В Украине поднимается новая волна насилия на политической почве, уже приведшая к десяткам пострадавших, оказавшихся на больничных койках с травмами разной степени тяжести. Причем, теперь насилие исходит от тех, кто до сих пор считался апатичным и безучастным обывателем, не вмешивавшимся в конфликт идейных «украинских патриотов» и «пророссийских ватников». Одновременно с этим резко возросло число жертв т.н. «неуставных отношений» между украинскими военнослужащими – причем жертв летальных, которых испуганный генералитет пытается списать на самоубийства или вражеские ДРГ.

Ситуация явно выходит из-под контроля тех сил, которые рассчитывали удержаться во власти (или при власти), погрузив общество в атмосферу тотальной войны – в том числе со своими инакомыслящими согражданами и даже с собственным прошлым. Точно так же, как украинские политики довели до краха все реформы, они провалили и план патриотического объединения общества – потому что вместо здравомыслящего патриотизма подсунули украинцам набор из национализма, ксенофобии, ненависти к инакомыслящим и «охоты на ведьм».

Однако подобные политические «игры» увлекают в основном глупцов и негодяев, а не достойных людей – что еще больше компрометируют понятие патриотизма. А устроившая их сторона как-то не подумала о том, что монополия на насилие не может быть вечной. В конце концов, на каждом перекрестке блокпост не поставишь!

Кругом «сепары»?

Ветеран АТО Роман Рудейчук прошел Донецкий аэропорт, где был тяжело ранен в голову. Однако куда большей опасности его жизнь повергалась в родном Ровно, где в августе нынешнего года его избили за футболку с символикой «Правого сектора». Сделали это не переселенцы с Донбасса, и не ДРГ сепаратистов, а свои же ровенчане, которых Роман и его друзья-волонтеры считают «титушками». Судя по этому инциденту, даже в западноукраинском Ровно идеи радикального национализма поддерживают не все, да и противников Евромайдана там хватало. Однако до сегодняшнего для свое недовольство эти люди выражали лишь дулей в кармане, а вот теперь…

В октябре громкий инцидент прошел в Днепре (в смысле в бывшем Днепропетровске), где прямо в ложе городского театра (!) произошло столкновение между двумя зрителями: ветераном полка «Днепр-1», пришедшем на спектакль в своей полевой форме (парадной у украинских военных, похоже, просто нет) и некой женщиной средних лет. Закончилась стычка тем, что дамочка огрела ветерана предметом, похожим на молоток. При этом, по словам самого пострадавшего, конфликт возник на политической почве.

Через несколько дней после этого из театра уволили актрису Екатерину Фондуроко, которая взялась описывать этот инцидент в соцсетях, называя пострадавшего участника АТО «гнидой» и «паскудой». Думается, что уважения к защитникам отечества у неё это увольнение не прибавило. А буквально за неделю до «битвы в театре», в том же Днепре в кафе были жестоко избиты трое активистов-волонтеров, требовавших переключить телевизор, транслировавший один из российских телеканалов.

В Мелитопольском районе (Запорожская область) местные жители избили своего односельчанина за то, что он добровольно пошел служить в ВСУ. При этом они угрожали ему что «скоро сюда придут русские» и ему придется еще хуже. Дело дошло до суда, на котором главный обвиняемый категорически отказался покаяться и извиниться перед потерпевшим. А в Кривом Роге трое мужиков, громко и матерно обсуждавших на улице украинскую политику, избили проходившего мимо бойца АТО, который вмешался в их диспут и потребовал более уважительно отзываться о национальных святынях.

Провластные политики и записные ура-патриоты заявляли, что данные инциденты – дело рук ранее затаившихся «ватников» и «сепаров», которые таким вот образом проявили свою «антиукраинскую» суть. Что ж, возможно в некоторых случаях преступление (а избиение это именно преступление) совершали идейные сторонники «русского мира», мечтающие о новых «народных республиках» - такие в Украине тоже имеются. Однако известно и то, что в «ватники» сейчас записывают всех украинцев, которые не разделяют идеи украинского национализма, ценности Майданов, либеральный курс правительства, или просто в чем-то не согласны с ура-патриотами. А это, пожалуй, половина населения страны, если не больше!

Ну а если эти украинцы, войдя в раж политического спора, зарядят в нос оппоненту, то они автоматически становятся «бытовыми сепаратистами» - по душу которых будет вызывать не полицейский патруль, а спецназ СБУ. И каждый такой случай дает «советникам министра» и «пресс-секретарям штаба» повод еще раз призвать украинцев быть более бдительными и внимательнее присматриваться к своим коллегам, соседям, товарищам – а нет ли среди них еще не изобличенных «сепаров»? То есть еще больше усилить «охоту на ведьм», которая является одной из главных причин неприятия многими украинцами этого псевдопатриотизма.

