18 декабря 2016 года на срочном ночном заседании Кабмина, проходившем под аккомпанемент внезапного обострения в зоне АТО, было принято окончательное решение о национализации крупнейшего украинского банка. Так Игорь Коломойский расстался с «Приватбанком» - главным детищем своего многомиллиардного бизнеса. Что его не слишком-то расстроило, поскольку к такому исходу Коломойский готовился уже давно…

Какой ты, нафиг, банкир?!

Есть несколько мнений относительно того, когда же именно началась эта замысловатая история. Одни считают, что весной 2014-го, другие - что во времена режима Януковича, третьи указывают на кризис 2008-го, а четвертые на рейдерские захваты в 2005-2006. Если и такие, кто ведет точку отсчета с покупки Коломойским «Укрнафты». Но, возможно, что всё началась еще раньше, в начале 1992 года, когда будущие украинские олигархи Сергей Тигипко, Леонид Милославский, Геннадий Боголюбов и Алексей Мартынов настойчиво уговаривали Игоря Коломойского согласиться на создание собственного банка. А Коломойский долго упирался, не видя в этом для себя выгоды и вообще скептически рассматривая банковский бизнес.

Игорь Коломойский по своей натуре не банкир, не промышленник и даже не торгаш, он комбинатор-авантюрист, извлекающий большую прибыль самыми эффективными способами. Как это? Возьмем пример меньших масштабов: двух владельцев пекарен. Один – прирожденный булочник, который любит свое дело, вкладывает в него душу и посвящает ему жизнь. Другой – прирожденный бизнесмен, для которого его пекарня лишь средство получения прибыли. Пойдет дело – он расширит целую сеть пекарен, не пойдет – закроет её и займется торговлей стройматериалами или автостраховками. Такая вот разница!

Так вот мозг Коломойского работает лишь в направлении получения прибыли. При этом лишь жажда еще большей прибыли не позволила ему дать деру из страны со своим первым миллиардом, а начать зарабатывать второй, третий и т.д. Ну и конечно мы всегда недооценивали роль его вечного бизнес-партнера Геннадия Боголюбова, так же владеющего «Приватбанком» (Коломойский – 49,98% акций, Боголюбов – 41,58% акций). То есть, говоря «государство выкупил банк у Коломойского» нужно подразумевать, что оно так же степени выкупило его и у Боголюбова. Вот только Боголюбов, в отличие Коломойского, человек совсем непубличный и о своё мнение об этом вообще не озвучил.

Но кроме них еще одним акционером «Приватбанка» всегда был его гендиректор – действительно банкир с большой буквы, который и развивал банк. До 1997 года на этом месте восседал Сергей Тигипко, собственно, создавший «Приватбанк». История его карьеры в «Привате» интересна тем, что оборвалась на одном забытом скандале. А именно: когда премьер Павел Лазаренко (1996-97) захотел получить долю с доходов «Привата», то Тигипко использовал свои давние связи с Кучмой (еще по советскому Днепропетровску), чтобы получить «крышу» самого высшего уровня. В отместку Лазаренко по своим каналам дал ход расследованию по делу отмывания и вывода денег из страны через «Приватбанк» и связанные с ним латвийские банки (впоследствии ставшие латвийскими отделениями «Привата»). Следственное управление МВД провело обыски, в том числе в квартире Тигипко (Коломойский в это время просто лег на дно), а затем спецгруппа выехала по душу самого Сергея Леонидовича. Но опоздала: в тот же день Тигипко отбыл в Киев, где указом президента был назначен вице-премьером по вопросам экономических реформ.

Разумеется, дело тут же положили под сукно, а потом и вовсе потеряли. Но информация о том, что «Приватбанк» уже тогда использовался, мягко говоря, не по прямому назначению, осталась в анналах истории. Конечно, подобным занимались многие украинские банки - но «Приват» затмил всех широтой своего размаха. При этом для своих клиентов он всегда оставался одним из лучших банков Украины. Но в этом уже заслуга не Коломойского, а его директора (с 1997 года) Александра Дубилета - общий знакомый Коломойского и Тигипко еще со студенческих времен. Который, как и Тигипко, имеет талант банкира и способность смотреть не только в завтрашний день, но и гораздо дальше – благодаря чему «Приватбанк» раньше других внедрял новые услуги и системы.

