...ксенофобского содержания. Это, в принципе, не вызывает удивления, если учесть, что организаторами пикета выступили общественная организация «Всеукраинский народный Рух» (умышленно маскирующаяся брендом известной партии) и Украинская национал-трудовая партия. Оба эти объединения – маргинальны и исповедуют радикально-националистические неофашистские взгляды.

Удивительно то, что наняты «пикетчики», общим числом до 20 человек, были руководством той самой «Укртатнафты», которую они пикетировали.

Собственно Минтопэнерго Украины ещё 21 мая предупредило о готовящейся провокации и передало соответствующую информацию правоохранительным органам. Скорее всего, именно это позволило не допустить выхода ситуации из-под контроля и предупредить погромы, до которых так падки радикал-националисты. Можно не сомневаться, что разгром офиса «Укртатнафты» в Киеве позволил бы компании апеллировать к российским властям с просьбой политической поддержки и существующий на предприятии корпоративный конфликт был бы выведен в политическую плоскость, возможно даже на высший уровень. Самое же главное, что украинская сторона изначально оказалась бы в неудобной позиции обороняющегося и от неё легко было бы требовать уступок.

Но что же подтолкнуло татарских акционеров «Укрататнафты» к сотрудничеству с фашистами? Исключительно желание сохранить в своих руках незаконно отчуждённые у государства Украина акции предприятия.

Дело в том, что договором о создании ЗАО транснациональная финансово-промышленная нефтяная Компания «Укртатнафта» предусматривалось внесение участниками долей в уставный фонд предприятия либо в денежной форме, либо правами на нефть и нефтяной конденсат, либо целостным имущественным комплексом. В качестве своих взносов АО «Татнафта» и АО «Татнефтепром» должны были передать основные фонды на суммы 180 миллионов долларов США и 720 тысяч долларов США соответственно. В качестве взноса Государственного комитета имущества Республики Татарстан были определены права собственности на нефть и нефтяной конденсат на 25 месторождениях Татарстана. Однако 19 июля 1997 года общее собрание акционеров «Укртатнафты» принимает абсолютно нелогичное решение - разрешается АО «Татнафта» и АО «Татнефтепром» заменить свой взнос на денежные средства, а форму взноса Государственного комитета имущества Республики Татарстан разрешили изменить на акции АО «Татнафта» и АО «Татнефтепром».

Данные ценные бумаги не котировались на фондовых биржах, что делало невозможным установление их истинной рыночной стоимости. Естественно, ценные бумаги, внесенные в уставный фонд «Укртатнафты» правительством Республики Татарстан, были явно «мусорные», т.е. не имели никакой стоимости. При этом Украина в лице Фонда госимущества внесла в уставной фонд «Укртатнафты» абсолютно осязаемый актив – целостный имущественный комплекс «Кременчугнефтеоргсинтез», оцененный в 450 миллионов долларов. Кроме аферы с внесением акций, татарская сторона так и не оплатила свои доли в уставном фонде.

Наконец, в начале июня 1999 года в «Укртатнафте» произошла незаконная смена акционеров. Из списка акционеров пропали владельцы мелких пакетов акций. Зато в списке появились американская корпорация «SEA GRОUP International inc» (9,960%), швейцарская компания «AmRUZ TRADING AG» (8,336%) и украинский «МТ-банк» (1,154%). Особое внимание стоит обратить на то, что три последних пакета по своему размеру меньше, чем 10% каждый, что позволило новым акционерам не получать согласие Антимонопольного комитета Украины на покупку акций. В результате Украина фактически утратила 18% акций предприятия.

Почти десять лет эти 18 процентов акций незаконно контролирует татарская сторона. Естественно, ей очень не понравилось намерение НАК «Нафтогаз Украины» вернуть фактически украденный пакет акций государству. В «Укртатнафте» полагали, что решение о возвращении акций будет принято на собрании акционеров 23 мая, и сделали всё от них зависящее, чтобы собрание не состоялось, добившись даже прямого правительственного запрета (подписанного Н. Азаровым c подачи А. Клюева) на проведение собрания.

Однако в «Укртатнафте» не могли не понимать, что путём запретов конфликт не разрешить. В сложившейся в Украине внутриполитической ситуации ни один чиновник, ни одна партия не отважатся на прямое лоббирование интересов иностранного акционера, откровенно грабящего Украину, да ещё и путём незамысловатых афёр уровня «дикой приватизации» начала 90-х, когда никто не заботился о придании своим действиям хотя бы видимости законности.

Именно поэтому татарской стороне понадобилось придать конфликту политическую окраску, представить его в виде украинско-российского противостояния, втянуть в него правительства обеих стран. На этом фоне 18% акций, с которыми так не хочет расставаться татарская сторона, просто бы потерялись.

Но до какого же цинизма надо было дойти, чтобы через две недели после празднования Дня Победы нанимать фашистов для решения своих мелких имущественных проблем!