Подобного в нашей стране не было со времен Сталина, когда драка с комсоргом грозила 58-й статьей и сроком за «антисоветскую деятельность», а то и «террористический акт». Выходит, что те, кто громче всех проклинал тоталитарное прошлое, теперь возвращают его в Украину в новой ипостаси.

Политическая «неуставщина»

На днях по всем СМИ прогремел трагический инцидент, происшедший на самой передовой АТО: один из военнослужащих 93-й бригады (родом из Одессы) убил своего взводного командира, а затем угнал БМП и удрал на нем к сепаратистам. Замолчать ЧП не удалось, и тогда его попытались хотя бы «переписать»: сначала придумали ДРГ сепаратистов, якобы атаковавшую украинский блокпост и захватившую бронемашину с пленным, а затем признались, что все это совершил свой же солдат – но начали уверять, что он был убежденным сепаратистом и завербован противником для выполнения диверсии.

В итоге порешили, что это недосмотр «особистов», проглядевших врага, и теперь необходимо еще больше усилить работу СБУ и контрразведки в рядах ВСУ. Можно лишь посочувствовать украинским «армейцам»: только недавно их трясли на предмет подготовки военного переворота и свержения помазанного Гаранта, а теперь еще будут выискивать среди них потенциальных сепаратистов.

Однако любой украинец, кто когда-либо ранее служил в армии, догадывается, что никаким сепаратизмом в данном случае и не пахло, а налицо очередная трагическая развязка т.н. «неуставных отношений». Возможно и на политической почве, однако в данном случае это не суть важно. Понятно, что в армию попадают люди с разными взглядами и на политику, и вообще на жизнь, с разными характерами, с разными физическими данными – и их нужно организовать так, чтобы они если не стали «побратимами», то хотя бы не боялись поворачиваться друг к другу спиной.

Буквально за пару дней до этого инцидента еще один похожий случился в Харькове, где солдат застрелил контрактника и ранил молодого «срочника». С той лишь разницы, что убийца не «дернул» через линию фронта, до которой от Харькова далековато, а бросился, куда глаза глядят – и вскоре был схвачен.

А ведь на каждый такой случай сорвавшихся военнослужащих (которые еще во времена СССР стреляли «дедушек» в караулках) приходится по несколько «самоубийств» и десятки забитых «зачмыренных» солдат, не вписавшихся в коллектив. Вот недавний случай: в Одесском гарнизоне забили насмерть солдата-контрактника. Причем, беднягу не раз били и до этого – по словам сослуживцев, это делал его командир со своими «прихлебателями», придираясь к парню за всякую ерунду. И после всего этого, словно в старые времена, военная прокуратура даже не хотела открывать по данному случаю уголовное дело! А теперь представим, что если бы этот паренек сорвался и взял в руки автомат? Наверное, трупов было бы больше.

Трудно понять, как могут царить такие отношения в воюющей армии, где у солдат теперь есть прямой доступ к оружию. Ведь не просто так иногда «взрываются буржуйки» в блиндажах, столько погибших от «шальной пули» или «наступивших на мину». Но на всё это закрывают глаза – пока очередной убийца своих «побратимов» не перебежит к противнику, надеясь избежать тюрьмы за содеянное. Тогда приходится срочно сочинять отмазки про ДРГ сепаратистов или агентов ФСБ, а потом крепить моральный дух «патриотической пропагандой». Беда только в том, что она является корявым и агрессивным отражением того, что вешают на уши гражданскому населению Украины. То есть в еще большей степени раскалывает и натравливает друг на друга военнослужащих.

А ведь мало того, что мобилизованные и контрактники пришли в армию со своими «тараканами в голове». Мало того, что вот уже третье столетие в армии царит система прусской муштры, согласно которой солдат должен бояться своего командира больше, чем противника. Теперь делается все, чтобы украинский солдат видел врагов и в своих сослуживцах - ведь такой солдат легко управляем.

Кстати, былое боевое братство единомышленников-добровольцев первых добробатов было разрушено верховным командованием, которое переформировала их, смешав с мобилизованными и контрактниками. Формально это делалось для укрепления армии: мол, патриотов усилили профессионалами! Но в реальности власть просто испугалась этих подразделений, пусть и не очень боеспособных, но зато сплоченных. А реальное солдатское братство – это такой же страшный сон для полковников и генералов, как и независимые профсоюзы для олигархов. Они ведь даже не представляют, как управлять подразделениями, в которых солдаты не шестерят офицерам, не стучат друг на друга и отказываются репрессировать своих товарищей!