И тут стоить пояснить, что «Приватбанк» не просто «многофункционален» - то есть занимается не только нормальным банковским бизнесом, но и является главным механизмом теневых схем Коломойского. «Приватбанк» еще и представляет собою структуру, юридически состоящую из непосредственно самого банка и ряда обслуживающих его «дочерних предприятий». Например, работу знаменитой системы «Приват-24» обеспечивает отдельная фирма, в которой трудятся полторы тысячи программистов. Если национализированный банк не перезаключит с ней контракт, то «Приват-24», а также все банкоматы просто «сломаются». В свое время это гарантировало Коломойскому, что банк никто не «отожмет» без его согласия. Но защищало «Приват» не только это…

Долг неплатежом ценен

В 1995 году «Приватбанк» получил лицензию на привлечение приватизационных сертификатов населения. Их массовая скупка позволила Коломойскому в середине 90-х с большой выгодой схватить «мармеладки с торта приватизации» - тогда это были, в основном, объекты топливно-энергетического комплекса. Так группа «Приват» вскоре стала совладельцем «Укранафты», и при своих 49% акций (еще 51% у госкорпорации «Нафтогаз») нередко полностью управляло этим главным и почти монопольным добытчиком нефти в Украине, владеющей мощностями переработки нефти и сетью АЗС.

И не только добытчиком! Впоследствии оказалось, что Коломойский использовал «Укрнафту», так же как и «Приватбанк», для всех возможных вариантов получения прибыли. В частности, связанные с «Укрнафтой» газовые компании продавали газ украинской добычи не населению, а комбинату «ДнепрАзот» - совладельцем которого Коломойский является через оффшорные компании «Carnton Commercial LTD», «Demsey Equities LTD» и «Quinnto Holdings LTD». А продукция этого комбината, равно как и металлы Никопольского завода ферросплавов, экспортировалась через «Укрнафту» по льготным схемам – в результате чего только в 2012-2013 г.г. бюджет недополучил свыше миллиарда гривен.

Но этого Коломойскому показалось мало – и он начал возвращать через «Нафтогаз» НДС,только в 2015 году «обув» государство на 2,8 миллиарда гривен. Это не говоря уже о том, что в 2014-2016 г.г. предприятия группы «Приват» перестали выполнять положение о продаже на МВБ обязательной доли валютной выручки, а «Приватбанк» еще и выводил валюту за границу.

Однако не будем забегать вперед, а вернемся в кризисный 2008-й год, когда многие украинские олигархи, владевшие банками, осуществляли практически одну и ту же схему. Их предприятия брали в их же банках огромные кредиты под залог имущества или акций предприятий, а затем эти деньги тратились на покупку доллара (что обрушивало курс гривны), или выводились за границу в ходе хитрых финансовых операций. Разумеется, что выдавая кредиты своим фирмам, банки не могли при этом вернуть вклады мечущегося в панике населения. А когда вклады закончились, они начали выдавать кредиты из средств рефинансирования, выделенных им Кабмином (в общей сложности 24 миллиарда). Говорили, что из тех денег самую большую часть (9 миллиардов) получил именно «Приватбанк».

При этом у самых жадных владельцев банков возникали две проблемы. Во-первых, они не могли вернуть все кредиты, выданные сами себе и выведенные в заграничные оффшоры – потому что зачастую сумма залогов была намного ниже, чем сумма выданных кредитов. А вот, например, с «Трансбанком» (владелец Владимир Костерин) случился такой форс-мажор: он выдавал кредиты своей строительной компании «Столица групп», чьи акции после кризиса обесценились в разы. В итоге в 2010 году Костерин, едва рассчитавшись с долгами, уехал в Швейцарию, вопя, что его обобрала «семья Януковича». Коломойский же придумывал такие хитрые схемы кредитных залогов, что вскоре в капитале «Приватбанка» образовалась многомиллиардная «дыра» кредитов, которые не могли быть погашенными.

Обобрать Коломойского было невозможно, но 2010 году, когда несколько банков-должников выпотрошили и закрыли, он все же пытался перестраховаться. И через год появилась информация о том, что некая кипрская компания «Triantal Investments Ltd» (принадлежавшая Коломойскому и Боголюбову) собирается выкупить до трети акций «Приватбанка». В конечном итоге компания получили лишь около 16% акций, но это все равно дало «Приватбанку» статус банка с участием иностранного капитала, что давало ему дополнительные льготы и гарантии.

Но перестраховка не понадобилась. «Режим Януковича» не только не тронул предприятия Коломойского, которые постепенно начали «борзеть» и затягивать с выплатами в казну налогов и пошлин (так до ареста имущества доигралась «Укрнафта»), но и с конца 2012 года начал новую программу рефинансирования (кредитования) украинских банков. В частности это должно было помочь им рассчитаться по долгам за рефинансирование 2009-2010 годов и сократить долю проблемных (невозвратных) кредитов, укрепить инвестиционный климат и поднять довереие населения к банкам. Заодно таким образом правительство Азарова пыталось немного оживить впадающую в сон экономику Украины. И, конечно же, в числе получателей рефинансирования, «Приватбанк» был один из первых – к декабрю 2013 он получил от Нацбанка 3,72 миллиарда гривен, хотя рассчитываться по долгам не спешил.

