О реформах МВД и их интерпретации властью и профессиональными специалистами в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал журналист и телеведущий Константин Стогний. 

Новости Украины – From-UA: - Константин Петрович, еще в сентябре начальник главного управления МВД Киева Александр Терещук заявлял, что за последний год количество мелких преступлений снизилось, но динамика совершения убийств, разбоев, нанесения тяжких телесных повреждений, наоборот, возросла.

Как за последний год изменился уровень криминогенной ситуации в Украине после известных событий на Майдане и на востоке страны?

Константин Стогний: - Не надо обладать какими-то особыми способностями, чтобы говорить о резком увеличении противоправных действий в отношении граждан Украины. Это связано, прежде всего, с ситуацией... я даже не знаю, как ее назвать языком власти — войны-то нет официально — со сложным положением.

Правительство обманывает нас, а граждане не знают, как поступать в данном случае. Дело в том, что в 1997 году, когда я пришел в уголовный розыск г. Киева, то в сутки угонялось около десятка автомобилей, и в течение этих трех месяцев тоже были такие показатели. Поэтому можно говорить, что Украина за десятки лет своего развития пришла обратно в исходную точку.

Но тогда СССР развалился, и образовывалось государство. А в данной ситуации можно, конечно же, пенять на восток, но дело в том, что обычно, когда страна в условиях, близких к военным, то преступность очень жестко поступает. Все знают, что на войне за мародерство расстреливали, поэтому во время войны боялись воровать, потому что знали, что будет очень сурово. Если в мирное время воров ждала тюрьма, штрафы и т. д., то в военное время можно получить пожизненные и огромные сроки. Особенно на продаже военного имущества, боеприпасов. Коррупция и преступность в то время как бы прятались.

В данном случае мы наблюдаем совсем иную картину — она растет в связи с тем, что перемещение огромного количества оружия с востока — а, и б — то, что год назад, когда у нас был Майдан, то во всех регионах Украины были призывы к захвату арсеналов оружия, райотделов, СБУ — и тогда огромное количество оружия не уехало на восток, а осталось здесь, в Украине, в областных центрах.

В частности, в «Чрезвычайных событиях» мы показывали, как прокуратура Львовской области судится с «беркутовцами», которые захватили арсенал, потом все это подожгли, двое сотрудников погибли, а 8 человек удалось спасти. Вот эти 8 человек сейчас судят за то, что они выбежали из взорвавшегося, горящего здания. Это, кажется, абсурдные вещи, но это все объективные причины к тому, что уровень преступности у нас возрастает. Плюс к этому недавно в 5 часов вечера ограбили американца в центре Киева, и при этом американец был удивлен, потому что ни в  Европе, ни в Америке (а мы брали у него интервью) вы не увидите людей, которые ходят по городу в балаклавах. А здесь так все массово перемещаются, дают интервью... раньше преступники умудрялись надевать чулки, в крайнем случае, косили под медиков — надевали на лицо тряпочки. А сейчас не нужно ничего этого делать: надеваешь балаклаву — и ходишь по улице. Поэтому это все, конечно же, объективно влияет на уровень преступности. Он значительно возрос за последний год, по некоторым показателям — в 5-7 раз.

Новости Украины – From-UA: - А кто занимается раскрытием этих всех преступлений, если большая часть правоохранителей и Национальной гвардии в АТО?

Константин Стогний: - Это повод для раздумий — кто на войне? Ожидается четвертая волна мобилизации…

Объясню, как она у нас происходила. Изначально была первая волна (когда на страну напал враг, как это было в Отечественную): надо срочно всех мобилизовать — и все пошли. Потом были вторая, третья волны... За этот период можно было подготовить специалистов, которые бы по своему желанию, по велению сердца проявляли героизм и шли воевать, а не собирать трактористов, бизнесменов, которые идут сейчас в четвертую волну мобилизации.

