...программы «Десять шагов к любви» на канале «1+1», участница шоу «Последний герой», модель Василиса Фролова.

В ходе видео-онлайн-конференции Василиса рассказала о том, в каком тайном обществе она состоит, какими были первые ощущения на шоу «Последний герой», что происходит на украинском телевидении, и о многом другом.

Предлагаем вашему вниманию список заданных вопросов и ответов на них.




Teller: – Добрый день, Василиса!

А почему бы Вам не работать на российском телевидении?

Поверьте, Вы бы стали украшением канала.


В. Фролова: – Какого канала? Я очень много лет прожила в Москве, для моего взрослеющего организма это был достаточно серьезный период. Уехала оттуда осознанно. Собираюсь ли я работать на российском ТВ? Нет, потому что это очень долгий этап – идти к какой-то минимальной узнаваемости. Мне пришлось поработать в утреннем эфире много лет, только после этого меня начали приглашать вести вечеринки, корпоративы. И не хотела бы проделать тот же путь в России. Тем более есть несколько опытов поездок в Москву в связи с записью нескольких интересных программ для канала «1+1». И сейчас, когда я опять прожила несколько недель в Москве, когда я там находилась, еще раз убедилась, что в Москве жить я не хочу. Это совершенно не мой город, ничем меня он не привлекает. Хотя российское телевидение, безусловно, иногда бывает на порядок выше. У нас нет, к сожалению, такого телеканала, как «Дождь». Я с интересом его смотрю, это единственный телеканал, который мне интересен.

Жорик Вартанов: – Вы клон Ксюхи Собчачки из России, но с местным колоритом?

В. Фролова: – Ну, странно, что вы меня сравниваете с ней. Не могу сказать, что мне это неприятно или приятно. Хотя меня часто сравнивают с Умой Турман. Любые сравнения в мой адрес мне непонятны. Если вы хотите найти хоть более-менее говорящую провокаторшу-блондинку на украинском телевидении, то да, это буду я. Но мне не хотелось бы, чтобы меня сравнивали с Ксенией, потому что мы достаточно разные люди – и внешне разные, и родом деятельности тоже. Не знаю, почему вдруг такая сравнительная характеристика возникла у Жорика. К сожалению, нет в Украине Собчак, и она не знает всех этих перипетий. Вон, Волочкова, гадость, перебралась к нам, и пообсуждать ее некому. Хорошо, что не с Волочковой меня сравнили.

Ален: – Готовы ли Вы пойти на дружескую встречу в кафе с еще незнакомым для Вас человеком? В данном случае мною)

В. Фролова: – Ну, смотря что предстоит и что будет предшествовать этой встрече. Если этой встрече будут предшествовать интересные вопросы в веб-конференции или какой-то уникальный повод, то почему бы и нет? Естественно, я хожу в разные общественные места и сижу с разными незнакомыми мне людьми. Возможно, среди них может оказаться и Ален.

Лена: – Василиса, как Вы относитесь к тайным обществам? Какие тайные общества знаете и в каких хотели бы состоять?

В. Фролова: – Я положительно отношусь к тайным обществам, но я бы ни к каким себя не причислила. Не знаю, тайное общество алкоголиков имеется в виду? Так я не тайный алкоголик. Тайные общества политических партий? Я не скрываю своего отношения к нынешней власти, и не только украинской. Если речь идет о тайных обществах сексуального характера, то я не намечаю никаких особых извращений. Смотря какого рода общество мне предлагается. Если есть в Киеве что-либо интересное, то буду признательна, если меня просветят. Тайное общество транжир – я в нем хорошо бы вписалась. Тайное общество любителей поспать – вот я в нем.

Сергей: – Добрый день! Василиса, мне очень нравились ваши выступления с Ваней Дорном в шоу «Зирка+Зирка». Считал вашу пару самой яркой и продвинутой. Вопрос: вы планируете заниматься пением и дальше? И не приходило ли вам в голову заняться режиссурой постановок? Мне кажется, у вас бы хорошо получилось!

