О том, какие времена переживает украинская экономика, какие позитивные и негативные тенденции сейчас отмечаются на украинском рынке и о перспективах его развития в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал экономист, ведущий научный сотрудник Института экономики и прогнозирования НАН Украины Ярослав Жалило.

Новости Украины – From-UA: - Ярослав Анатольевич, добрый день! Учитывая военные действия на Донбассе, аннексию Крыма, в каком состоянии находится украинская экономика и гривна?

Ярослав Жалило: - Украинская экономика находится в состоянии депрессии. Фактически, то пресловутое дно кризиса, о котором говорили, оно, в общем-то, было достигнуто еще в последнем квартале прошлого года, но позитивных трендов пока особо не наблюдается. Мы зависли в состоянии остановленного падения, и экономика постепенно адаптируется к тем рискам, которые имеются. У нас есть отдельные показатели роста, которые, к сожалению, мы пока еще не можем назвать подъемом.

Если говорить о гривне, мы видим, что ее курс стабилизировался: гривна укрепилась по сравнению с колебаниями, которые были в начале года, и это все связано с позитивной динамикой в сфере экспорта, то есть приостановилось падение экспортных и импортных закупок. У нас за четыре месяца – минус 12% против того падения, которое зашкаливало в прошлом году за 30%, и это уже можно считать позитивом.

Также у нас позитивная динамика торговли с ЕС, соответственно, сегодня рынок больше завязан на торговлю, нежели на спекуляцию, что и привело к стабилизации курса.

Новости Украины – From-UA: - Какие позитивные и негативные тенденции вы бы отметили за прошлый и этот год в украинской экономике?

Ярослав Жалило: - Конечно же, этот год отметился трендами на изменения. Потому что дно у нас было достигнуто в последнем квартале прошлого года, поэтому первая половина этого года оказалась более динамичной.

Одна из ключевых проблем прошлого года – это падение объемов экспорта, что было связано, прежде всего, с ухудшением мировой конъюнктуры, потому что резко упали цены на экспортные товары Украины. Плюс ухудшились производственные возможности Украины, а это соответственно, глубокое падение экспорта, что привело к колебанию на валютном рынке и к проблемам, связанными с доходами бизнеса. То есть ухудшению финансового состояния бизнеса и банков и в итоге к общему сокращению ВВП, которое в прошлом году превысило 10%.

Поэтому улучшения ситуации в этой сфере, которое произошло в этом году – это активизация экспортной деятельности, несколько улучшила тренды. И сегодня по итогам шести месяцев мы видим, что у нас наблюдается небольшой, но рост промышленности. Перерабатывающая промышленность увеличилась на 3%, а лидером здесь является металлургия, где мы видим четко выраженный тренд, который подтягивает за собой производство кокса, которое тоже резко провалилось в связи с войной, с тем, что основные промышленные мощности были остановлены в условиях войны. Машиностроение прекратило падения и демонстрирует сейчас слабый, но рост.

А вот отрасли, ориентированы на внутренний спрос, прежде всего, это пищевая промышленность, рост не демонстрирует, даже показывает -1% за эти шесть месяцев. То есть можно сказать, что внутренний спрос – это депрессивный фактор в экономике.

Очень позитивным признаком я считаю то, что у нас оживилось инвестирование. В последнем квартале прошлого года уже был плюс по валовому накоплению основного капитала в составе ВВП, в первом квартале этого года – тоже было плюс 3%, то есть это хороший задел для того, чтобы говорить о том, что во-первых, бизнес адаптировался и готов работать и ориентироваться на перспективу, а во-вторых, это задел качественных изменений в структуре экономики, которые могут поддерживать долгосрочный экономический рост.

Если брать структуру, то среди лидеров инвестирования – это сельское хозяйство (рост в полтора раза) и перерабатывающая промышленность. Это я считаю очень существенным позитивным трендом.

