О месте украинской фольклорной музыки в мире и общих проблемах украинской эстрады, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал основатель киевской группы этнической музыки «ТаРута», поэт и композитор Евгений "Їжак" Романенко (на фото в центре).

Интервью проходило на украинском языке, перевод Новости Украины – From-UA

Новости Украины – From-UA: - Добрый день, Евгений! Расскажите коротко историю создания группы «ТаРута». С чего все начиналось?

Евгений "Їжак" Романенко: - Группа «ТаРута» основалась не сразу. До нее был просто Евгений Еж – бард и лауреат фестиваля «Червона Рута», который пел под гитару свои собственные песни.

В 2003 году я выиграл областной конкурс «Червоной Руты» в Полтаве, а уже в 2005 году принял участие в финале этого фестиваля и стал лауреатом в жанре акустической музыки. На то время я уже жил в Киеве, играл со своими друзьями в фанковом проекте «Берег Бонанзи». Параллельно уже дружил с такими людьми, как Тарас Компаниченко. Он потихоньку приучал меня к украинскому фольклору, и где-то под конец 2005 – начало 2006 года, я уже начал петь с Тарасом в этническом коллективе «Гуртоправці». На то время их продюсировал Олег Скрипка, очень помогал, вместе мы организовывали интересные музыкальные представления.

Постепенно авторская музыка и рок-н-ролл отошли на второй план, - до того момента, пока «Гуртоправці» не начали сотрудничать с другими эстрадными музыкантами. Например, сначала, моя супруга Лена со своими подругами записала первый альбом для Фомы из группы «Мандри». В частности, вокал песни «Калина-малина» принадлежит ей. Затем было сотрудничество с Олегом Скрипкой и «Ле Гранд Оркестр», записи совместных песен с группой «ВВ». Позже – общий альбом с французским коллективом Red Cardell. Этот диск в 2006 году во Франции стал «золотым» и получил местный «Гремми» в жанре World Music как самый лучший диск в стране.

Как то, весь коллектив «Гуртоправці» собрался в Киеве на моем дне рождения. Я пел под гитару свои авторские песни и наш руководитель Ирина Клименко сказала: «Їжак, а зачем нам те далекие французы, если у тебя такие прекрасные песни? Давай делать что-то свое! Для чего нам сотрудничество с французами раз в год, эти гастроли, если мы можем с тобой на основе твоих песен что-то сделать?». Наверное, самый страшный вирус – это идея. И вот, эта идея тогда очень глубоко засела у меня в голове.

До этого у меня были авторские группы, но они были ритм-н-блюзовые. В свое время, у меня в Полтаве был юношеский коллектив «Полтава-бэнд». Мы играли ритм-н-блюз, слушали Джимми Хендрикса. Это все тоже писалось на основе моих авторских песен. Затем было сотрудничество с одной певицей. Сергей Архипчук окрестил нас как группа «Їжак ОВ» (инициалы Оксана Выговская). Но это все было непрофессионально, обычным аматорством, а здесь вдруг захотелось заниматься этим профессионально, возникла идея. Поскольку на тот момент я уже очень любил фольклор, - он уже стал моей жизнью, я уже им занимался и ходил в экспедиции, - то мы решили объединить авторскую песню и аутентичный фольклор. Собственно, тогда и начала зарождаться «ТаРута».

Сама группа появилась в 2007 году. Первый наш концерт состоялся на День студента в музыкально-педагогическом колледже на Русановке. Тогда там оканчивал учебу наш гитарист Слава. Поскольку мы отыграли там наш первый концерт, то я теперь всем говорю, что день рождения «ТаРуты» - это День студента в 2007 году. Потом пошло-поехало. Поскольку «Гуртоправці» тесно сотрудничали с Олегом Скрипкой, то первым нашим критиком, соответственно, был он и его жена Наталья. Именно с их легкой руки, и мы им за это очень благодарны, «ТаРута» уже в 2008 году попала на фестиваль «Країна мрій», на большую сцену, и это был для нас очень хороший старт.

Плюс мы записали демо трех песен, некоторые из которых до сих пор крутятся «на раз». Загвоздка в том, что эта демо-запись была сделана на балконе, на 6-м этаже многоэтажки. Мы просто записали демо-запись для фестиваля, чтобы люди слышали, кто мы такие. Но эти демо-версии трех песен до сих пор крутят на областных радиостанциях и даже на коммерческих FM-ках. Причем я уже множество раз просил радиостанции изъять эти демо-версии из эфира, но людям они нравятся, их продолжают крутить.

Новости Украины – From-UA: - Как родился ваш уникальный жанр и как его правильно называть?