В. Фролова: – Спасибо, Сергей. Очень приятно, что вы до сих пор помните о наших выступлениях. Это действительно далось очень сложно, уже прошло больше года с тех пор, как мы победили, и больше года многие задают подобный вопрос. Если бы я собиралась, то, безусловно, уже запела бы. Но, учитывая, что в нашей стране петь – это достаточно унизительное занятие, мне не хотелось бы во все это влазить. Мне не хотелось бы вообще иметь отношение к украинскому шоу-бизнесу, связанному с пением. А по поводу режиссуры: на самом деле наши номера – это плод фантазии не только моей, но и наших друзей. С нами всегда был мой друг Саша, Юра Жуйков, наш стилист, который постоянно предлагал свои идеи. Если бы мы просто были вдвоем с Ваней, мы бы настолько уставали, и был бы настолько необычный взгляд, что были бы не в состоянии придумать настолько сильные номера. Плюс у нас был тогда режиссер Семен Горов, который вносил свои коррекции, и благодаря ему наши номера были выделяющимися.

Мне не кажется, что я смогу быть хорошим режиссером. Мне больше как-то нравится организация таких проектов. У меня второе неоконченное образование в этой сфере, связанное с организацией шоу-программ. И это ближе, чем режиссура, потому что режиссуре нужно учиться долго. Я не обладаю таким количеством знаний, чтобы иметь право называться режиссером.

Станислава: – Какими были ощущения в первые дни пребывания на острове (шоу «Последний герой». – Ред.)? И как складывались отношения с другими участниками так сказать «вне камер»?

В.Фролова: – Первые дни были самым сложным периодом на острове. И как раз в эти дни проходили самые переломные сдвиги у многих участников. Потому что как раз тогда у нас не было жилища, огня и почти не было еды. Ели тогда сухой рис и спали в жутких лужах, заработали себе всякие страшные болезни в первые три ночи. Отношения складывались по-разному. На самом деле камеры были всегда. Снимали, правда, нас процентов 40 среди всех суток, но привыкли к присутствию камер настолько, что я бы не делила наши отношения перед камерами и без. Такими, какими они были показаны, такими они были на самом деле. Другое дело, плохо, что эфир не показывает всех тех вещей, которые играли важную роль в голосовании. В часовом эфире невозможно показать жизнь 2 племен за три дня, поэтому все важные решающие моменты не вошли в эфир, что очень расстроило всех участников. Потому что мы надеялись увидеть более полную картину.

Общаюсь со многими после острова. С Инной Русан больше всего, мы с ней очень подружились. С Лерой у меня наладились отношения, я никогда не думала, что Лера окажется таким человеком. Телевизионный образ Леры какие-то стереотипы на нее наложил, и многим кажется, что этот человек бесхарактерный и не волевой. На самом деле Лера оказалась сильнее многих, и мне было приятно найти в ней такие качества, увидеть которые я совершенно не ожидала. И Максим Давыденко, и Кирилл Туриченко, и Андрей Ковальский, и Андрей Куликов, Саша Заема – это, пожалуй, люди, с которыми мне очень приятно общаться теперь. И Стеллу Захарову видела позавчера. Это известно, у меня там было только два врага, с остальными все в порядке.

Александр: – До последнего думал, что Вас действительно зовут Василиса). Чем Юля-то не угодила?

В. Фролова: – Ой, это такой типичный вопрос уже много лет. Мне Юля угодила с самого рождения, но так получилось, что меня назвали Василисой, и уже пошел 12-й год. Это очень долгая история, и мне надоело ее рассказывать. Это имя ко мне настолько приросло, что я совершенно не рефлексирую на имя Юля. Только харьковским друзьям позволено называть меня Юля. Но если на улице мне крикнут, я не обернусь на это имя. В общем-то, и мама меня давно называет Василисой, как бы я того хотела или не хотела, так получилось. Полную историю можно нарыть в интернете.

Без ГМО: – Василиса! Вы такая харизматичная девушка, вот смотрю на Вас в «Последнем герое» и не верю, что именно ВЫ ведете там какие-либо подковерные игры. Сложилось мнение, что Вы все говорите открыто и прямо. У меня несколько вопросов:

1. Вы не задумывались, почему племя съело именно Вас?

2. Не собираетесь ли Вы идти в политику?