При этом всем мы имеем почти 300-тысячную армию милиции, СБУ, армию — это более полумиллиона человек — вот это основной резерв, который должен по роду своей профессии защищать страну. Полмиллиона людей, надевших погоны, неэффективно шатаются в гражданских условиях (неэффективно, потому что преступность растет), а в это время гражданские неподготовленные люди отправляются на войну, где погибают и становятся легкой добычей, поэтому и военные действия тоже нельзя назвать эффективными. Вот такой театр абсурда. Поэтому говорить о том, все ли из правоохранителей в АТО — нет, не все, и четвертая волна мобилизации говорит о том, что эти полмиллиона людей в погонах вообще не там.

Новости Украины – From-UA: - Вот Вы сказали про неэффективность милиции на сегодняшний день, о том, что преступность в Украине растет. Какого рода преступления самые распространенные сейчас?

Константин Стогний: - Основной рывок сделали имущественные преступления: нападения на магазины, дома, на граждан — под угрозой насилия отбираются личные вещи. Экономический уровень в стране падает. Тем более, сейчас много людей тех стремных кровавых 90-х, которые тогда получили свои 15-20 лет за разбойные нападения — а теперь повыходили и попали на такую почву.

Они и мечтать о таком не могли, думали, придут в страну, где все работает, а тут приходят — на вызов милиция не приезжает. Раньше был 500-ый приказ, по которому любой гражданин мог прийти в милицию и зарегистрировать любое заявление. Причем когда в то время со штабом ездили с проверками, то мы специально звонили и говорили: велосипед украли, кошелек в метро вытянули, я жду — и засекали время, когда приедет наряд и зафиксирует. Потом на 102 установили обязательную запись разговора, и штаб проверял эти записи — насколько эффективно реагировали. А сейчас нам приходит масса жалоб от людей. К примеру, женщина из окна своего дома на Соломенской площади кричала, что ее насилуют, но милиция так до утра и не приехала. Люди обращаются с такими ужасными вещами, которые никто не контролирует.

Новости Украины – From-UA: - А в чем причина — недостаточно милицейского состава или все беды списывают на войну?

Константин Стогний: - Ну во-первых, удобная ситуация — списать на войну. А во-вторых, пришли люди, которые думали, что сменили власть — и можно прийти и с новыми силами навести порядок, но пришли не профессионалы. Приведу пример: сменили кулинара — пришел тракторист делать печенье: кто-то будет его покупать? Так же и здесь, это точно такая же сфера услуг, только правоохранительных, как и любой другой товар: услуга — это товар. Поэтому когда приходят не специалисты и начинают месить тесто, то получается, что оно никуда не годится. Поэтому я вижу проблему в том, что разогнали основной костяк, думали-то, что после революции сменили на лучших, но оказалось, что сменили на худших.

Новости Украины – From-UA: - Министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что МВД планирует сократить количество сотрудников до 150-162 тыс. человек до конца 2015 года. Своевременна ли эти реформа сейчас, во время военной ситуации в Украине?

Константин Стогний: - Я к этому отношусь нормально исходя из тех данных, которыми оперировал, находясь на службе. У нас в состав МВД входят Нацгвардия, то есть внутренние войска МВД Украины (чтобы не говорить войска, сейчас завуалировали — Национальная гвардия). Многие отряды, которые входят в Нацгвардию, это МВД Украины — при чем здесь войска? Я давно выступал и говорил об этом не одному министру.

В частности, министр внутренних дел хочет иметь свои войска в стране и поэтому не отказывается от них. Но это не свойственная функция. В нормальной стране военизированные отряды должны подчиняться Совету национальной безопасности, президенту непосредственно. Поэтому, бесспорно, нужно сокращать не милицию, а МВД.

Человек, который занимается этой специализацией, четко различает, что милиция — это только фрагмент МВД, а там находятся надзирательные, административные службы, ГАИ и т. д., а охрана общественного порядка — это те, то отвечает непосредственно за порядок на улице, за общественную безопасность, за раскрытие преступлений — вот это, собственно, милиция. Ее сокращать нельзя. А вот от той части, которая занимается военизированными отрядами, Национальной гвардией, внутренними войсками, МВД, нужно отказываться. За счет этого численность МВД и будет сокращена, потому что у нас раньше было 120 тыс. милиционеров и 200 тыс. внутренних войск.

