О главных особенностях частных тюрем, а также о том, помогут ли они улучшить соблюдение прав человека среди заключенных, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал эксперт Харьковской правозащитной группы Андрей Диденко.

Новости Украины – From-UA: - Добрый день, Андрей! Недавно в Министерстве юстиции заявили о намерении узаконить в Украине институт частных тюрем. Расскажите вкратце о специфике частных тюрем, и чем они отличаются от государственных?

Андрей Диденко: - Если отвечать на этот вопрос в контексте соблюдения прав человека, то главное различие между частными и государственными тюрьмами состоит в условиях содержания задержанных лиц, соблюдении их права на предоставление медицинской помощи и права на работу.

Норвежский эксперт Нильс Кристи в свое время издал книгу под названием «Борьба с преступностью как индустрия». В ней описываются США и СССР как страны мира с наиболее высоким уровнем преступности, наибольшим процентом рецидивов, а также наибольшим количеством лиц, находящихся под стражей. На этом фоне исследователь сравнивает государственную политику этих двух самых крупных на то время держав.

После распада Советского Союза на сегодняшний день пальму первенства по количеству лиц, которые подпадают под уголовное преследование, и наибольшему количеству рецидивов в мире держат США. Я считаю, что это в первую очередь связано с тем, что государство заинтересовано в том, чтобы как можно больше людей находилось под стражей, потому что этих людей можно использовать в качестве рабочей силы с целью обогащения. В этом непосредственно заинтересованы те, кто работает в этих частных тюрьмах, и те, кто их финансирует. Их интерес – получать прибыль за счет дармовой рабочей силы.

За последние два года наша правозащитная группа осуществила ряд визитов без предупреждения. Это стало возможно благодаря изменению статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Украины, которая теперь позволяет без предупреждения посещать тюрьмы группами при участии народного депутата, журналистов и врачей. Теперь нам не нужно разрешение, чтобы посетить ту или иную тюрьму и посмотреть, насколько там соблюдаются права человека. Мы посетили те учреждения, откуда поступает наибольшее количество жалоб от родственников или самих осужденных. Так вот, если отследить соблюдение права на работу, то мы часто сталкивались со случаями, когда человек за свою работу получает 20-40 гривен в месяц, а то и вообще работает за бесплатно. Причем эти люди трудятся по 6 дней в неделю. Кто-то же обогащается на этом, кто-то же заинтересован в этом.

Поэтому, на мой взгляд, если в Украине заработает индустрия частных тюрем, которая описана в книге Нильса Кристи, то это будет как раз заинтересованность государства в собственном обогащении за счет лиц, отбывающих наказание за решеткой. Государство заинтересовано в том, чтобы под стражей содержалось как можно больше людей и чтобы сроки их наказания были как можно длительнее. Сегодня в США увеличиваются максимальные сроки отбывания наказания, и я думаю, что это тоже можно связать с этим явлением – большое количество заключенных способствует обогащению как государства, так и частных тюрем.

Новости Украины – From-UA: - Помогут ли частные тюрьмы решить проблему с нарушениями прав человека, остановить пытки и улучшить условия содержания заключенных?

Андрей Диденко: - Дело в том, что условия содержания далеко не всегда являются показателем соблюдения прав человека. Приведу пример – Алексеевская исправительная колония №25 в Харькове. Если бы вы побывали в камерах, где содержатся обычные заключенные, то увидели бы, что далеко не у каждого человека дома есть столь комфортные условия. Мы там были с адвокатом, у которого 20-летняя практика, так вот он сказал, что у него дома телевизор в два раза меньше.

Однако, несмотря на столь шикарные условия, в этой тюрьме очень грубо нарушаются права заключенных. Именно в этой колонии фиксируется наибольшее количество жалоб. Причем люди жалуются только после того, как выходят оттуда. Ни один осужденный не пожаловался нам на нарушение прав человека, ни один заключенный не согласился пообщаться с нами конфиденциально. Это говорит о внутреннем давлении на этих людей. По данным Европейского комитета по предупреждению пыток, в этой колонии людей насилуют резиновыми дубинками, издеваются над ними и делают из них «овощи». Поэтому условия содержания не всегда являются показателем соблюдения прав человека.

Новости Украины – From-UA: - Как можно бороться с таким бесчеловечным отношением к заключенным?

