.

Подчеркнем: это были не полуграмотные нищие обитатели сирийских трущоб, которых так легко уговорить расстаться с их безрадостной жизнью, а живущие без нужды граждане Евросоюза. И довольно образованные, раз они сами изготавливали себе весьма опасный пероксид ацетона, не отправившись при этом раньше времени к гуриям.

Это пугает понимающих ситуацию европейских политиков куда больше гипотетического вторжения ИГИЛ. Многие из них вспомнили кошмары времен своей студенческой молодости: националистические и леворадикальные группировки ИРА, ЭТА, RAF, «Красные бригады» и другие, в 60-70-х годах державших в страхе Европу. Европейский терроризм был столь же безжалостен, как и исламистский, однако он был еще образованным: бил не наугад, а по самым больным местам, имел богатый арсенал оружия и методов, отлично организовывал свою конспирацию. Они не только взрывали магазины, но и убивали генералов и банкиров, похищали политиков, даже совершали нападения на базы НАТО. Типичный представитель «европейского террориста» (его реликт) - это Брейвик, который тщательно спланировал ликвидацию целого форума молодых политиков.

К концу 80-х от тех террористов остались одни названия, Европа спокойно вздохнула, расслабилась, сняла меры безопасности и вновь начала защищать безграничные права человека. Но теперь пришло новое поколение террористов, на этот раз исламистских. И не какие-то там талибы или моджахеды из далеких восточных стран, которых нетрудно было бы вычислить и задержать сразу по их приезду в ЕС, а свои европейские граждане, отличающиеся от коренного населения только смуглой, доставшейся от родителей внешностью.

Пока что это были только несколько небольших групп, но что, если их идеи найдут гораздо больше фанатичных сторонников в «цветных» пригородах Парижа и турецких кварталах Берлина? Если однажды их станет так много, что они будут уже не взрывать вокзалы, а захватывать муниципалитеты и провозглашать в префектурах эмираты?

Версия третья: бабушка за ширмой

И всё же теория заговора имеет право быть рассмотренной в качестве одной из версий брюссельского теракта. Хотя бы потому, что их исполнители, организаторы и вдохновители могут быть лишь марионетками в чьих-то руках. Возможно, даже сами того не подозревая.

Правоохранительные органы знают, какой головной болью для сыщиков являются т.н. «бабушки», то есть неустановленные преступники (убийцы или террористы), мотивы которых неизвестны. В данном случае, хотя непосредственные преступники разоблачены, в качестве такой «бабушки» выступает их заказчик, кукловод. Понятно, что это далеко не рядовой злодей, и наша «бабушка» мало того что неизвестна, так еще и скрывается за ширмой политики, власти или большого бизнеса. То есть, с огромной долей вероятности, никогда не будет установлена, если, конечно, она вообще существует.

Кроме того, вычислению этого злодея по методу Мэгрэ препятствует, повторим, большое количество потенциальных подозреваемых. Слишком уж многие заинтересованы в том, чтобы встряхнуть Европу руками террористов.

Что ж, первым кандидатом на роль такой «бабушки» является «дедушка» Путин. Поскольку это единственная на сегодня озвученная (украинцами и Жириновским) сторона, которой выгодно, чтобы Евросоюз резко озаботился своими внутриполитическими проблемами. Среди других версий - рука Вашингтона, так же заинтересованного в европейской нестабильности, а заодно ищущего себе новых союзников для своего крестового похода против «Аль-Каиды». Это могут быть европейские правые, которым нужен повод, чтобы поднять свой политический рейтинг. А также, как ни кощунственно это звучит, ими могут быть европейские силовики, давно мечтающие поднять свой статус и престиж. Не может такого быть? А давно ли, скажем, была разгромлена террористическая организация ультраправых французских офицеров?

Однако во всех этих версиях есть масса нестыковок, среди которых отчетливо выделяются две. Во-первых, в то время как Европу пугали ближневосточным ИГИЛом, теракты осуществляли собственные европейские исламисты. Во-вторых, террористы сами изготавливали себе опаснейшую взрывчатку (это еще опаснее, чем распиливать снаряды), то есть у них не было «разделения труда», характерного для террористических организаций типа ИГИЛ и «Аль-Каида». Не похожи эти кустари-одиночки и на марионеток спецслужб, которые бы наверняка снабдили их готовой взрывчаткой и состряпали бы им отличную ИГИЛовскую биографию.

Таким образом, привязать к брюссельской трагедии теорию заговора пока что удалось лишь украинским политикам, да и то так нелепо, что их одернули даже польские коллеги. Но «стихийность» подобного терроризма ничуть не успокаивает. Напротив, если бы этим процессом управлял некий Доктор Зло, то он бы ограничился его зловещим планом, после чего теракты прекратились. В данном же случае запущен маховик процесса неуправляемого экстремизма, в который будет самостоятельно включаться все желающие. Это как уличные граффити: сначала нарисовал один, другой, а потом начали размалевывать стены все, кому не лень. И кто знает, сколько их будет, таких «художников», и какими еще способами они захотят утверждать свои идеи!