И наконец, позитивный тренд – это остановившаяся инфляция. Сегодня по итогам шести месяцев даже в годовом измерении общий показатель инфляции около 7%, а по сравнению с декабрем прошлого года за шесть месяцев было чуть меньше 5%. Причем драйвером инфляции являются регулируемые тарифы в то время, как на потребительском рынке показатель нулевой.

Новости Украины – From-UA: - Можно ли говорить о том, что под давлением войны украинская экономика трансформируется и адаптируется работать без промышленных мощностей Донбасса?

Ярослав Жалило: - В общем-то, оккупации подвергнута только часть территории Луганской и Донецкой областей. Значительная часть все-таки находится под контролем Украины, причем на них имеется существенный экономический потенциал. Да он существенно подорван тем, что там были внутриобластные связи, то есть часть промышленной цепочки осталась с той стороны, часть – с этой, но это уже другой вопрос.

Перестройка, конечно, происходит, и промышленный комплекс перестраивается в связи с тем, чтобы работать без той части экономического потенциала. Это непросто, мы видим это по жесткому удару, который испытала, прежде всего, металлургическая и химическая промышленность. Но кроме того, я думаю, что главная адаптация даже не в плане возможностей, а в плане общих рисков, ожиданий бизнесменов и инвесторов.

Прошлый год показывал значительно острую реакцию на риски, мы видели довольно четко, как обострение военной ситуации приводило к колебаниям на валютном рынке, потому что все сразу начинали волноваться. Сейчас мы видим адаптацию, то есть люди и бизнес уже с этим сжились и пытаются строить свои стратегии, учитывая этот риск, но не особо на нем концентрируясь.

Новости Украины – From-UA: - Те реформы, которые были заявлены правительством в отношении работы экономки: борьба с коррупцией, вывод экономики из тени – как они существенно изменили ситуацию? И какие реформы, по вашему мнению, которое были эффективными, вы бы отметили?

Ярослав Жалило: - Действительно заметные изменения произошли в сфере дерегуляции. Конечно, там еще много чего остается делать, и в действительности дерегуляция остается формальной, так как бизнес все равно страдает от чрезмерного регуляторного давления. Но тем не менее, произошло упрощение регистрации бизнеса, мораторий на проверки бизнеса и прочее. Но я все равно считаю, что для малого бизнеса особенно этот регуляторный фактор не играет основополагающую роль.

Мы видим заметные изменения в сфере контроля за бюджетными закупками, это то, что касается тенизации коррупции – внедрение системы контроля за закупками ProZorro, которая теперь будет распространяться на все госзакупки. Эта система способствует и повышению эффективности госзакупок, повышению степени воздействия госзакупок на экономическую стабильность, то есть стимулирующая роль госзакупок, и уменьшение коррупционной составляющей. Как показывает опыт, полностью это иллюминировать это не удается, это просто можно попытаться обуздать.

Что касается уровня теневой экономики, то недавно были обнародованы данные Минэкономики, и этот показательно даже немного увеличился. Но я считаю это очень расчетным показателем, поскольку он на самом деле очень условный, и по мере оживления экономики, а это будет у нас потихоньку происходить, уровень теневой экономики на первых этапах будет возрастать. Но это нормальный процесс, которого не нужно бояться – так уж устроена наша экономика.

Поэтому что касается реформ, то победить не удалось ни то, ни другое. Мы видим, что коррупция активно пытается скрывать схемы, и они настолько проросли насквозь в украинские процессы, что, скорее, нужно учиться с ними жить и постепенно, последовательно, шаг за шагом уменьшать коррупционную емкость экономики.

Новости Украины – From-UA: - Ярослав Анатольевич, процессы децентрализации – они положительно влияют на нашу экономику?

Ярослав Жалило: - В принципе сейчас у этой реформы потенциал заложен положительный. Увеличилась возможность получения доходов у значительной части местных бюджетов, но не у всех. Закладывается потенциал расслоения, потому что там есть особенности, и расширение полномочий местными бюджетами – это тоже потенциально возможности.

