Нормандский формат переговоров подразумевает, что в них будут участвовать Франция, Германия, Россия и Украина на уровне представителей МИД. Из чего они исходили, когда собирались в первый раз в этом формате?

Они собирались для того, чтобы проанализировать тупиковую ситуацию на Донбассе, и из этого выплыли минские переговоры и т. н. Минский меморандум. Сказать, что нам это помогло принципиально решить этот вопрос — нет. По сути, это привело к созданию двух анклавов, аналогичных Приднестровью — оккупированных Луганской и Донецкой областей.

Поэтому что они могут сейчас решить? Россия отведет свои войска и вооружения, которыми она напичкала нашу территорию? Нет.

К тому же у нас есть еще один анклав — это Крым и Севастополь, там тоже стоит очень мощная российская группировка. То есть нас фактически окружили. Единственно более-менее ситуация со стороны Белоруссии, но и там тоже создана российская группа.

Вот и результат переговоров Нормандского формата — Украина окружена сегодня ударными российскими военными группировками, готовых в любой момент нанести по материковой Украине удар с четырех сторон.

Теперь они там будут заседать. О чем они там могут говорить? Об обмене пленными? Так обмениваемся же, а россияне новых захватывают. Бесконечно можно обмениваться пленными, и это ничего не даст.

Вместо того, чтобы перенести переговоры на правильное международное поле и встать на базу Будапештского меморандума (где было три гаранта — Великобритания, США и Россия, где четко прописаны гарантии территориального суверенитета, невмешательства и т. п.), организовать переговоры и взять за основу большой договор между Украиной и Россией от 1997 года, договор про российскую базу в Севастополе — Порошенко, Турчинов, Яценюк — все эти кланово-олигархические группы вместе с Медведчуком — специально уводят нас от реальной ситуации.

Почему это делают Германия и Франция? Потому что им это выгодно, потому что они понимают, что любой другой процесс на базе Будапештского меморандума приведет к обострению. Они понимают, что в любой момент могут начаться открытые боевые действия, и им нужно будет выбирать, к кому примкнуть — к Украине или к России.

Российская сторона понимает, что она не готова прорвать оборону, она не может вторгнуться в Украину, поэтому и усиливает свои группировки. Я думаю, что Порошенко понимает, что если начнется мощная материковая война, то первыми ее жертвами станут именно Порошенко, Яценюк и Турчинов как абсолютно бесполезные персоны, которые не в состоянии будут организовать оборону. И мы это видим уже после принятия бюджета, увеличения налогов и т. д.

Думаю, что именно с этой отвлекающей точки зрения и надо рассматривать этот Нормандский формат.