Говорят, что истинную оценку своих заслуг политики получают только на собственных похоронах. А то, кем они войдут в мировую историю, зависит от оставленного ими наследия. В последние года мемориальные скрижали истории пополняются всё новыми именами творивших её людей: Шимон Перес, Маргарет Тэтчер, Нельсон Мандела. Однако на смену этим титанам приходят карлики, чьи фамилии с трудом помнят даже их собственные избиратели. Похоже, что в мире наступает эпоха глубокой рецессии публичной политики. А может быть всё дело в том, что меняется сама система власти, государства и общества?

Израиль: нужно выстоять

Израиль попрощался с Шимоном Пересом - одним из его отцов-основателей, более полувека занимавший различные министерские посты, президента в 2007-2014 г.г., ставшего политическим хранителем еврейского государства. Это не преувеличение: человек, который в 26 лет стал во главе только-только формировавшегося силового ведомства, который разрабатывал концепции обороны, искал союзников и выбирал типы вооружений, со временем стал столпом державы. И вот теперь его не стало, и это не просто утрата живой легенды истории Израиля.

Действительно, в последние несколько лет Израиль столкнулся с новой для себя угрозой, рожденной «арабской весной». Если в XX веке его основным противником были палестинцы и лига арабских стран, в которых правили баасисты (Египет, Сирия, Ирак), а также грозящий кулаком и спонсирующий «Хезболлу» Иран, то сейчас таковой стали исламисты, объединившиеся в ИГИЛ. Чьи боевики отличаются высокой организованностью, отличной военной подготовкой и недюжинной технической смекалкой – способностями, нехарактерными для «крестьян на танках» старых армий Египта и Сирии.

Таким образом, окружающий Израиль враждебный мир изменился и бросит ему новые вызовы, которые должны будут принять новые лидеры страны. Казалось бы, у израильтян причин для беспокойств нет, поскольку созданный отцами-основателями механизм обороны страны работает как швейцарские часы и считается одним из самых эффективных в мире. Однако высказывается мнение, что политики и генералы нового поколения привыкли действовать по имеющимся шаблонам и, в отличие от своих великих предшественников, не проявили способность импровизировать в нестандартных ситуациях. А ведь именно такие ситуации являются основой т.н. «гибридных» войн современности.

Так и не объединившаяся Африка

Нельсон Мандела (1918-2013) был первым и пока что единственным мировым политиком, имевшим возможность объединить черную Африку. Он не был гением, не обладал колоссальным состоянием, и даже власть поучил лишь к концу своей жизни, однако его политическим богатством была всемирная известность и раскрученный имидж борца за права африканцев. Благодаря этому Мандела был уважаем в каждой африканской стране, он единственный, кто смог преодолеть извечную беду Черного Континента – вековую племенную междоусобицу.

Удивительный курьез: все мы с детства смотрим на карту Африки, но мало кто знает её политическую специфику. Ведь никто не задумывался о том, например, почему африканские страны практически не воюют друг с другом? Но при этом в редкой из них не идет внутренняя затяжная гражданская война. А помним ли мы, что границы большинства африканских стран – это границы бывших африканских колоний Европы? И что, по сути, они так и остались провозгласившими независимость колониями, где вооружившиеся советскими автоматами и французскими бронемашинами племенные вожди сражаются друг с другом за контроль над месторождениями. Африка – это континент, до сих пор не имеющий собственной политики.

Мандела имел шанс её создать. Он мог объединить черную Африку и наладить её равноправный диалог с Западным миром. Но хотел ли этого Западный мир? На триумфе своей славы Мандела стал президентом ЮАР и занимался её внутренними проблемами, а позже Запад превратил его в свадебного генерала мировой политики, тягая по бесчисленным конгрессам, посвященным то экологии, то здравоохранению.

Кстати, опять же, мало кто знает, что Мандела с большим уважением относился к другому африканскому политику, мечтавшему объединить север континента – ливийскому лидеру Муаммару Каддафи (1942-2011). И когда Мандела потребовал от Запада прекратить бомбить Ливию и провоцировать там гражданскую войну, голос лауреата Нобелевской премии мира просто «выключили», впервые просто проигнорировав его.

Европа: гномы политической бюрократии

Помнится, когда украинцы только-только засобирались в Европейский Союз, они с восторгом рассказывали друг другу истории о Швеции и Бельгии, где местные премьер-министры ездят на работу на велосипеде, а граждане не знают фамилий своих политиков. Уставшие от всевластия и напускной роскоши собственной власти, украинцы поверили, что если положение первых лиц государства низведено до уровня заштатных чиновников, это и есть идеальное общество, свободное и зажиточное. Однако украинцы ошибались.