В. Фролова: – Задумывалась. Какой острый вопрос. Спасибо вам большое, что вы заметили во мне такие хорошие качества, очень редко люди во мне замечают что-либо хорошее. Это очень долгая история. Я ехала проверить там себя, мне не нужно было вести какие-то подковерные игры и строить авантюры. Мне хотелось самой честно проверить себя в иной ситуации, себя переломать во многом и посмотреть объективно на свои хорошие и плохие качества. Это очень хороший тест на проверку себя, это генеральная промывка мозгов. Могу объективно сказать: я знаю причину того, что меня исключили в данной серии. От А до Я знаю все, что сказали редакторы, что сказали участники друг другу перед тем, как голосовать, что на самом деле должно было быть, в тот вечер уже я знала все. И, конечно, это было достаточно неожиданно для многих. У меня не было цели победить, я уже тогда вошла в финал, я дожила до объединения племени, я не дожила 6 дней до окончания всего проекта. Я определяла главного героя, именно мой голос определил победителя, поэтому я оттуда вынесла более чем максимум ожидаемого.

2. Да мы все, в общем-то, в политике. Опять же, засветившись у Савика Шустера, невозможно не следить за политическими перипетиями, но депутатом я становиться не собираюсь, да и не вижу политической партии, которая могла бы полностью соответствовать моим политическим убеждениям. На сегодняшний день я счастлива осознавать, что есть Украинская Правда и такие журналисты, как Мустафа Найем и Сергей Лещенко, вот эти люди в политике занимают свои места. А я разве что журналист.

Инга: – Здравствуйте, Василиса! С интересом смотрю «10 кроків до кохання». А скажите, вы сами когда-нибудь пытались по вещи угадать человека? И если да, часто ли вам приходилось разочаровываться или наоборот – приятно удивляться, если ваши предположения не совпадали с личностью хозяина вещи?

В. Фролова: – К сожалению, нам очень часто приходится судить о людях по вещам. Опять же очень приятно, что вы обратили внимание на эту программу, хотя очень многие не досматривают ее до конца. У меня никогда в жизни не было, чтобы я выбирала спутника по вещи. Хотя я бы не прочь сама поучаствовать в этой программе. Молодым людям, мне кажется, очень повезло, что смогли поучаствовать в этой программе, потому что с помощью нее они смогли взглянуть на себя со стороны.

Вообще, вещи – это защита, и если мне нужно угадать в человеке какие-то качества, теперь, после съемок, я понимаю, что вещь – это всего лишь социальный идентификатор, который защищает человека от нападения, и чем круче и пафоснее вещи – тем слабее человек.

Катя: – Василиса, добрый день! Хотела узнать, правда ли участники шоу «10 кроків до кохання» ничего не знают друг о друге? Иногда создается впечатление, что герои специально отсеивают достойных, оставляя в финале совсем неожиданную кандидатуру. Просто они так странно выбирают «лишнюю» вещь...

В. Фролова: – Конечно, они не знают друг о друге, если бы они знали, то пропал весь интерес программы. Причем они все время хотят повернуться на балкон. Это сложнее всего. Мне нужно думать о следующих конкурсах, а приходится рядом стоять с героем и держать его голову, шею и спину, чтобы он не поворачивался. Мне не хватает ассистента, который бы следил, чтобы герой не поворачивался на балкон. С героями постоянно происходят странные вещи, они думают, что вдруг их начнут обманывать, и поэтому вещи они воспринимают с точностью до наоборот: они видят хорошую вещь и думают, что их обманывают, а сзади стоит человек, который ею на самом деле не обладает, начинают вылезать какие-то комплексы. И люди теряют самообладание на глазах. И поэтому кажется, что выбор определенной вещи не совсем адекватен. Это все потому, что участники думают, что их обманывают. Но иногда попадаются шутники, которые подкладывают вещи ради смеха, это тоже стоит учитывать.

Аттика: – Василиса, а зачем в шоу «Последний герой» вы отдали свой иммунитет взамен на огонь, вы не рассчитывали, что после этого вас могут съесть? Какие были ощущения после этого совета племени?

Честно, считала вас и еще Кирилла Туриченко главными претендентами на звание «последнего героя».