Майдан спишет всё?

К концу 2013 года в «реальной» украинской экономике, которой рулили несколько десятков олигархов, сложилась некая критическая ситуация. Причин было несколько – в том числе и проблема долгов, которые рано или поздно привели бы либо к «естественному» банкротству предприятий (краху банков), либо к вмешательству государства. Поговаривали, что это заставило некоторых из них поддержать второй Майдан – в надежде, что он если не разрешит проблему, то хотя бы оттянет нежеланную развязку.

Существует и другое мнение: поговаривали, что главной причиной взрыва патриотизма Коломойского в 2014 году было опасение того, что пришедший в Днепропетровск «русский мир» заставит группу «Приват» заплатить все долги. По крайней мере, в России «Приватбанк» с такими долгами казне был бы не жилец. Кроме того, патриотизм Коломойского принес ему и прямую выгоду: его «добробаты» отбили на Кременчужском НПЗ арестованную нефть, а его «Укранафта» получила выгодный подряд на поставку ВСУ топлива.

Оправдались и другие надежды олигархов: уже в марте 2014 новый глава Нацбанка Степан Кубив, включив печатный станок, выделил украинским банкам 21,5 миллиарда гривен рефинансирования. Половина из которых досталась «Привату», поскольку на 31 марта 2014-го его долг перед Нацбанков вырос до 12,85 миллиардов гривен. Затем Коломойскому давали еще и еще: на июнь 2014-го его долг по рефинансированию достиг 18,05 миллиардов, на 1 января 2015-го уже 22,8 миллиарда, а на 1 января 2016 уже 27 миллиардов гривен!

При этом весной 2014 года в Украине вновь заработала те же система трансформации банковских активов в кредиты с превращением их в доллары и выводом за границу – что и стало главной причиной катастрофического падания гривны. Стоит добавить, что потом это стало причиной краха нескольких банков, которые лопались один за другим, «разтрынькав» деньги вкладчиков и рефинансирование НБУ.

А что же «Приват»? А вот тут самое интересное: похоже, что закладывать в 2014 году Коломойскому было уже нечего - все что можно, он заложил еще в 2008-2009. Но как же тогда выдавать своим предприятиям кредиты, как «пилить» казенное рефинансирование? И тогда он придумал новую гениальную схему. В период с мая по сентябрь 2014 года «Приватбанк» выдал 42 «карманным» компаниям кредиты для закупки товаров за границей (меняя при этом гривны на доллары), в ходе чего на счета нескольких оффшорных компаний (выступающих от имени продавца товара) было перечислено в общей сумме 1,6 миллиарда долларов! Причем, кредиты выдавались под залог… покупаемого товара! Однако никто никакого товара никому не отгружал, его не существовало в природе! После этого «кинутые» 42 фирмы подавали иски в суд с требованием возврата денег – которые почему-то перечислялись в кипрское отделение «Приватбанка» (PrivatBank Cyprus Branch) и загадочным образом куда-то запропастились.

А знаете в чем «прикол»? В том, что выданные 42 фирмам кредиты так и не были возвращены, таким образом увеличив «дыру» проблемных кредитов «Приватбанка» еще на 1,6 миллиард долларов. И к настоящему времени она достигает уже 148 миллиардов гривен! Но на PrivatBank Cyprus Branch этот долг, похоже, не распространяется, и вернуть из него деньги в Украину просто невозможно. По факту этой аферы осенью 2014 года даже заводили уголовное дело (№42014000000001261), однако его передали Нацполиции – после чего оно было надолго замято. Как поговаривали, усилиями самого Авакова.

И теперь добавим еще один штрих: помимо многомиллиардных долгов «Приватбанка», по самые уши в долгах погрязли многие другие предприятия группы «Приват». Там и неуплаченные налоги с пошлинами, и не перечисленные за товары и услуги деньги, и огромные долги по разным кредитам. Только недоимки в бюджет, связанные с «Укрнафтой», оценивают в 3,5 миллиардов гривен! И вот эти предприятия, чьи акции заложены в «Приватбанке», типа обеспечивают его активы!

Национализация «Приватбанка» похожа на продажу квартиры, чьи долги за коммуналку превышают её рыночную стоимость. Несмотря на то, что Коломойский для виду пустил скупую слезу про «рейдерский захват» его банка, на самом деле он просто избавился от своих долго. Выбросив выпотрошенный дочиста кусок своего бизнеса, который уже не может приносить ему ничего, кроме ненужных проблем.

