В Украине этот острый социально-экономический вопрос стараются не задавать, потому что «неправильный» ответ на него воспринимается как политическая провокация против украинской государственности. А где-то рядом обязательно найдется «патриот», который сочтет своим священным долгом сообщить в СБУ о «бытовом сепаратизме».

Ну а «правильные» ответы из уст правительственных чиновников и проверенных «патриотических» журналистов звучит так: а) у сепаратистов тарифы не настоящие, фиктивные, б) они всё равно не платят даже по таким тарифам, в) зарплаты и пенсии там в разы меньше украинских, г) их потребление тепла и электроэнергии оплачивает Россия и Украина. Два года официальная пропаганда методично вдалбливала их в головы украинцам, так что к настоящему времени это воспринимается как аксиома. Точно так же аксиомой стали другие годами вдалбливаемые в головы тезисы о том, что повышение тарифов в Украине – это неизбежная необходимость «рыночных реформ».

И всё же, на фоне последних событий вокруг блокады Донбасса, в ходе которых её сторонники подняли антиолигархические лозунги и подвергли остракизму пресловутую «Ротердамскую формулу», эти навязанные аксиомы начали вызывать сомнения, как и многие другие утверждения правительства. И возникает острое желание лично убедиться, а не дурят ли нас, братцы?

«Зрада» или «кидалово»?

На самом деле ответ на вынесенный в «шапку» вопрос невероятно прост: так вышло потому, что сепаратисты не поднимали у себя коммунальные тарифы. Точнее, поднимали (и не раз), но они не задирали столь стремительно, как украинские власти, тарифы на электроэнергию, газ и отопление - так что разница между ними в Луганске, Северодонецке и Киеве выглядит весьма ощутимо.

Стоимость коммунальных услуг для населения

в разных регионах Украины (в гривнах)

Киев

Северодонецк

Луганск

Электроэнергия, 1 кВт (до 100 кВт/свыше 100 кВт)

0,9/1,68

0,9/1,68

0,34/0,58

Отопление, кв.м.

(в отопительный сезон)

32,97

46,24 (ТЭЦ)

4,33

(плюс 1,32 абонплаты)

Газ, м3

6,88

6,88

1,28

Водоснабжение, м3

2,42

6,72

6,67

Водоотведение, м3

2,61

5,21

4,04

Услуги ЖЭКа, кв.м.

(в зависимости от дома)

1,69-3,81

1,44

0,63-1,98

Как видите, самые высокие тарифы в Северодонецке, ставшем центром «украинской половины» Луганской области. Стоимость отопления у тамошней ТЭЦ в полтора раза дороже, чем у киевских теплоцентралей, и в 10 раз (!) дороже, чем в Луганске (однако луганчане еще круглый год платят абонплату за обслуживание). За воду северодончане тоже платят более чем вдвое дороже киевлян (и столько же платят луганчане). И глядя на это, начинаешь понимать, что отговорка «зато там зарплаты меньше» уже не работает, поскольку иначе придется принят на веру, что в Киеве зарплата в 1,5-2 раза меньше, чем в Северодонецке. А это далеко не так, и даже совсем наоборот: по данным за январь 2017-го, средняя зарплата в Киеве – 9292 гривны, в Северодонецке – 5051 гривна. Такие вот пироги!

Можно было бы рассказать вам, что сепаратисты – люди темные, к тому же бандиты и террористы, которые не хотят проводить экономические реформы и выходить на уровень мировых цен. И всё же не дает покоя вопрос: почему они не стали повышать в разы энергетические тарифы, и при этом вроде бы не бедствуют? Понимаете, украинцам за три года реформ прожужжали все уши о том, что тарифы у нас все равно самые низкие в Европе, что коммунальные хозяйства убыточные, что цены нужно повышать и повышать. А сепаратисты, являющиеся такой же частью Украины, пусть и за двумя линиями окопов, платят в разы меньше – и при этом у них нет веерных отключений, да и батареи в квартирах горячие. Почему?

