…выстроились телевизионные башни мира. На тот момент московская - Останкинская – находилась на первом месте. Не знаю почему, но я гордился этим первенством, а когда увидел этот колосс «вживую», лишь подтвердил свою гордость. А теперь ей уже 40 лет!

В борьбе за облака

Теперь история Останкинской телебашни делится на два периода – «до пожара» и «после пожара». И история эта имеет, так сказать, «политические корни».

Старт негласному соревнованию среди «высокостроительных наций» положил инженер Александр Густав Эйфель. Его сооружение возвели на Марсовом поле в Париже в 1889 году. Позже к 228 метрам башенки «нарастили» еще 32, и она стала не только самым высоким строением рук человеческих, но и символом французской столицы.

Однако через три десятка лет янки прервали европейскую гегемонию и «отгрохали» свой «Эмпайр Стейт Билдинг», как результат - отобрав у французов первенство. Неофициальная гонка за высоту продолжалась. После войны, в 1956 году, демонстрируя «немецкое экономическое чудо», в Штутгарте построили высочайшую башню из нового материала – железобетона, которая органично вписалась в местный ландшафт и благодаря прикрепленной антенне «выросла» до 211 метров! Что и говорить, тевтоны удивили мир, но удивление стало стимулом для продолжения гонки. Так, «гэдээровские» немцы возвели свою телебашню в Дрездене, хотя до рекорда не дотянули.

После появились на свет чикагский красавец John Hancock Center и шанхайская Oriental Pearl Tower. Сегодня останкинские 450 метров смогли «преодолеть» лишь канадцы, построившие в Торонто 553-метровую CN Tower.

Мастер и его железобетонная дочь

Николай Никитин, выпускник томского «Политеха», в начале 1960-х уже был фигурой известной - «железобетонный ас» разработал фундамент Дворца съездов в Кремле, проектировал фундамент МГУ.

В столице уже вовсю развивалось телевидение, спрос на него у жителей страны рос, однако на Шаболовке было всего два передатчика, и 150-метровой башни инженера Шухова просто не хватало. Тогда-то партия и сказала – «надо»!

Высота в 500 метров была поставлена практически сразу. Это уже потом, когда за дело взялись только специалисты, а не политиканы, стали подниматься вопросы устойчивости и возможных отклонений вершины. А ведь еще необходимо было разработать не только высокую, но и эстетично приятную башенку, снабженную и студийным комплексом. Проектов было много, и большинство отметалось сразу.

Николай Никитин, которому в конце минувшего декабря исполнилось бы 100 лет, предложил делать башню из железобетона. Гениальность его предложения была в том, что он решил заключить внутрь железобетонного ствола канатную арматуру, которую должны были натянуть с мощным усилием и в результате получить жесткое и устойчивое сооружение с маленьким диаметром. Противников такого решения хватало, но они пали – согласно торжествующему в те годы Его Величеству Плану, порешили построить башню к 50-летию Октября.

Индустриальная эстетика

Место под застройку выбирали долго. Были варианты Ленинских гор, Черемушек и даже возле Кремля, но после вмешательства историков и культурологов остановились на Останкино.

Строительство началось с фундамента, который, опять же, не имел аналогов в мире. Огромное кольцо диаметром 60 метров закапывалось всего лишь на три с половиной метра! Это решение даже привело к протесту строителей, которые отказывались работать, опасаясь, что башня шлепнется на них – таких «несерьезных» фундаментов для такого серьезного сооружения еще никто не знал. В 1961 году строительство приостановили, а баталии начались вновь в кабинетах, министерствах и главках. Положительную роль сыграли планы, рыть глубже уже не было времени, партия и народ ждали башни, а потому победил проект Никитина.

150 натянутых стальных канатов втиснули в стены, и ствол башни оказался сжатым с мощностью десять с половиной тонн. По ходу решили, что четырех опорных «ног» будет мало, и тогда их сделали десять. В конусную часть «засунули» технические пристройки, вверху же разместили смотровую площадку, лаборатории и ресторан «Седьмое небо». На шпиле башни развевался красный флаг страны, победившей облака. Укреплялся он, между прочим, с большим риском на высоте 536 метров и был снят в «горбачевском» 1989-м.

Башню же сдали, как и обещали, в ноябре 1967 года, хотя доработки велись вплоть до весны, а первые экскурсанты вошли в нее только в 1969 году. Неповторимое ощущение получали посетители, ведь под ними распласталась огромная столица огромной страны. С башни открывалась панорама почти на сто километров вокруг, а расположение рядом с ВДНХ словно намекало: вот это – настоящее достижение!

Страшны ли нам пожары?

Если вспомнить, как «колбасило» Россию в начале 1990-х, то останкинскому пожару никто не удивился, скорее, он дополнял государственный бардак. Кого-то это радовало. Помню, как, комментируя дымный столб в центре Москвы, пропускали ядовитую слюну украинские телеведущие. Ну, у них, по всей видимости, это некий тест на профессионализм.

Однако, невзирая на мрачные прогнозы, на злорадство некоторых завистливых соседей, башня выдержала удар огненной стихии. Больше всего пострадали фидеры – провода, которые были обмотаны горючим полиэтиленом. По ним-то огонь и спускался вниз с 420-метровой высоты, где произошло возгорание, о причинах которого до сих пор ведутся споры. Пламя не смогло ворваться в аппаратные, несмотря на неподготовленность пожарной системы, на выручку пришла смекалка. Пожарные сделали надрезы на водопроводных трубах, с помощью которых стали подавать воду вверх.

Потери были значительными. Выгорела проводка, были уничтожены лифты. Восстановление проводили в темноте и без подъемников. Представьте, на высоту 150 этажей рабочие поднимались пешком целых 5 лет! Работали по временным схемам, но программы телеканалов восстановили в течение недели.

Теперь Останкинская башня посвежела, ее не только облагородили и «осовременили», но и постарались решить вопросы безопасности. Провода заключили в надежную оболочку, ствол башни разделили на противопожарные отсеки. Теперь она «нарядная на юбилей пришла», теперь она вновь – гордость и достижение.

Обычно наука отмеряет башням срок 150 лет, однако Никитин уверял, что «останкинка» простоит 300. Время покажет - прав ли он был…