Евгений "Їжак" Романенко: - Мы работаем в жанре World Music. В мире так называется музыка, по которой можно сразу определить ее национальность. В свое время музыкальный критик Юрко Зеленый, сказал: «когда слушаешь «ТаРуту», ты сразу понимаешь, что это именно украинская музыка, ты ее не спутаешь ни с ирландской, ни с африканской, ни с ямайской, ты сразу чувствуешь, что это музыка украинская». Это современная музыка, потому что мы все-таки пытаемся идти в ногу со временем, слушаем исполнителей из топ-чартов.

Новости Украины – From-UA: - Как возникло название «ТаРута»? Что оно означает?

Евгений "Їжак" Романенко: - «ТаРута» - это именно «та Рута», которую надо искать с девушкой на Ивана Купала в кустах. Это та самая рута, которую девушки в Карпатах ищут раз в 10 лет, поскольку она раз в 10 лет цветет красным цветом. Не зеленым и не желтым, а именно красным. Это чисто фольклорное название.

Я помню, когда мы пришли в гости к семье Скрипок, принесли наши первые три песни, которые мы записали, и сказали, как мы назвались, что мы работаем с Леной и Данилой (у нас же тогда в составе были все участники «Гуртоправців»), то Наталья Скрипка обрадовалась и сказала: «О, какое хорошее название!». Мы сначала не поняли в чем дело. Я тогда работал журналистом, потом, начав гуглить, я понял, что Сергей Тарута – это спонсор первых трех «Країн мрій». Она потом позже обещала нас с ним познакомить, но так и не вышло.

Новости Украины – From-UA: - Кто в группе является автором текстов, а кто создает музыку?

Евгений "Їжак" Романенко: - Сначала творчество коллектива полностью базировалось на моих авторских песнях. Сейчас люди, которые остались в коллективе и вновь пришедшие (произошел естественный отбор) – это личности, которые действительно живут этим коллективом. Поэтому сказать, кто тут главный, я уже не могу, поскольку мы сейчас используем творческие тексты разных поэтов.

С нами год-полтора поиграл пианист Роман Коляда. Мы взяли из его творчества два стиха, я написал на них музыку. У нас есть очень хороший друг из Львова – поэт Юрий Вовкогон, пресс-секретарь львовского агентства искусства «Дзиґа», а сейчас боец ДУК «Правый сектор» в Песках. Мы сделали много песен на его стихи.

У нас все музыканты меняются, кроме меня и Лены, а также нашего ударника Тараса Козака. Тарас никогда не менялся, – он всегда с нами. Как мы начали, он с самого начала впрягся в это ярмо и тянет его. Так вот, сейчас он выкопал в себе талант композитора, и в репертуаре набралось уже, наверное, песен пять, где музыку и оранжировку написал он сам. Мы работаем так: читаем стихи, выносим на обсуждение – вот, такой есть стих, будем делать песню или нет? Ага, будем, или, наоборот, он просто присылает уже готовую инструментальную композицию, а я читаю стихи и чувствую, - вот оно! Эта музыка написана под эти стихи, хотя он их никогда и не читал. Все-таки за восемь лет начинаешь друг друга понимать с полуслова.

Иногда бывает, что Тарас приносит распечатанные ноты всем музыкантам – и мы играем так, как там написано. Ну, возможно, каждый под себя немного подстраивает. Все-таки у каждого свой стиль.

Новости Украины – From-UA: - Привлекаете ли вы музыкантов из других групп или временных?

Евгений "Їжак" Романенко: - У «ТаРуты» постоянный состав. Я всегда был против сессионных музыкантов. В начале, когда мы только создавали группу и искали ударника, у нас был только перкуссионист, но нам хотелось более мощного звука. Перкуссия для World Music хороша, но все-таки я же в прошлом рокер, и хочется мощного драйва от ударной установки. Мы искали ударника, приходил один профессиональный музыкант, который играл и играет и в «Юркеше», и в «Ле Гранд Оркестре» - во всех профессиональных коллективах он работает как сессионный музыкант. Он пришел на первую репетицию, никогда не слышал наших песен, а уже играл так, как будто он играл их всю жизнь. Играл просто прекрасно. Но у него прямо на лице было написано: «Ненавижу вашу музыку, достали вы со своей музыкой». А я так не могу. Если человек в коллективе не получает кайфа от своей работы, то зачем он нужен? Чтобы просто приходить и отрабатывать свои деньги? Я такого не люблю. Работа должна приносить, в первую очередь, удовольствие. Гонорар – это хорошо, но если ты не получаешь от этого удовольствия, если ты не живешь этим, то из этого дальше ничего не будет, не будет развития.