Украинские ура-патриоты утверждают, что все дело в «зраде», что украинские власти и олигархи договорились с сепаратистами, и они вместе делают «бизнес на крови», а еще Луганск и Донецк обеспечиваются за счет Газпрома и Росэнерго. Но что, если наш первоначальный вопрос поставлен не с той стороны, и ситуация выглядит несколько иначе, чем нам кажется? Что, если повышение коммунальных тарифов Киевом в 2015-2016 г.г. является обыкновенной аферой высоких чиновников и олигархов, которая по понятным причинам не смогла состояться в Луганске и Донецке?

А вот это уже очень интересный вопрос! Крамольный, скажите вы? А может быть, всё это время его специально выставляли таковым, чтобы украинцы не начали о чем-то таком подозревать, «а то Путин нападет!». Но поверьте, ответ на него имеет к политике отношение самое косвенное, зато самое прямое - к украинской коррупции и олигархическим схемам. Это не столько «зрада», сколько колоссальное «кидалово».

Тайны ЛЭО

Но, может быть, мы возводим напрасные подозрения на уважаемых людей? Что, давайте обратимся к фактам, благо их еще можно пока найти в общедоступных источниках - несмотря на то, что со времен Кучмы топливно-энергетическая отрасль Украины была и остается самой закрытой для общественности темой. Нетрудно догадаться почему: чтобы украинцы не задавали лишних вопросов или, тем более, не предъявляли ненужных претензий. Закон бизнеса гласит, что чем меньше покупатель осведомлен о вашем товаре, его себестоимости и вашей прибыли, а также о своих покупательских правах, тем успешнее и прибыльнее будет ваша сделка. Вот почему самый эффективный бизнес в сегодняшней Украине – это монопольные продажи коммунальных услуг безропотным громадянам.

Прежде всего, обратите внимание на довольно мудреную схему энергорынка Украины, созданную еще в 90-х (якобы на примере британской модели), особенно в плане расчетов населения за полученную электроэнергию.

Как вы видите, между платящими за электроэнергию потребителями (населением и предприятиями), и главным оператором расчетов ГП «Энергорынок» осуществляют посредники: 27 облэнерго (25 областных, Киевэнерго и Севастопольэнерго), большинство их которых уже давно частично или полностью приватизированы. Теперь их стало чуть меньше: Крымэнерго и Севастопольэнерго в 2015 году национализированы и выведены из юрисдикции Украины.

В Луганской области еще лет 10 тому назад бывшее облэнерго было куплено олигархов Константином Григоришиным и преобразовано в ООО «Луганское энергетическое объединение» (ЛЭО). Так вот, до лета 2016 года ЛЭО исправно работало как на украинской части Луганской области, так и на сепаратисткой. И именно ЛЭО (как и другие облэнерго Украины) осуществляло непосредственный сбор платежей потребителей на свои счета – а уже потом переводило их ГП «Энергорынок». Поэтому когда в Киеве министры и их непомерно раздавшиеся вширь советники утверждали, что сепаратисты задолжали ГП «Энергорынку» электроэнергию 300 миллионов (размер суммы менялся), то на самом деле это означало, что деньги задолжало ЛЭО. То есть население и предприятия за полученную электроэнергию исправно рассчитывались (а должников отключали даже в «русском мире»), а вот почему компания Григоришина не переводила деньги луганских потребителей «Энергорынку», это можно лишь гадать. При этом никаких санкций к ЛЭО государство не применяло. Может быть потому, что Григоришин и Петр Порошенко являются совладельцами ООО «Предприятие «Киев», арендующего 6,4 гектара возле Печерской лавры?