Глядя на сегодняшнюю рецессию трещащего по швам Евросоюза, можно воочию убедиться в том, к чему привели Европу ездящие на велосипедах политические заурядности. В равной степени их вину разделяют и те, кто по старинке еще пользуется личными и служебными автомобилями представительского класса. Дело ведь не в средстве передвижения, а в том, что сегодняшние европейские политики сильно «измельчали», превратившись в гномов, которые лишь обслуживают работу скрипящей машины европейской бюрократии.

Объединенную Европу создавали сильные лидеры Германии, Великобритании, Франции, политики с мировым именем и мировым влиянием, многие из которых прославились как реформаторы: Маргарет Тэтчер, Гельмут Коль, Франсуа Миттеран. И нужно подчеркнуть, что тогда было время больших вызовов и испытаний! То новая угроза ядерной войны, то реальная война на Ближнем Востоке или в Азии, постоянные экономические кризисы, масштабные социальные протесты – и из всего этого они выходили победителями. Подписывались исторические мирные договоры и пакты о разоружении, кризисы сменялись стремительным экономическим подъемом и ростом уровня жизни, о реформах не дискутировали в комиссиях, а проводили их.

Сегодняшняя Европа может похвастаться разве что несколько большими показателями ВВП - на фоне экономического роста 3-4% в год, и до сих пор еще вздрагивая от последствий финансового кризиса 2008-го. Сегодняшняя Европа не знает, как остановить поток мигрантов, который она к себе зачем-то запустила. Более того, она сама его вызвала своей неумелой политикой в Северной Африке и на Ближнем Востоке!

Европа не может даже урегулировать украино-российский конфликт, а ведь когда-то выходки Бориса Ельцина мог сразу унять его друг Гельмут Коль. Это вам не Меркель, вот уже три года что-то невнятно мямлящая Путину! А ведь Ельцин был куда круче своего преемника: в свое время он в одиночку выступил против Кремля, КПСС и союзной власти - Путин же всего лишь «придушил» парочку олигархов, имея за спиной армию силовиков. И создается очень даже четкое впечатление, что своим имиджем «влиятельного мирового лидера» нынешний российский президент обязан лишь отсутствию на Западе политиков уровня Тэтчер и Рейгана.

Раньше и одной Германии было по силам удержать Россию

Здесь тоже возникает вопрос: а что будет, если Европа столкнется в ближайшем будущем с настоящими проблемами, требующими быстрого эффективного решения? Кто из нынешних европейских политиков сможет эти проблемы разгрести, кто сможет взять на себя ответственности за крайне непопулярные, но необходимые шаги? И позволят ли засевшие в еврокомиссиях бюрократы эти шаги предпринять?

США: кто же правит миром?

Как ни курьезно это звучит, но приближающиеся президентские выборы в Соединенных Штатах являются важным политическим событием лишь для украинцев. Только для них еще имеет значение, кто же станет новым хозяином Белого Дома: клоун-миллиардер Дональд Трамп или не держащаяся на ногах Хиллари Клинтон. Потому что украинцы уверены, что от этого будет зависеть будущая политика Вашингтона в отношении украино-российского конфликта.

Однако сами американцы не видят между этими кандидатами существенной разницы, полагая, что нынешние кандидаты являются наихудшими за последние сто лет, если не больше. И тут дело не только в личностях Трампа и Клинтон, но и в том, что за последние четверть века американские президенты превратились в весьма декоративные фигуры американской системы власти. Формально в их руках столько же полномочий, как и во времена Линкольна. Но если влияние «честного Эйба» на американскую политику было огромным, то после Рейгана и Буша-старшего американские президенты сами стали объектами влияния.

Так, многие американцы уверены, что Барак Обама является лишь ретранслирующей речи головой и подписывающей указы рукой, а реально страной управляют члены его администрации. Но и они, в свою очередь, являются представителями сил, которые управляют американской политикой с веранд своих вилл. Нет, американцы не видят в этом мирового заговора масонов, лишь некоторую трансформацию системы власти, которая осталась неизменной со времен подписания Декларации о Независимости. Просто роль и влияние публичных политиков в этой системе значительно ослабла, поскольку вместо сильных самостоятельных лидеров во власть стали избираться чьи-то менеджеры. Причем, похожая тенденция наблюдается и в Европе – похоже, этот процесс приобретает глобальный характер.

Некоторые считают этот процесс положительным: наконец-то общество избавиться от «политических режимов» и станет более свободным. Другие указывают им на заблуждение: да, обществом не будет править указующий перст политического лидера, но им будут управлять законы, циркуляры и правила, написанные бюрократами – то есть чьими-то «серыми менеджерами». То есть вместо публичной открытой власти общество получит скрытую, прячущуюся за ширмой бюрократической системой, словно капиталы олигархов за оффоршными компаниями.

Поэтому возникает вопрос: кто же на самом деле получит власть на нынешних американских выборах, и какие у него имеются соображения насчет будущего Украины? Если, конечно, она его вообще интересует.