Так вот, тогда у нас и появился ударник, наше «сердце». Я написал несколько объявлений на несколько музыкальных сайтов, в частности, на «Рок Киев» и «Музыкальное сообщество». Написал, что есть коллектив, в таком-то жанре, ищет ударника, главное условие – надо «спать с метрономом», музыкальное образование, желание развиваться, демо можно послушать тут. И первый, кто отозвался, был наш нынешний ударник Тарас Козак. Он написал, что «мне очень нравится ваша музыка, это очень классно, я хочу с вами играть». Я ему ответил, до сих пор помню, и он постоянно мне это напоминает: «Уважаемый Тарас! Вас уже можно брать в коллектив только за Вашу фамилию, но давайте Вы все-таки придете на репетицию и покажете, на что Вы способны». Что меня поразило – парень специально готовился к репетиции, он нанял себе репетиционную базу на несколько часов, выучил демо-записи трех наших песен, пришел и сыграл их. И это была уже новая «ТаРута» - с ударными инструментами.

Через нас проходило очень много людей, и каждый в коллектив приходил ради своего. Для кого-то это было развлечение, - человек работал где-то в офисе, ему там было скучно, вот он после работы и приходил к нам. Но это не было его целью, его жизнью, для него это было всего лишь хобби. Он там себе работал в банке менеджером, считал деньги, а к нам приходил, чтобы чувствовать себя творцом. Такие люди отсеивались. Отсеивались и те, кто несерьезно относился к репетициям и концертам.

Я всегда говорю, что если ты хочешь, чтобы это тебе приносило деньги, нужно стараться и выкладываться в творческом плане по-полной. Мы начинали как аматоры, у нас у каждого была своя работа. Я работал на ТВ журналистом – в программе Игоря Моляра «Парк автомобильного периода», вел свою рубрику, у меня это занимало много времени. Моя жена преподавала в Университете культуры после его окончания. Все где-то работали. Но я говорил, что если мы хотим, чтобы это была наша работа, чтобы она давала нам постоянный заработок, чтобы мы могли жить за счет этого, то мы должны и относиться к этому, как к работе. Мы должны работать, работать и еще раз работать. Должна быть дисциплина: ты пришел на репетицию – все, никаких опозданий, ты пришел и работаешь, и никаких «бла-бла-бла». Некоторые наши участники с этим не справлялись, поэтому тоже отсеивались.

Отсеивались и те, кому это по природе не подходит – они вроде и стараются, но не подходят по своим профессиональным качествам, как это было с нашим перкуссионистом. Он был старательный и очень ответственный парень, очень серьезно относился к группе, но с метрономом «не дружил». И сколько мы ему ни объясняли, что ты перкуссионист, метроном должен быть твоим пульсом, ты должен его чувствовать, ты должен работать дома с метрономом по многу часов, это же твоя работа. Но у человека просто не было чувства ритма. Хотя у него была техника – он ездил в Индию, играл на разных интересных инструментах, но в команде играть не умел, поэтому тоже отсеялся.

В свое время у нас пели две девушки: вместе с моей женой пела ее сестра – тетя Саша. Она родила ребенка, соответственно, перестала ходить на репетиции и концерты. Затем родила второго ребенка – и все, ее в коллективе уже нет. Она уже стала профессиональной мамой. Человек сделал свой выбор, и мы его уважаем.

Также в свое время у нас была профессиональная скрипачка. Это был интересный случай: она и серьезно относилась к группе, была и профессиональной скрипачкой, и шикарной певицей. Она была с первых дней с нами в «Гуртоправцях», с самого детства знакома с моей женой, пела вместе с нами в коллективах «Володар» и «Древо», еще до «Гуртоправців». Это дочь моего учителя и нашего руководителя «Гуртоправців» Ирины Клименко. Она до последнего с нами играла и ездила за границу на большие фестивали. Но так получилось, что ей предложили работу в «Радио-бэнде», - оркестре государственной телерадиокомпании Украины, который до сих пор вживую играет по «брехунцу». А там каждый день репетиции, постоянно какие-то концерты и работа. Ей хотелось просто независимости от родителей, для этого нужна была постоянная работа, а перебиваться заработками от начинающего молодого коллектива, она не могла. И когда она перешла в оркестр, после чего просто уже не смогла с нами ездить. Это очень проблематично, когда ты работаешь на такой работе. Но она всегда говорит, что если надо где-то подыграть – я всегда ваша, если надо что-то записать со скрипкой – я всегда ваша, всегда вас люблю.