В. Фролова: – Ну, это вы уж слишком. Я совершенно не претендовала на геройство, оказаться в этой компании мне было совершенно достаточно. Я прекрасно понимала, что когда я отдам иммунитет, меня сразу же выгонят, потому что сговор в лице Кати и Юли уже существовал давно. И мы этого не скрывали, они не скрывали, что голосуют против меня, а я против них. Когда мы ехали на совет, ко мне подходили Леша и Андрей и ставили меня перед фактом, что против меня сейчас совершается сговор. Поэтому мне еще азартнее было отдать ребятам огонь, потому что нам потушили огонь и завалили нашу кухню. Я точно понимала, что это останется на их совести, моя совесть при этом была чиста, у меня был шанс раздобыть для нас, для них огонь. А сговор был для меня не в новость. Если бы я, наоборот, зажала иммунитет и, радостно потирая ладошки, выгоняла Катю или Юлю, то на следующем совете выгнали бы меня. Это я понимала прекрасно, поэтому терять мне было совершенно нечего.

fariorchi: – Василиса, бывает ли с вами такое, что вас «преследуют» какие- либо цифры или числа: например, я как ни гляну случайно на часы, так почти всегда выпадает время, состоящее из цифр 2,3,4?

В. Фролова: – Вы знаете, да. Вот очень приятно, что вы обращаете на это внимание. У меня даже была фобия по поводу совпадения чисел. Некоторые даже думали, что я не в себе. Постоянно, как ни гляну на часы, было 1-2, 2-1, 1-1-2 и так далее. Эта «маничка» меня преследовала в течение десятков лет. Я заморачивала голову маме и друзьям. Я говорила с какими-то специалистами, которые меня просветили и сказали, что все это происходит тогда, когда со мной происходят вещи, которые меняют в лучшую сторону мою судьбу, и вот в эту интерпретации этого странного явления я поверила. И теперь, когда я вижу одинаковые цифры, я понимаю: отлично, все идет так, как надо, значит, получилось все, как должно было быть. И это так и есть.

Стас, Киев: – Добрый день! Был крайне удивлен, когда вы 2 года назад с развлекательного канала М1 перешли на работу к Савику Шустеру – в политическое шоу. Вы действительно интересуетесь политикой или просто решили тогда сменить сферу деятельности? С уважением, Стас.

В. Фролова: – Спасибо большое, Стас. Не вы один были удивлены, я тоже была удивлена своему поступку. Такие поступки достаточно естественны, они позволяют двигаться. Не могу сказать расти, не могу сказать, что я выросла в профессиональном плане. Но дальше стоять на одном месте было совершенно невозможно. Учитывая, что на канале М1 мне и моей подруге Каролине Ашион намекали, что наш возраст выходит за рамки привычной аудитории, мы воспринимали это как сигнал к действию. Опять же, я не видела для себя никакого прогрессивного роста при той команде режиссеров, поэтому я не скрываю, что я всячески искала применение другое себе. И когда мне позвонили из студии Савика, я сразу же поехала. Я прошла объективно кастинг, на который приходило много ведущих с других каналов, сама подготовила свой материал. Таким образом, показала каналу и Савику, что сама могу готовить свои выступления. Для меня это был совершенно другой опыт, другая компания, я совершенно не жалею, что у меня был такой напряженный год. Но все равно, это не для меня, мне приходилось приходить на работу каждый день, что для меня совершенно неприемлемо. С приходом другой власти ежедневная программа закрылась, и так до сих пор про Евро-2012 никто не говорит.

Оксанка: – Василиса, уже решили, где будете праздновать НГ? И, кстати, вы корпоративами на такие праздники не брезгуете, подрабатываете? Если да, вы дорого стоите? :-)

В. Фролова: – Смелый вопрос. К сожалению, да. К сожалению, потому что мне очень-очень хочется спокойно отпраздновать Новый год, но я буду работать. Я считаю, что совершенно не стыдно соглашаться на работу, если она сама к тебе идет. Я живу по принципу: ехать не ехать – ехать, делать не делать – делать. Есть люди, которые хотят, чтобы я провела этот Новый год в Ялте, и я поеду в Ялту. С минскими КВН-щиками отпраздную Новый год на сцене. А насчет цены – уж извольте. Для каждого своя цена.

Миша: – Видел вашу фотосессию для мужского журнала EGO. Возник вопрос: а слабо сняться для Плэйбоя, да пооткровеннее?