Андрей Диденко: - Когда наши правозащитники делали визиты без предупреждения, то по некоторым учреждениям, где мы осуществляли мониторинг условий соблюдения работы осужденных, составлялись акты. Суть этих документов состоит в том, что все правовые отношения между осужденными, отбывающими наказание, и руководством колонии проходят с нарушением действующего законодательства.

Согласно законодательству, когда человек устраивается на работу, то заключаются обычные правовые отношения на оформление этой работы и социального обеспечения: гарантии непосредственного права на работу, а также на социальную защиту. Человек может во время работы получить увечья, могут быть другие нюансы, и заключенный договор на работу дает человеку гарантии соцзащиты от государства. Но на самом деле, во всех колониях заключается договор не с осужденным, а между начальником исправительного учреждения и начальником предприятия. То есть одна сторона гарантирует предоставление осужденных как «сырья», а другая стороны этого договора обеспечивает это «сырье» работой. Вот такая проблема этих «трудовых отношений».

На одной из конференций мы говорили, что осужденный имеет те же права, что и любой гражданин Украины. Рабочие отношения должны быть заключены персонально с каждым заключенным и в соответствии с действующим законодательством. В таком случае уже не столь важно, будет это частная тюрьма или государственная. Когда правовые отношения заключены надлежащим образом в соответствии с законодательством и правовым статусом осужденного, тогда появляются гарантии и ответственность перед государством за невыполнение той или иной части договора.

Новости Украины – From-UA: - Помогут ли частные тюрьмы исправить оступившегося члена общества? Ведь в нынешних тюрьмах это априори невозможно.

Андрей Диденко: - Пока на этот вопрос сложно ответить. Неизвестно, какой будет атмосфера в этих частных тюрьмах, как будет проходить процесс ресоциализации и социальной адаптации отбывших срок преступников, как государство будет гарантировать и обеспечивать в данных учреждениях этот процесс.

На мой взгляд, реальное изменение в сознании человека, который хоть раз переступил черту законности и совершил преступление, должно в первую очередь осуществляться через общественный контроль и диалог с внешним миром. Человека нельзя полностью изолировать и лишить возможности общаться с окружающим миром. По результатам экспертных исследований, если человек попадает за решетку и находится там более 5 лет, он деградирует, и ему потом очень тяжело вернуться в общество. В таком случае, человека очень тяжело настроить на правосознательное, корректное и понятное для общества поведение. Поэтому я считаю, что здесь основная роль лежит на обществе и на местных органах исполнительной власти. В том числе, и на постоянных мониторинговых визитах общественности в тюрьмы.

Приведу пример. Чем отличается структура исполнения наказаний, скажем, в Польше от Украины? В том, что Польша заботится о тех людях, которые оказались за решеткой. Там в рамках мониторинговых визитов выясняется, какие проблемы у того или иного осужденного, как он оказался за решеткой, что его подвигло сменить нормальное поведение на преступное. Благодаря таким общественным усилиям, постоянным мониторинговым визитам, покидающий тюремные застенки человек уже знает, где будет устроен на работу и какие у него будут общественные контакты. Это все происходит благодаря государству и общественной поддержке. В совокупности, мне кажется, это и есть тот рычаг и механизм, который мог бы повлиять на изменение отношения общества к лицам, отбывающим наказание.

Проблема Украины в том, что наше общество не воспринимает людей, которые отбыли наказание за решеткой. У нас человек, который попал в тюрьму, уже имеет клеймо «ранее судимый» и вообще не может устроиться на работу. Ко мне несколько дней назад обратился один осужденный. Он недавно освободился, закончил платные курсы на бармена, прошел тренинги, получил специальную лицензию и рекомендации и устроился на работу в один из клубов. Но после того, как по базе данных выяснилось, что он был ранее судим, с ним просто разорвали контракт.

Я предлагал потерпевшему оспорить это решение через суд, но у нас люди не верят в возможности судебных институций. Да пострадавшего тоже можно понять – даже если через суд он восстановится на работе в этом же заведении, то я не уверен, что его директор или хозяин создаст приемлемые условия для его работы. Наоборот, собственник умышленно создаст такие условия, чтобы человек сам как можно быстрее уволился, да еще бы и имел при этом какие-то проблемы.
 

Валерий Савицкий, Новости Украины – From-UA