Но с марта 2015 года Луганск и его пригороды, а также расположенная на украинской стороне Станица Луганская начали получать электроэнергию не с Луганской ТЭС в городе Счастье, а из России, по линии «Шахта-Победа». Формально «ЛНР» получила «энергетическую незалежность», реально эти поставки все равно оформлялись через систему украинского энергорынка. То есть ЛЭО должно было собирать оплату с потребителей, передавать её ГП «Энергорынок», а оно, через Минэнерго, заплатить РФ за поставки электроэнергии в Луганск. Однако ЛЭО Григоришина вновь не перечисляло деньги, утверждая, что «сепаратисты не платят». Тем не менее, Минэнерго продолжало оплачивать из украинского бюджета российские поставки электроэнергии, мотивируя это тем, что от этих поставок зависит и Станица Луганская. При этом, кляня в украинских СМИ Россию, Путина и сепаратистов, киевские чиновники почему-то не вспоминали владельца ЛЭО Григоришина.

Это продолжалось до лета 2016 года, когда другой олигарх, Сергей Курченко, нашел путь к «сердцу» (желудку, карману) главы «ЛНР» Плотницкого и уговорил того провести экспроприацию луганской части ЛЭО. По существу, Курченко умудрился отжать у Григоришина часть ЛЭО! После чего эта часть ЛЭО вошла в состав Торгового Дома «Нефтепродукт», 50 на 50 принадлежащее Курченко и «ЛНР» (Плотницкому). Соответственно, с лета 2016 года оплату за электроэнергию тоже собирали они – а вот дальнейшая судьбы этих средств неизвестна, поскольку у сепаратистов тема энергетики еще более закрытая, чем в Украине. Да и вообще там сильно не любят, когда журналисты суют нос в работу органов власти: в этом плане «ЛНР» напоминает кучмовскую Украину конца 90-х.

Конечно, нынешний тариф за электроэнергию в Луганске (34 копейки до 100 кВт, 58 копеек свыше 100 кВт) был введен в 2015 году для расчетов за российский «свет». А до этого Луганск платил за украинскую электроэнергию по старому украинскому тарифу (36 и 63 копейки). Однако в соседней «ДНР», где до начала марта 2017 года (до объявления национализации) пользовались электроэнергией от украинской компании «ДТЭК» Рината Ахметова, тарифы еще ниже: 30 копеек до 150 кВт и 42 копейки от 150 до 800 кВт.

И вот тут возникает еще один вопрос. Как же так получилось, что электроэнергия, вырабатываемая предприятиями одной и той же «ДТЭК Востокэнерго», и реализуемая через одно и тоже «ДТЭК Донецкоблэнерго», стоила для жителей украинской Авдеевки 1,29 гривен за киловатт (теперь 1,65), а для расположенного на другой стороне шоссе сепаратистского Донецка всего 42 копейки?

Тарифные манипуляции

На самом деле, реальная себестоимость электроэнергии в Украине намного ниже существующих тарифов. Так, еще в 2011 году (когда для населения 1 кВт стоил 36 копеек) тогдашний председатель Национальной комиссии регулирования электроэнергетики (НКРЭ) Сергей Титенко сообщил, что себестоимость выработки 1 кВт на гидроэлектростанциях составляет 11 копеек, на АЭС 18 копеек, а на тепловых станциях 45 копеек.

При этом уже тогда раздавались робкие голоса о том, что тарифы тепловых станций необоснованно завышены их собственникам, арендаторами и поставщиками топлива – угольными и газовыми королями Украины. Но прошло несколько месяцев, и НКРЭ начало регулярно заявлять, что себестоимости вырабатываемой энергии АЭС не хватает для осуществления модернизации станций, и она должна быть увеличена. То есть, вместо того, чтобы заняться вопросом завышения себестоимости электроэнергии на ТЭС, НКРЭ начала забалтывать проблему рассказами о том, что электростанции работают чуть ли не в убыток себе.

А теперь посмотрим на нынешние закупочные цены электроэнергии, которые очень близки к заявленной их производителями себестоимости: АЭС - 41,9 копеек, ГЭС - 59,3 копеек, ТЭС - 97 копеек, ТЭЦ - 1,3 гривны (угольные) и 1,83 гривны (газовые). Добавьте к ним 7 копеек затрат на передачу электроэнергии по электросетям НЭК «Укрэнерго», и вы получите стоимость электроэнергии, получаемой посредником (облэнерго), которая затем продает её населению по смешанному тарифу (0,9-1,68 гривны с 1 марта 2017 года). При этом следует учитывать, что на сегодня АЭС дают около 50% электроэнергии, ТЭС 30-40%, около 10% ГЭС, и лишь 2-3% газовые ТЭЦ (по причине излишней дороговизны их электричества).