Ради эксперимента мы привлекали в группу и духовиков – трубу и тромбон. Ребята перед этим играли в «Юркеше», а сейчас играют в группе «Гайдамаки» - это Рома Дубонис и Максим Бойко. Мы их приглашаем на некоторые концерты, когда это необходимо. Хотя со временем в аспекте привлечения дополнительных музыкантов мы поняли, что когда у тебя большой состав, то это очень проблематично для организаторов, особенно когда речь идет о перелетах. Когда Юрко Зеленый назвал наш оркестр «ТаРута», у нас было 9 человек, плюс режиссер и менеджер – всего 11. Он говорил: «А как же вас возить? Это же смерть для организаторов!».

Работал у нас диджей и игрок на фортепиано Роман Коляда. С Романом вышло так, что мы его пригласили проиграть для альбома несколько произведений. Он очень хороший пианист, очень хороший поэт, но в «ТаРуте» ему тесно, потому что это большой коллектив, в котором каждый солист, а он пианист-солист-импровизатор, который просто три часа делает концерт, три часа импровизирует на фортепиано – один, без кого бы то ни было. И три часа зал его слушает с «открытым ртом». Естественно, что через какое-то время ему просто стало не интересно с нами, он начал развивать свои сольные проекты.

В нашей группе все происходит спокойно и естественно – кто-то приходит, кто-то уходит. Сейчас у нас стабильный состав – 6 человек. Даже диджея у нас нет. Мы с ним работаем дистанционно, когда нам нужна какая-то электроника для новой песни. Хотя в последнее время наш ударник Тарас Козак, кроме того, что пишет музыку, начал писать и электронику, - он уже и диджеем работает, так что мы вшестером прекрасно себя чувствуем. Распределили обязанности, которые раньше были распределены между другими людьми, просто разбили их между собой. Кто-то играет и поет одновременно.

Новости Украины – From-UA: - О чем большинство ваших песен?

Евгений "Їжак" Романенко: - Все наши песни про любовь, просто она бывает разная. Есть любовь к Родине, к девушке, есть любовь ко вкусному пиву, к быстрой езде и т.д. Хотя в последнее время из-за очень грустных и трагических событий в Украине приходиться писать как раз то, чего я больше всего не люблю – о смерти.

Мы начали с Майдана, написали целый цикл песен. Если ранее у нас и были похожие песни, то они были немного с трагизмом: «Горганский фронт» или «Домовичок» - колыбельная для повстанцев. Но все эти события не касались непосредственно нас, это не было нашими переживаниями. Это были просто хорошие стихи от нашего друга или хорошая украинская песня, на которую мы сделали аранжировку. Мы прославляли наших героев – казаков, повстанцев, еще кого-то.

Но более года назад мы стали непосредственными участниками этих событий. Я работал ведущим во время Майдана, стоял на сцене как раз в те ночи, когда там все взрывалось. Недавно мой приятель в Фейсбуке Евгений Цойкин, выставил видео, на котором я, Таня из группы «ДахДотерс», Валерий Гладунец из ансамбля «Божичі» и Поликарп – мы втроем пели ночью песню «Лента за лентою», когда на Майдане все горело и взрывались гранаты. С того момента мы начали писать песни о событиях, участниками которых мы были. Сначала это была песня «Небесная сотня», затем пошли «Мысли после боя», когда мы уже начали ездить непосредственно к ребятам в зону АТО.

Сейчас мы написали новую песню для ребят из «Правого сектора» под названием «Дике поле або червоно-чорний стяг», передаем ее на сведение нашим друзьям в Литву. Она посвящена всем, кто воевал и до сих пор воюет в Песках. Это постоянно горячая точка, там перемирия никогда не бывает. Там уже и села-то нет. Поэтому сейчас приходится писать и такие песни. Хотя писать о любви легче и приятнее, но сегодня как-то не очень получается. В последнее время я написал только одну песню о любви на слова Романа Коляды - «Вся моя жизнь – любовь и музыка». Она еще пока не записана. Мы поем ее на концертах, это такое жизнерадостное регги.

Вообще, записываться в Украине тяжело. Если бы не литовцы, которые нам помогают, я не знаю, где бы мы вообще записывались. Ребята, которые поют песню «Никогда мы не будем братьями», у одного из них – Гинтаса, своя студия звукозаписи в Клайпеде. Они пели песни на слова Анастасии Дмитрук во время нашего первого совместного концерта в Киеве. Во время того концерта выступала «ТаРута» и их трио, там мы с ними познакомились и подружились. Гинтас сказал: «Вы классные ребята, будете у нас в Литве, приезжайте хоть на целый месяц, я вас запишу, альбом с вами сделаем – это не вопрос, абсолютно бесплатно». Так что если сейчас у нас есть возможность и если мы проезжаем где-то недалеко, то обязательно заедем и запишем одну-две песни.