В. Фролова: – Это было 7 лет назад, что вы такие журналы старые смотрите? Очень странно, что украинские таблоиды умудряются желтить так бездумно, что берут такие старые фотографии. Ее обнаружил портал «Таблоид». Мне было очень странно, что такой уважаемый портал взял и опубликовал ее как новую, а остальные подхватили. И в Сеть просочились не окончательные версии, а изначальные, и оригинал без поправок, что не делает, конечно, хорошей репутации «EGO», да его и нет уже, кажется.

Нет, конечно, не слабо. Наверно, самая большая коллекция предложений сняться в журнале «Playboy». Когда они готовили свою первую обложку, Влад Фисун позвонил мне, что было очень приятно. Они хотели, чтобы я снялась для первой обложки журнала в Украине. Но, к сожалению, тогда за мной стоял канал М1, который принимал решение. К сожалению, тогда они не договорились о цене вопроса. После чего журнал «Playboy», скажу честно, предлагал мне еще три раза. Где-то через год звонили люди из журнала и предлагали настойчиво для них сняться. Позже мне уже это было просто неинтересно. Просто мне уже не кажется, что журнал «Playboy» в данном редакционном составе может предложить мне что-то интересное и душераздирающее.

Билан: – Чего не хватает на украинском телевидении, как вы считаете? Я, например, сравниваю наше ТВ с американским и вижу, что динамики, например, у нас мало. Такое ощущение, что у них, в пределах 20 минут, пока идет передача, в выделенное время пытаются втиснуть все, что только можно. Возьмите для примера шоу Джея Ленно – насколько разносторонняя и насыщенная передача. У нас подобной нет и в помине! Пусть критикуют США, но шоу они умеют делать как никто другой!

В. Фролова: – Да, безусловно, я с вами совершенно согласна. Я хочу обратить ваше внимание, что наше телевидение уже дошло хотя бы до того, что покупает шоу западного формата. Поймите, то, что происходит сегодня на телевидении – это всего лишь для рекламных потребностей украинского потребителя. Ведутся рейтинги – такая страшная штука, как рейтинги. И как бы мы к ним не относились, но все равно они диктуют нам стиль поведения. Уверена, что многие телевизионные продюсеры не хотели бы видеть такой контент на своих телеканалах, но они разводят руками, потому что это деньги. А телевидение – это такой же бизнес, как и все другие.

Ирина П. : – Вы крутитесь в мире шоу-биза. С кем из наших (а может и не наших) звезд вы дружите? С кем «на ножах»?

В. Фролова: – Ну, опять же, звезда не звезда – это так странно слышать в украинских реалиях. Быть звездой в украинских реалиях унизительно. Например, моя подружка Каролина Ашион – да, какая-то часть населения, точно так же как и меня, относит ее к звездам и называет звездой, но я уверена, что ей это претит. И у нас аллергическая реакция на все эти шаблоны. Давайте тогда просто говорить о людях публичных, потому что звезда – это клише, которое очень портит людей. Тот же Мустафа больше звезда, чем тот же дядя Жора. Из певцов у меня очень хорошие отношения с Аллой Горчицей, со многими людьми, с которыми я пересекалась в кадре, у меня отношения хорошие. Что касается «на ножах» – да, есть пару персон, не будем сейчас портить воздух их именами.

Незнайка: – Юлия, за кого вы голосовали на президентских выборах, если не секрет? Исходя из ответа, как вы оцениваете нынешнее положение дел в нашем царстве-государстве? Кто виноват и что делать?

В. Фролова: – На президентских я голосовала за Тигипко, тогда он мне казался наиболее адекватной кандидатурой. Сейчас он повел себя совершенно не так, как от него ожидали многие, мне очень жаль, и я понимаю, что политика – это такие большие ресурсы и деньги. Кто виноват? Сейчас, конечно, виноваты «донецкие», очень страшно чувствовать кожей, что все стоит, причем не только стоит, а все рушится. Очень обидно. У меня были большие надежды на российскую революцию, и мне кажется, что если сейчас во время президентских выборов в России произойдет сдвиг, то это обязательно аукнется и у нас в Украине. К сожалению, мы все равно зависимы от России, я не теряю надежды, что путинский режим будет свергнут.

Александр: – Есть хороший способ от несчастной любви – забыть о себе! А какой способ вы рекомендуете страдальцам?