Власть кинула патриотов

Армия - зеркало общества, и применяемые в ней методы управления используются и на гражданке. Только с «разделяй и властвуй» украинские политики перестарались еще в конце 90-х, создав тот самый раскол Украины на «прозападных» и «пророссийских». Удивительное дело: события 2014 года одновременно усугубили его до крайности, и в то же время вывели из раскола миллионы украинцев, разочаровавшихся в обоих политических векторах. Помните, каким удивительным тогда казался массовый феномен русскоязычных добровольцев с Востока и Юга Украины, вставших на защиту страны от пророссийского сепаратизма? Не менее поразительным оказалось массовое разочарование в прозападных и националистических идеях украинцев Центра и Запада страны. И здравая мысль о том, что орущие «Путин, введи!» такие же придурки, как и скандирующие «Слава нации!», могла бы стать основой реального объединения народа Украины.

Но украинским политикам не нужно объединение народа Украины, потому что это грозит им потерей власти. Не выдумав нового раскола, они постарались расширить старый, постепенно радикализируя его – выступая при этом с якобы патриотических позиций. На самом деле это псевдопатриотизм, потому что настоящий патриотизм не делит граждан по генетическому, языковому, церковному, политическому или иному признаку, равно как и не навязывает всем один политический шаблон. И уж тем более не призывает их доносить друг на друга за инакомыслие.

То, что предлагают сегодня украинские политики – это какой-то искаженный большевизм. Потому что они старательно уничтожили политический диалог украинцев, объявив всех несогласных с ними «врагами Украины». А когда в обществе исчезает диалог, то либо приходит тоталитаризм, либо начинается потасовка.

Сегодня нередко можно услышать утверждение, что, мол, если «ватники» так уважают советское прошлое, то они должны принять второй Майдан как Октябрьскую революцию, и смирится с тем, что против них будет проведен эдакий «красный террор». Что ж, расставим точки над «і»! Во-первых, практика физического уничтожения оппонентов осталась в первой половине XX века – и мы говорим не только о СССР и Германии. А во-вторых, советские большевики старательно что-то строили, а вот нынешние украинские «большевики» только разваливают и «пилят».

Существует психологический факт: человек готов терпеть лишения и даже ограничения свободы, если он видит, что это необходимо для достижения цели. Но в Украине, после краха реформ и проваленной евроинтеграции, реальных целей больше нет – зато остались и даже преумножились лишения и ограничения свободы. А это начало вызывать раздражение даже у тех, кто до последнего сидел молча и возмущался только на кухне, да и то опасливо косясь на вытяжку.

К сожалению, не все украинцы могут различать патриотизм и псевдопатриотизм. И случается, что свое крайнее недовольство властью, политиками и надоевшими им «активистами», прячущимися за ширмой псевдопатриотизма, громадяне выплескивают на настоящих патриотов. Правда, случается это редко, потому что патриот не будет следить за репертуаром песен в маршрутном такси или лезть в церковь с политическими лозунгами – а значит и шансов нарваться на спонтанный выброс «накипевшего» у него намного меньше. Зато число побитых за «а шо вы тут москалькое кино смотрите?!» псевдопатриотов будет расти прямо пропорционально росту недовольства в обществе. Поскольку попытки власти сублимировать это недовольство в тотальный псевдопатриотический порыв масс претерпели крах и лишь еще больше усилили это недовольство.

Подчеркнем: это недовольство падающим уровнем жизни, ответственной за это властью и надоевшими своей пропагандой политиками. Многие при этом даже с удовольствием пропесочат «деградирующую в селянство» национальную политику. Однако это не означает, что недовольные всем этим украинцы с нетерпением ожидают «освободителей» из Донецка и Москвы. Здесь противникам Украины не стоит строить иллюзий.

Что ж, сам факт того, что украинцы бьют друг друга из-за дурных политических идей, очень удручает. Причем, таких случаев намного больше: просто когда огребают псевдопатриоты, то об избиении волонтеров и активистов подлыми «ватниками» трубят во всех СМИ, а вот противоположные инциденты в прессу не попадают, да их и публиковать то не станут, а назовут «кремлевской дезинформацией». И все это, опять же, лишь усиливает ответную волну – в итоге Украине грозит резонансное нарастание насилия, поскольку ситуация уже вышла из-под контроля. И сейчас власть должна не пытаться вновь вернуть себе монополию на насилие, а прекратить генерировать ненависть и начать политику примирения.