Недавно мы приехали туда, записали несколько песен, но до сих пор их не сделали. Просто сейчас больше время песен для ребят в зоне АТО. Вот песню «Мысли после боя» - мы сделали. А сейчас мы записали вместе с группой «Чорнобривці» регги на слова Шевченко, в котором принимает участие Стивен Гий из Ямайки. Он поет слова Шевченко на украинском, пусть и с акцентом, но на украинском. Так вот мы никак не доделаем эти записи, хотя песню планировалось выпустить еще к 200-летию Шевченко, к фестивалю «Шевченко пророк», который организовывал Сергей Проскурня. Но, к сожалению, мы не нашли финансирования. Сначала у фестиваля были проблемы со спорткомплексом «Олимпийский». Министерство культуры фестиваль утвердило, а руководство, я не знаю, кому оно подчиняется, не могли решить организацию со стадионом «Олимпийский». Я лично снимался в двух рекламных роликах этого фестиваля и его трижды переносили. В третий раз уже решили даже не снимать ролик с моим участием.

Вообще, в Украине после Майдана очень трудно с фестивалями. Люди морально, физически и материально «обмелели». Эта война просто убивает всех нас, и самое плохое, что ей не видно конца. Те, кто следит за политическими событиями в мире, может делать какую-то аналитику, что все в норме, все идет к добру. Но когда мы, обычные граждане Украины, увидим это добро – непонятно. Да, мы подписываем хорошие договора, сюда идут понемногу инвесторы и наводят порядок. На Луганщине губернатором утвердили волонтера Георгия Туку – это супер! То есть, сдвиги я вижу, я оптимист. У меня сейчас многие друзья после Майдана в политике. Это люди, которые хотят работать не ради денег и пришли туда не отмывать деньги – люди, с которыми я прошел Майдан. То есть, все эти сдвиги я вижу. Но когда же их увидят и почувствуют на себе обычные люди? Они не хотят смотреть в перспективу, люди хотят сейчас прийти и за свою зарплату купить ребенку одежду, купить поесть домой, заплатить за квартиру и чтобы остались еще какие-то деньги, чтобы, как минимум, сходить с детьми в кинотеатр.

Но сейчас война, гривна падает, чем дальше, тем хуже. Поэтому сегодня выживают и проводятся только некоммерческие волонтерские фестивали. Как-то заставить человека прийти на волонтерский концерт, еще можно, а на обычный – очень тяжело. Большие звезды как собирали стадионы, так и собирают, например, Святослав Вакарчук.

Вообще, сама команда «Океана Эльзы» - это огромная структура, там задействовано очень много людей. Они ежемесячно отдают волонтерам часть своих денег. «ТаРута» сейчас тоже является частью благотворительного волонтерского фонда, который называется «Территория жизни». Мы занимаемся непосредственно волонтерскими концертами, сбором средств. А сама «Территория жизни» занимается автогоспиталем – у них есть такое отделение, где они ремонтируют БТРы и сломанные баки. Сейчас никак не доделаем мобильный душевой комплекс для 79-й бригады ВСУ, – банально не хватает 15 тысяч гривен и просто рабочих рук. «Океан Эльзы» за свой счет передали нам одну машину, дали деньги на этот комплекс и на другие потребности.

Занимаемся также детьми-сиротами: запустили по ТВ проект «Чужих детей не бывает». Может, видели видео, где девочка идет с папой-военным по полю и спрашивает его: «Папа, а когда ты вернешься?». Затем камера показывает вид сверху – а девочка стоит в поле одна, она и все это время одна шла, - папы, оказывается, уже нет в живых.

Новости Украины – From-UA: - Почему люди охотнее посещают волонтерские концерты?

Евгений "Їжак" Романенко: - Люди приходят на волонтерские концерты, поскольку они знают, что за эти деньги и удовольствие получат, и средства пойдут в правильном направлении. Но опять же, здесь тоже надо быть очень осторожным, ведь сейчас развелось множество аферистов. Особенно на Майдане ходят какие-то непонятные личности с ящичками для сбора денег, в метро ходят. Поэтому и музыкантам надо быть очень осторожными со своей репутацией: один неверный шаг – и ты уже потеряешь имя. Надо помочь держаться на плаву действительно настоящим волонтерам, музыкантам, на которых равняется молодежь. Мы им помогаем.