Но проблем в другом – воспользоваться этими возможностями в местных общинах самоуправления. К сожалению, часто они просто не в состоянии воспользоваться либо по причине неумения, либо по другим причинам, что называется отсутствием политической воли, недостаточного контроля общины и так далее. И впоследствии мы имеем накопление профицита местных бюджетов, то есть деньги поступают, но люди не знают, что с ними делать. И много отмечено случаев, когда эти деньги кладут на депозит в банке, они там лежат, приносят процент, а неизвестно, будет ли они работать на благо общины.

И к сожалению, в таком случае местное самоуправление еще не всегда готово и не умеет распорядиться своими возможностями.

Новости Украины – From-UA: - Какие перспективы открываются у нашей экономики, учитывая евроинтеграционный процесс?

Ярослав Жалило: - Прежде всего, это перспективы, которые открываются, собственно, за пределами ЕС. Потому что европейский рынок, если говорить прямолинейно о том, что мы туда хотим проникнуть, он довольно ограничен и замкнут. Да у нас сейчас позитивная динамика экспорта в ЕС, потому что в прошлом году он обвалился. Сейчас мы можем его восстановить.

Но главный позитив от наших евроинтеграционных устремлений – это то, что мы адаптируем свою регуляторную систему и экономическую политику к тому, как это принято в ЕС. И это упрощает возможности входа на третьи рынки, я имею в виду и азиатский рынок, и тот же американский рынок, даже африканский рынок. И кроме того, плюс в том, что инвесторы будут с большей уверенностью смотреть на перспективы работы нашего рынка.

Новости Украины – From-UA: - Какие изменения вы бы спрогнозировали в ближайшей и долгосрочной перспективе?

Ярослав Жалило: - Нам, прежде всего, нужно восстановить высокую динамику экономического роста, чтобы просто хотя бы выбраться оттуда, куда мы провалились. А такого устойчивого роста можно достичь, конечно, за счет структурной перестройки. Поэтому все-таки я рассчитываю на то, что у нас произойдет структурная перестройка экономики на основании улучшения внутреннего инвестирования, увеличения доли участия банков в этих процессах и существенная активизация иностранных инвестиций.

И если никаких отрицательных радикальных изменений не будет, то уже в этом году, а особенно в следующем, мы заметим значительное увеличение интереса иностранных инвесторов в украинской экономике, что будет способствовать ее структурным изменениям.

Кроме того, не менее важный момент, - это развития предпринимательства, то есть сейчас основная проблема – это занять большие массы людей, которые сегодня, к сожалению, остаются без работы или с очень низким уровнем дохода.

То есть дальнейшая дерегуляция и развитие предпринимательства – это наши приоритеты. И в принципе я думаю, что здесь развиваться есть куда. И также это антикоррупционные меры, потому что хотим мы этого или нет, но если мы не займемся сами борьбой с собственной коррупцией, то будут проблемы внешнего управления, которые просто вытеснят этих коррупционеров для того, чтобы компенсировать отсутствие внутренней политической воли борьбы с коррупцией. То есть коррупционная борьба – это то, чем нужно будет заниматься, и что будет происходить объективно.

А что касается перспектив развития, то перспективными являются отрасли, развитие которых будет поддерживаться международными проектами и на уровне государственных инвестиций.

Это вопросы энергосбережения, которые буде крайне актуальны и в производстве, и в быту. И это будет развиваться приоритетными темпами. Также в хорошей динамике находится сельское хозяйство, но это уже продолжение тренда. Я думаю, что в него и дальше будут притекать инвестиции, оно будет индустриализироваться, и на основании этого Украина будет утверждаться, как участник аграрных рынков. Это ни в коем случае не означает деиндустриализацию, но просто это объективный тренд, который может наоборот позволить нам поддержать свой экономический рост и получить финансовый ресурс для желаемых внутренних структурных изменений.