В. Фролова: – От несчастной любви? Вспомнить о себе наоборот. Как раз люди, слишком растворяясь друг в друге, забывают о себе. Займитесь всем тем, до чего у вас раньше не доходили руки, и я уверена, это отвлечет вас от дурных мыслей.

Олег (Киев): – Изменилось ли в Вашей жизни что-либо после проекта «Последний герой»?

В. Фролова: – Ну, конечно, Олег. Это настолько переломный период в моей жизни, я так рада, что приняла участие в этом проекте. Я не думала, что реакция внутри моей головы будет настолько кардинальной. У меня изменилось отношение к тем вещам, которые меня окружают. Очень многие вещи стали восприниматься гораздо проще. Я всем рекомендую пройти подобную чистку, доходят не все, конечно, были 10 тысяч заявок, я надеюсь, что второй украинский проект «Последний герой» тоже будет. Желательно, чтобы еще физические возможности это позволяли, это не только шанс очиститься и похудеть, но еще и взглянуть на себя со стороны.

кася: – Чому ви так соромитеся свого справжнього ім'я Юля? Як оцінюєте сьогоднішній М1? Яким ще проектом ви б хотіли зайнятися на «1+1»?

В. Фролова: – Я не стыжусь, вы что? Если бы стыдилась, я бы не говорила об этом публично. Просто так привыкли, я настолько срослась с новым именем, я уже сейчас давно не Юля, просто это имя мне уже не подходит.

Ой, я не буду оценивать М1, я не смотрю его, вот вам моя оценка.

Знаете, я сейчас вам открою ту тайну, которую нельзя открывать, но в январе выйдет шоу «Магия», где мне пришлось испытать себя в непривычной роли. Мне кажется, что «1+1» настолько мобилен, что быстро готовит всегда разные, но всегда рейтинговые шоу. Я не хочу фантазировать, где бы я себя могла видеть. Но другое – будет мне это интересно или нет. Я хотела бы принимать участие в том, что мне интересно, с интересными людьми, и чтобы это давало мне драйв. Чтобы не просыпаться, а ночами работать, и чтобы это было интересно, а если работа просто так, для галочки, то пусть ее лучше не будет вообще. А если она есть, то пусть будет в удовольствие.

Матвей: – Скажите, только честно: вы себя считаете состоятельным человеком? Много ли денег можно заработать у нас в шоу-бизнесе?

В. Фролова: – Нет, я не считаю себя состоятельным человеком. В шоу-бизнесе можно заработать денег, если поставить конкретно такую цель и понимать, что ты можешь поступиться моральными принципами. Иногда бывают исключения, когда люди кропотливым трудом зарабатывают себе деньги, наверно, среди этих исключений и я. Но я не думаю, что в какой-то другой сфере невозможно заработать денег. Шоу-биз – это точно такая же яма, как и любая другая отрасль. Я прекрасно понимаю, что если бы мы жили в Америке или Англии, то публичные люди обладали бы гораздо большими средствами. У нас же большие средства до исполнителей редко когда доходят.

Маша: – Василиса, вы петь не пробовали, а вдруг? :-)

В. Фролова: – Ответ читайте выше. Пробовали петь с Ваней Дорном на проекте «Зірка плюс зірка». Попробовали, победили и хватит.

Виталина: – Привет, Васечка! Какая твоя профессиональная мечта?

В. Фролова: – Привет, Виталина. У меня уже давно нет целей и мечт, я понимаю, что все сбывается. Я ставлю перед собой реальные задачи, которые касаются ближайшего будущего. Я добиваюсь какой-то гармонии внутри себя, и это не имеет никакого отношения к моим профессиональным неудачам. Мне нравится заниматься тем, чем я занимаюсь, и что моя работа всегда меня находит. С другой стороны, мне иногда обидно, что у меня нет никакого своего дела, я могла бы за свои годы что-то произвести, сделать, а я все время только языком треплюсь. Поэтому я не думаю, что о какой-то профессии, вещах профессиональных можно судить, глядя на меня.

***

Не судите строго Инну, если она пропустила какие-то запятые. Спасибо вам большое за внимание и вопросы, и с наступающим Новым годом, и всем хорошей погоды!