Мы отыграли много концертов с нашими побратимами по музыкальному цеху: «Друга ріка», «Гайдамаки», «Скай», Kozak System, Соня Сотник. Даже последний концерт, который у нас был в Николаеве – Come together от «Радио Рокс»: 50% от проданных билетов мы полностью отдали волонтерам, а 50% пошло на сцену, свет, звук и на скромные гонорары музыкантов. Волонтеры тоже понимают, что совсем бесплатно просить играть музыкантов невозможно, потому они такие же люди, - им хочется есть, и хлеб им в магазине никто бесплатно не дает. А вообще, мы выкручиваемся только благодаря заграничным поездкам.

Новости Украины – From-UA: - Где больше выступаете – в Украине или за границей?

Евгений "Їжак" Романенко: - Выступаем чаще в Украине, но зарабатываем больше за границей, я бы так сказал. Мы с 2010 года начали штурмовать страны Балтии и очень хорошо там закрепились. У нас есть песни на литовском языке, нас приглашают на музыкальные телевизионные литовские программы, мы там выступаем. Сейчас готовим для литовского шоу новую песню на литовском языке, - на конец сентября. Нас очень хорошо принимают в Таллине, Риге, Каунасе.

В Польше – меньше, там более развитый рынок и тяжелее закрепиться. Все-таки это очень большая страна, как и Украина, и там надо больше работать, чем в Литве. Литва – это как Киевская область. Там один раз выступил на президентском концерте – и тебя уже все знают.

Новости Украины – From-UA: - Может причина в повышенной конкуренции с польскими исполнителями?

Евгений "Їжак" Романенко: - Нет, там просто надо себя хорошо показать, а это трудно. Почему? Европейские фестивали не хотят брать неизвестные коллективы. Для того, чтобы пробиться на европейский фестиваль, тебе надо быть лично знакомым с дирекцией фестиваля, а они должны лично увидеть тебя где-то на концерте и увидеть, кто ты такой. Они не доверяют демо-записям, потому что можно прислать красивые демо-записи, а потом приехать на фестиваль, напиться и просто испортить и свою репутацию, и репутацию фестиваля. Им это ни к чему. Там люди за репутацию фестиваля очень переживают, поэтому надо, чтобы тебя либо кто-то порекомендовал, либо самому ехать и выступать.

Например, мы устраиваем в Варшаве, Кракове или Люблине где-нибудь в клубе свой сольный концерт. При этом мы не знаем, заработаем что-то на этом концерте, или нет. Мы его делаем для того, чтобы пригласить туда организаторов других фестивалей, дать им VIP-места – придите, послушайте нас, а потом возьмите на фестиваль. Все это очень сложно.

Вообще, украинскому исполнителю очень тяжело пробиться за границей. Но тем, кто черпает свое вдохновение именно в аусентике, в украинском фольклоре, - тем немного проще. Если мы проанализируем, то кто у нас больше всех за границей выступает? Это как раз коллективы World Music. Это «ДахаБраха» - у них шикарное турне, а также Kozak system. Руслана победила на «Евровидении» в 2004-м году благодаря украинскому фольклору в песне. Потому что она не была похожа на всех остальных. Вот такие интересы.

Я, кстати, очень рад за «ДахуБраху». Известный в мире музыкальный журнал «Роллинг Стоунз» написал статью пока только об одних украинцах – про «ДахаБраха». То ли на один, то ли на два разворота, врать не буду, но и это пока для них многовато. Сейчас они опять поехали в турне по Европе. «Бумбокс» тоже ездит по турне, но они в основном выступают для диаспоры.

Кстати, «ТаРута» для диаспоры не играет. У нас была пара неприятных моментов с украинской диаспорой, и я зарекся иметь с ними дело. Мне проще на ломаном английском языке пообщаться с каким-нибудь промоутером и договориться с ним о концерте. Пусть туда придут 50 поляков, но это будут поляки, и они уйдут оттуда с «вот такенными» глазами и благодарностью, чем наши патриоты, которые перегрызутся между собой.

У нашей диаспоры в Варшаве сейчас в разгаре конфликт между двумя варшавскими евромайданами. В результате в Варшаве на наш концерт не пришли ни одни, ни вторые. У них между собой конфликт, они между собой грызутся, разбиты на два лагеря, а в результате пострадали мы – на концерте украинцев не было, были одни поляки. Мы проплатили рекламу в Фейсбуке – четко прописали, на кого эта реклама рассчитана. Там же можно выбирать целевую аудиторию. И реклама подействовала – поляки пришли, а украинцы, которые обещали, что их будет 500 человек, нет.

Новости Украины – From-UA: - Украинские национальные коллективы часто жалуются, что им трудно попасть на радио или телевидение, - везде требуют космические деньги за возможность раскрутки. Сталкивалась ли ваша группа с такими проблемами? Как вы обходите эту систему?