Вы совершенно правильно догадались, что «облэнерго» неплохо наживаются, перепродавая электроэнергию населению. Однако не меньше на её производстве наживаются владельцы и арендаторы тепловых станций (ТЭС). Дело в том, что в себестоимость электроэнергии, произведенной украинскими ТЭС, закладывается завышенная в разы стоимость угля.

Например, компания «ДТЭК» вырабатывает электроэнергию на 9 из 15 крупнейших угольных ТЭС страны: Луганской, Зуевской, Кураховской, Приднепровской, Криворожской, Запорожской, Бурштынской, Добротворской, Ладыжинской. При этом пусть вас не вводит в заблуждение часто повторяющееся утверждение, что эти станции работают на антраците! Да, на антраците, но только не на колотом угле, а на его «штыбе» (марка АШ), мелком как песок, перемешанном с угольной пылью и являющимся побочным продуктом добычи антрацита – как раз под его использование и проектировали эти ТЭС! Он и стоит примерно 0,35-0,45% от стоимости антрацита. Точно так же другие станции работают на побочных продуктах (штыбе, крошке) добычи газовых углей или на тощем угле.

Но так как это уголь добывается на шахтах и «копанках» Ахметова и союзных с ним олигархов, то реальная себестоимость этого шлама еще ниже! Если его продажная рыночная цена колеблется в районе 1300-1400 гривен (около 50 долларов) за тонну, то Ахметову его добыча обходится в 500-700 гривен за тонну. Между тем он поставлял этот шлам на свои ТЭС по цене до 2500-2600 гривен (85-90 долларов) за тонну! И все благодаря пресловутой «Роттердамской формуле», принятой за основу расчетов Минэнерго и Национальной комиссией регулирования в сфере энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ). Именно при полном попустительстве и даже поддержке НКРЭКУ заявленная себестоимость электроэнергии генерируемой ТЭС в 2-3 раза превышает реальную. А в итоге украинцы в разы переплачивают за электроэнергию, кряхтя, едва сводя концы с концами.

Но почему же в «ДНР» Ахметов продавал свою электроэнергию практически по себестоимости? Только ли потому, что НКРЭКУ Захарченко не указ? А может быть, есть и другие, неизвестные украинцам причины? В любом случае Ринат Леонидович не останется без своей прибыли даже при тарифе 42 копейки - ведь на собственном угольном шламе и при мизерных зарплатах работников ТЭС, себестоимость его электроэнергии в «ДНР» (Зуевская ТЭС) может составлять около 30 копеек.

Пригревшиеся

В эти дни в Киеве проходило очередное общественно-политическое шоу под названием «Роман Насиров в Соломенском суде». Украинцы ранее видели немало обвиняемых и подсудимых, прибывших на суд в инвалидных колядках, но впервые лицезрели находящееся за решеткой бесчувственное тело на носилках. Что же внесут в зал суда в следующий раз, гроб? Между тем слегший с инфарктов глава Фискальной службы Украины обвиняется в ряде коррупционных преступлений, в том числе в предоставлении необоснованной отсрочки рентной платы газодобывающим фирмам беглого олигарха Александра Онищенко.

Если украинцы хотят узнать, почему их тарифы на отопление в разы выше, чем в Луганске и Донецке, то этот вопрос следует задать людям типа Онищенко, Фирташа, Курченко, Пинчука, Коломойского, Авакова и другим газовым олигархам Украины. Но главным образом этот вопрос относится к Кабмину, Минэнерго и НКРЭКУ – поскольку именно они ответственным за установление чрезмерно завышенных розничных цен на газ для населения и теплогенерирующих предприятий. Завышенной почти втрое – причем, эта тенденция сохраняется вот уже несколько лет.