Ворон ворону глаз не выклюет

Есть такая традиция: когда на Донбассе разгораются бои, Порошенко «мутит бизнес». Во время Иловайска он переводил свои компании в панамские и виргинские оффшоры, а сейчас, когда на «Светлодарской дуге» разгорелись тяжелые бои, то Порошенко занялся национализацией «Приватбанка». И сразу же у всех возник вопрос: а что с этого будет иметь сам президент-олигарх? Ведь возникло даже предположение, что вскоре после национализации «Прватбанка» он будет заново приватизирован уже владельцем «Рошена».

Чтобы разобраться в этих слухах, еще раз взглянем на астрономические суммы долгов «Приватбанка» и заложенных в нем компаний. По большому счету, банкротство и крах «Приватбанка» должен был произойти еще несколько лет назад! Однако в силу того, что «Приват» является крупнейшим банком Украины, а его платежная система (Приват-24, банкоматы, терминалы) доминирующей, то его крах больно ударил бы по 18 миллионам украинцам!

Конечно, не все из них являются вкладчиками «Приватбанка», но остальные получают через него зарплаты и пенсии, переводят деньги, рассчитываются за покупки и оплачивают услуги. По мнению аналитиков, через Приват-24 осуществляется основная финансовая деятельность среднего и малого «теневого» бизнеса – а это сотни тысяч активных людей, которых очень сильно рассердит, если однажды утром они не смогут перечислить или получить свои деньги. Крах «Привата» вызовет сначала шок и хаос, потом серьезные проблемы в экономике, а затем может вывести на улицы миллионы людей. И этим Коломойский успешно пугал и «режим Януковича», и постмайданную власть – пока, наконец, деятельность «Приватбанка» не подошла к кризисной черте.

Судя по всему, в ближайшее время у «Приватбанка» могли начаться большие проблемы с выплатами депозитов, что запустило бы цепную реакцию их снятия – ну а дальше сами понимаете! Вопрос мог решиться лишь двумя методами: либо арестом Коломойского и принудительным возвращением выведенных им денег обратно в Украину для закрывания «дыр», либо новым рефинансированием «Приватбанка». Понятно, что Коломойский был двумя руками за второй вариант, но тут случилась одна заминка: в бюджете Украины нет столько денег, а запуск печатного станка приведет к новому витку инфляции. К тому же все понимали, что если Коломойскому снова дать денег, то он их вновь выведет за границу, как и предыдущие рефинансирования. Это понимали даже в МВФ – а потому отказались профинансировать программу спасения «Привата».

Национализация в данном случае стала компромиссным вариантом, устроившем всех. Почти устроившим: Коломойский, конечно, долго упирался и бурчал что его «грабят». При этом «национализацией» данный процесс лишь назвали. К слову, на Западе обычно национализируют прибыльные предприятия, а приватизируют убыточные, а вот у нас вышло наоборот! Но на самом деле это не совсем национализация, а скорее реструктуризация. И произошло вот что:

Во-первых, Коломойский избавился от долгов «Привата»: как говорится, всем простил! При этом в его собственности наверняка сохранились кипрский и литовский филиалы «Приватбанка», с выведенными в них миллиардами. В любом случае все те колоссальные суммы никуда не пропали, они лежат в надежных местах – а если и вернутся в Украину, то только в виде «иностранных инвестиций».

Во-вторых, все долговые обязательства «Приватбанка» были переложены на нового владельца - государство Украина. Теперь начнется долгий процесс их реструктуризации. Скорее всего, все долги «Привата» государству будут списаны. Самый сложный вопрос – это проблемные кредиты, выданные фирмам Коломойского. Вполне возможно, что их тоже аннулируют, однако возможно и то, что заложенные в банке предприятия тоже национализируют или перепродадут – и вот тут у украинских олигархов появится возможность подыскать себе на этой распродаже что-то интересное. Разумеется, что первыми «копаться в секонд-хенде» будут корпорации «семьи» нынешнего президента – что даст Порошенко возможность стать крупнейшим олигархом Украины.

В-третьих, рефинансирование, конечно, проведут – но только в рамках обеспечения гарантии по вкладам населения и текущим счетам предприятий. А вот на это денег в бюджете должно хватить, в крайнем случае Украине может помочь МВФ, который одобрил эту «национализацию».

«Приватбанк» без активов (и долгов) предприятий группы «Приват» сильно похудеет. От него останутся: выздоровевший банк с депозитами населения и самая лучшая в Украине платежная система «Приват-24». И вот их уже с радостью приватизирует любой украинский олигарх. И мы все знаем, кто будет первым в очереди!