Новости Украины – From-UA: - То есть речь идет о сокращении системы МВД, а не конкретно милиции?

Константин Стогний: - Вы знаете, я думаю, что премьер-министр сам не знает, о чем говорит. То, что ему дали, то он и зачитывает. Я очень хочу надеяться, что речь идет именно об этом сегменте системы, который не нужен на балансе МВД абсолютно. Ту часть, которая занимается непосредственно уличной преступностью, правопорядком, раскрытием преступлений — вот ее нужно укреплять.

Новости Украины – From-UA: - Какие реформы нужно провести для этого?

Константин Стогний: - Их очень много. Я работал, например, с 10 министрами внутренних дел, и все хотели делать реформы, поэтому их так много, что я все и не расскажу. Это, прежде всего, повышение зарплаты, ответственности — все общие слова, они каждый раз переписываются: 80 % переписывает  министр у предыдущего и на 10-15 % добавляет чего-то своего.

Наиболее интересное добавление было, когда министром был Цушко. Тогда Василий Петрович с одним иностранным банком договорился о том, что он дает ипотеку на жилье милиционерам. Ведь человек приезжает работать, женится, потом у него появляются дети — а у него нет квартиры, и ему приходится снимать. Он снимает жилье и платит 2/3 своей зарплаты. И чтобы выживать, он вынужден брать взятки. 

А какое предложение было при Цушко: банк дает деньги на жилье, милиционер подписывает контракт на 20 лет с МВД о том, что он его получает. Он должен отработать 20 лет в милиции, но он не платит за жилье, кроме коммунальных услуг. Он живет в своей квартире, но если он без серьезной причины уйдет в течение этого срока из МВД, то жилье у него забирается.

То есть, во-первых, этот человек не платит за жилье, а во-вторых, он дорожит своим местом. Он знает, что государство даст ему эту квартиру и он будет в ней жить — и он боится брать взятку, нарушать закон, потому что, помимо того, что его выгонят из милиции за дискредитацию органов внутренних дел, он еще и лишится жилья. И вот такая привязка мне казалась очень интересной. В данном случае я пока такого не вижу. Я просматриваю пиар-ролики нынешнего министерства, я этих позиций там не нахожу.

Новости Украины – From-UA: - И напоследок, Константин Петрович, сейчас ведутся дискуссии относительно люстрации правоохранительных органов, в частности милиционеров, которые служили при власти Януковича. Как Вы к этому относитесь?  

Константин Стогний: - Проблема была месяц назад, а сейчас она не стоит так актуально, потому что Венецианская комиссия назвала этот закон во многих положениях не соответствующим духу и нормам международного права. Поэтому обращение этих милиционеров в Европейский суд грузом ляжет на плечи Украины и того же ведомства.

Чиновники понимают, что они не могут провести люстрацию по этому закону, потому что это никуда не годится. Прежде всего, потому, что инструмент люстрации — это ни в коем случае не наказание людей за что-то. Это политический инструмент, который дает свободное движение новой власти. Если это чиновники, которые влияли на принятие решений и могут сейчас тормозить развитие, — вот такие попадают под люстрацию во всех странах мира. Об этом указывается, кстати, в выводах Венецианской комиссии. А не так, что взяли инспектора — какая у него политика? Это просто сведение счетов, и это уже все понимают.

Если люстрация будет продолжаться в таком виде, то, во-первых, мировое сообщество не позволит это сделать, а во-вторых, я думаю, что это будет просто сведение счетов, которое ни к чему хорошему не приведет.

Получается, что некоторые чиновники, которые отдавали приказы, направляя на Майдан, остаются работать, а те, кто шел, выполняя их команды, — люстрированы. Человек служил, он выполнял приказы родины, и это не его ответственность, он должен четко выполнять команду. Точно так же можно люстрировать всех, кто находится на восточном фронте: вы чего туда пошли, вы неправильно поняли приказ. Отвечать за все должен командир, а человек, выполняющий приказ, не может попадать под люстрацию.

Судя по международной риторике, весь мир уже дал четко понять руководству нашей страны, что закон о люстрации не может действовать в том объеме, в котором он заявлен сейчас.