Газовые схемы намного более запутанные, чем электрические, в них есть множество уровней, начиная от добычи газа и заканчивая продажей полученных с его помощью тепла или промышленной продукции – и на каждом уровне вы столкнетесь с суетящимися олигархами. А объединяет все эти схемы одно: в шокирующих украинцев счетах за газ и отопление до 50% суммы составляет заложенная прибыль олигархов и еще 20-30% налогов и поборов, которые часто тоже идут не в бюджет, а в карман тех олигархов или высокопоставленных чиновников.

Газ, а с ним и отопление в Луганске и Донецке стоят дешевле потому, что там работают иные газовые схемы, контролируемые Сергеем Курченко. А это не тот человек, который будет продавать газ по себестоимости без хорошего навара. Если он решил не «доить» население, что ему могли запретить исходя из политических соображений, то значит он «разводит на бабло» Украину или Россию. На этот счет пока что есть лишь гипотеза: Курченко создавал в «ЛДНР» своеобразную коммерческую настройку над энергетическим сектором «республик» с тем, чтобы аккумулировать их реальные и фиктивные долги перед Украиной и РФ, приближающиеся к 2 миллиарда долларов. Что за фиктивные долги? Это когда луганчане потребляют российское электричество по 58 копеек, в дончане собственное (Зуевская ТЭС) по 42 копейки, но в Киеве чиновники «Энергорунка» продолжают им насчитывать его как украинское по 1,68 гривен – намереваясь в будущем как-то получить этот должок. Ну а Курченко, видимо, рассчитывает на этом долге заработать.

Самое паскудное, что за этим энергетическим бизнесом на крови маячат фигуры команды президента, вот уже скоро три года регулярно распинающегося на публике про «гибридную агрессию» и «оккупацию», и упорно не желающего заканчивать АТО ни военной победой, ни политическим миром. Назовем некоторые их них.

Прежде всего, это очень близкий к Петру Алексеевичу глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк. До того, как встать во главе этой главной тарифной комиссии Украины, он работал менеджером в корпорации «Рошен». А еще ранее он работал помощником вице-президента по корпоративным финансам в компании «Инвестиционный капитал Украины» (ICU), принадлежащей главе НБУ Валерии Гонтаревой. В этой же компании ранее работал Владимир Демчишин – министр энергетики в 2015-2016 г.г.

Интересно? Еще интереснее то, что в 2015 году компания ICU начала активно покупать евробонды компании Ахметова «ДТЭК», после чего начала активно лоббировать интересы Рината Леонидовича – в частности способствуя завышению себестоимости электроэнергии, производимой на тепловых станциях «ДТЭК». Результат не заставил себя ждать: уже в феврале 2016 Дмитрий Вовк прибрел себе поместье под Киевом, стоимость которого оценивали в 1,5-2 миллиона долларов.

Или как вам то, что член НКРЭКУ Юрий Голяк осень прошлого года задекларировал пакеты акций 5 облгазов: «Сумыгаз», «Черниговгаз», «Хмельницкгаз», ПАО «Луганскгаз» и ПАО «Запорожгаз». Да он просто кровно заинтересован в повышении тарифов! Это не говоря о том, что несколько лет назад он работал в компании Дмитрия Фирташа. Другие члены НКРЭКУ: Виктория Морозова и Борис Цыганенко связаны с фирмами Григоришина, а Владимир Евдокимов вместе с Андреем Иванчуком (близким соратником и деловым партнером Яценюка) владеют компанией «Соларэнерго», управляющей солнечной электростанцией в Херсонской области. Это называется запустили коз в огород!

Сейчас многие ожидают, изменят ли что-то в этой порочной системе последние события: блокада угольных перевозок, национализация бизнеса Ахметова в Донецке, арест Насирова в Киеве. Думается, что вряд ли. Как показывает украинская история, на место одних аферистов и «кидал» тут же приходят другие. И это, повторим, никакая не политика, а обыкновенная коррупция и безграничное жлобство.