Евгений "Їжак" Романенко: - Мы эту систему не обходим, а пытаемся в нее интегрироваться. Деньги мы не платим. Я считаю, что нам должны платить роялти. Раз в год литовские телерадиоканалы присылают нам небольшие, но хоть какие-то деньги. По всем концертам, где мы крутимся, в год получается около двух тысяч евро. Люди честно перечисляют средства на счет. А за что я должен платить украинцам? Поэтому мы поступаем по-другому: делаем радиоверсии песен, - одна песня, но три разных версии, и предлагаем – возьмете, так возьмете.

Сейчас все украинские радио-холдинги объединились для проведения конкурса под названием «Украинский формат». Все молодые коллективы отсылают туда песни. Если эта песня проходит по формату, то ее берут в конкурс, затем отбирают самую лучшую, и кто-то попадает в ротацию. Они взяли две наших песни, хотя я присылал туда, наверно, штук пятнадцать. И взяли как раз те, в которых фольклора меньше всего: одна более роковая, а другая – балладная. Они почему-то пытаются не иметь дела с фольклором.

Я очень люблю «Радио Рокс», они всегда помогают нашим волонтерам, ездят с ними в зону АТО, мы постоянно с ними где-то выступаем. Но даже несмотря на то, что я лично знаком с радиоведущим и шоумэном Сергеем Кузиным, выступал с ним вместе на сцене, он работал как ведущий, когда мы выступали с концертом с Соней Сотник, «ТаРута» на «Радио Рокс» не звучит, нас там нет. Мы для них не формат. А вот за границей эта система работает не так. Они говорят: «Для нас нет понятия «не формат», для нас есть понятие «плохой менеджмент». Вот и все.

Я люблю рассылку – кто-то возьмет новость, только лично у меня есть 500 адресов. Я сам пишу новости о группе, даю ссылки на песни и на видео, где их можно загрузить в лучшем качестве. Кто-то отзовется, кто-то возьмет, а кто-то не возьмет. Я всегда в конце пишу, что «мне будет очень приятно, если эта новость пригодится». Говорят, что сейчас наши клипы постоянно крутят на канале новостей NewsOne. Мне пишут: «О, вашу «Лелеку» только что крутили», через пару часов пишут, что «в паузе между новостями крутят наш клип «Бором бором». Как оно работает, я не знаю, я ни за что не плачу. Я просто даю возможность. Если людям понравится, они возьмут. Все.

С другой стороны, сейчас мы начали работать так, как покойный Кузьма Скрябин, который иногда делал 7 вариантов одной песни для радио, приносил и говорил: «Вот, у меня есть песня, если вам не нравится такой вариант, то у меня есть такой и такой – выбирайте. Если не нравится ни один, я вам принесу еще». Мы сейчас работаем приблизительно так же. Делаем три варианта нашей песни, будем через наших друзей пытаться как-то попасть в ротацию. Подстраиваемся под радио-формат.

Формат на радио какой? Песня не должна быть длиннее 4 минут, лучше, чтобы она была 3 минуты – это вообще идеально. У нее должен быть припев, который врезается в голову, запоминается и который слушатель потом целый день ходит и поет. Оранжировка должна быть такой, чтобы ее взяли на радио, - молодежно-попсовая. Причем даже если песня роковая.

Новости Украины – From-UA: - На государственном радио «Проминь» вас не крутят?

Евгений "Їжак" Романенко: - Крутят. У нас с ними вообще большая «любовь». Вообще, с государственными каналами у нас постоянная любовь с первых дней. Они постоянно приглашают нас на интервью, постоянно крутят все наши новинки.

Новости Украины – From-UA: - Странно почему с коммерческими станциями сложнее.

Евгений "Їжак" Романенко: - Что касается коммерческих, то мы пытаемся принимать участие во всевозможных конкурсах. Сейчас пошла волна украинизации. Холдинг «Тавр-медиа», которому принадлежит «Радио Рокс» и «Русское радио», организовывают разные конкурсы под украинский формат. Они все объединились, посмотрим, что из этого получится.

Новости Украины – From-UA: - Как сделать украинский шоу-бизнес не искусственным и не гламурным, а действительно украинским по духу?

Евгений "Їжак" Романенко: - На самом деле, это проблема не только Украины, а всего мира. В каждой стране ее решают по-своему.

Как-то мы сидели в Польше в гостинице, щелкали каналы по телевизору. Из тех групп, которые я знаю, по их музыкальным каналам я никого там не увидел. Ни «Ву-Ву», которых я очень уважаю и у которых куча золотых и платиновых дисков, ни Maleo Reggae Rockers, ни «Метка» - я их не видел, но они постоянно есть на всех фестивалях. На этих телеканалах постоянно крутится какая-то попса.

