...Партии промышленников и предпринимателей, бизнесмен, депутат местного муниципального совета и экс-кандидат в мэры города (третье место по итогам голосования в октябре 2010 года) Александр Коробчинский. Это событие потрясло Одессу. Киллер исчез с места происшествия, политик спустя несколько часов умер на операционном столе – врачам не удалось сохранить ему жизнь. А милиция пока не сумела поймать исполнителя и уж тем более назвать заказчика преступления.

Информационный вакуум попытались заполнить украинские политологи, журналисты и политики. Предмет рассуждений – есть ли основания допускать связь трагедии с политикой? Могло ли быть это убийство мотивированным политически и кому помешал Коробчинский?

Не считает жизнеспособной версию о политической подоплеке происшествия директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

«Что касается версии политического убийства, то он не был настолько влиятельной фигурой на политическом небосклоне, чтобы угрожать какой-то серьезной политической карьере», – отметил он.

«Но в то же время делать предположение, что это только бизнес, я не могу, к сожалению, для этого у меня нет информации», – сказал Погребинский.

Аналогичного мнения придерживается директор Международного института демократии Сергей Таран.

«Мне кажется, что политические убийства, как правило, в том случае, если речь идет о рейтинговых политиках или о политиках, которые имеют рейтинговое влияние на местном уровне. Насколько мне известно, к счастью или к сожалению, этот политик не имеет такого влияния, так что мне кажется, тут политики будет довольно мало», – заметил он.

Единственно допустимым объяснением в этом контексте эксперт считает внутрипартийную конкуренцию.

«Хотя не исключено противостояние на местном уровне или на партийном уровне, потому что, как правило, самая острая борьба происходит не между партиями, а внутри партии за лидерство, поэтому здесь не исключены и такие моменты. Но мне кажется, что делать однозначный вывод относительно политических убийств в Украине еще довольно рано», – заявил Таран.

Известный журналист Алексей Мустафин призывает не спешить с выводами.

«Давайте дождемся хоть каких-то результатов расследования. Мне кажется, что пока нет оснований называть какую-либо из версий как окончательную», – предостерег он.

«В нашей стране можно что угодно объяснить политической деятельностью. С другой стороны, если политика превращается в стрельбу, это уже не политика на самом деле», – заметил Мустафин.

Политического подтекста не видит в убийстве и лидер партии «Братство» Дмитрий Корчинский.

«Скорее всего, убийство было совершено в связи с его бизнесовой деятельностью, потому что он всегда проводил такую политическую линию, чтобы никому не мешать», – сказал он.

Политик подчеркнул, что чаще всего подобные преступления совершаются по заказу бизнес-партнеров и объясняются нежеланием делиться прибылью.

«Возможно, он кому-то мешал по чисто экономическим делам, возможно, по рейдерским. Возможно, это разборки между партнерами. В 80 % случаев такого рода убийства – это убийства партнеров», – уточнил Корчинский.

Вполне вероятно, что дело в одесской земле, считает директор Центра политического маркетинга Василий Стоякин, но никак не в политической деятельности убитого.

«Я считаю это предположение не столько невероятным, сколько фантастическим. Если он был депутатом Одесского городского совета, то причины могли быть бизнес-политическими, потому что в Одессе очень дорогая земля. В принципе, решение вопроса о выделении какого-то земельного участка или аренды, продаже какой-то коммунальной собственности стоит таких денег, что это могло стоить и жизни человеку. Но считать это в чистом виде следствием его политической деятельности я бы, например, поостерегся», – заявил он.

Эксперт не считает ПППУ сколько-нибудь значимой политсилой в масштабах Украины, чтобы можно было привязывать убийство Коробчинского именно к партийной деятельности.

«Партия промышленников и предпринимателей никогда не имела такого веса в стране, чтобы от ее позиции что-то зависело. Так что здесь, скорее всего, замешан бизнес или бизнес, связанный с его политической деятельностью на местном уровне. Но это мелкая политика. То есть говорить, что это в чистом виде политическое убийство, на мой взгляд, нет никаких оснований», – резюмировал Стоякин не только свое мнение, но и, пожалуй, выводы всех экспертов.

Итак, на 99 % дело не в политике. Скорее всего, в деньгах. Но в каких и чьих – это уже вопрос не к политологам, а к следствию, которому нужно время. И, пожалуй, еще немного удачи.

А нам всем – пожелания, чтобы поводов для рассуждений о том, политическим или нет могло быть заказное убийство, больше не было. Потому что речь идет прежде всего о человеческой трагедии…