Новости Украины – From-UA: - Англоязычная?

Евгений "Їжак" Романенко: - Нет, польская. Поляки очень гоноровые в этом плане – они и на евро никогда не перейдут, поскольку очень любят свой злотый и свой язык. Это же историческое королевство. И при всем этом, у них та же проблема, что и у нас – попса, задницы, сиськи на экране и «Гангнам стайл», только польского разлива. Но при этом у них есть специализированные каналы и программы, где ты можешь увидеть и альтернативных исполнителей. Когда ты к ним приедешь, тебе не скажут, что это не формат. Тебе скажут, что «ты не формат для этой программы, а вот вечером будет выходить программа, где ты формат». Или вечером, или утром, - просто есть разные программы, они не зацикливаются на чем-то одном.

Я бы лично не «изобретал велосипед», а сделал, как французы. Они в свое время имели очень большую проблему с англоязычными песнями, как мы с русскоязычными, поэтому приняли закон о сохранении франкоязычного продукта, о лоббировании этого продукта в медиа. Согласно этому закону, 60% музыкального продукта на ТВ и радио должен составлять франкоязычный продукт. Французы тоже много поют на английском, но у них идет защита как раз франкоязычного продукта и это именно то, что нам надо сделать с украиноязычным. У нас в Украине работает телеканал М2 с украинским паспортом, но все равно там русская попса. Разве это нормально?

В Украине максимум, что сделали в этом направлении – это во времена президентства Ющенко ввели норму, по которой 50% эфира на радиостанциях должны отдаваться украинским исполнителям. И получилось, что днем украиноязычной музыки не было, а четко после 12 ночи начинали крутить Александра Пономарева с Ириной Билык. Толку от этой нормы не было никакого.

Добавлю, что у французов в этом законе также прописано, что 25% должны быть молодыми исполнителями. Таким образом, они помогают им раскрутиться. Главное, чтобы это была качественная запись.

Кстати, схожий принцип в свое время был у нас на «Радио Киев» 98 FM, когда я начинал там журналистскую карьеру и проходил стажировку. Я работал там со своими друзьями – лидером и вокалистом группы «Перлина степу» Олегом Никишовым, а также с лидером дуэта «Запаска» Павлом Нечитайлом, который тогда был музыкальным редактором. Так вот, во времена, когда мэром Киева был Олександр Омельченко, «Радио Киев» было проукраинским и качественным, - до тех пор, пока его не превратили в «шансон №2» при Леониде Черновецком.

Вообще, кто-кто, а Сан Саныч очень поддерживал все украинское в Киеве. Я не знаю о всех его махинациях, что и где он награбил, но когда Омельченко был мэром, в Киеве проходило самое большое число патриотических концертов и фестивалей. Мы выступали на всех фольклорных праздниках. Причем иногда было так, что мы выступали на Софиевской Борщаговке, затем бегом садились в такси и ехали выступать на Контрактовую площадь, а ближе к ночи уже играли на центральной сцене на Майдане Незалежности. И это были концерты аутентичных фольклорных коллективов, а не шароварщина. Сан Саныч в этом все-таки разбирался. Тогда постоянно выступали и «Мандры», и ВВ, было интересно.

Когда после Майдана министром культуры поставили Евгения Нищука, - моего побратима и друга, я предложил ему заняться вопросом квот украиноязычных песен на радио и телевидении, причем абсолютно на волонтерских началах. Но не получилось – Женю выжили. Он стал для власти слишком прогрессивным. Его заменили. Ему сказали: «Все, Женя, наигрался – до свидания».

Новости Украины – From-UA: - Некоторые украинские талантливые исполнители идут в политику. Например, Злата Огневич стала народным депутатом фракции Радикальной партии Олега Ляшко. Что подталкивает исполнителей менять творческую сцену на места под куполом?

Евгений "Їжак" Романенко: - Деньги, деньги и еще раз деньги! Вы думаете, они намереваются в Верховной Раде предлагать какие-то законопроекты? Они туда пошли, потому что Олегу Ляшко нужны были красивые лица и красивое имя в списке. Вот и все. А Злата Огневич продалась.

Вообще, ни один из музыкантов на политическом концерте не будет играть за дешево. Это огромные деньги. Я недавно видел, как новосозданная партия «УКРОП» рекламировала концерт Сашка Положинского (лидер группы «Тартак» - ред.). Я в таких случаях рад за музыкантов, которые просто заработают нормальные деньги за концерт. Я всегда говорю людям: «не ведитесь на все это, берите гречку, а голосуйте умом». Поэтому в данном случае музыка и такие концерты – это тоже «гречка», только музыкальная.