Пока весь мир с открытым ртом наблюдает за успехом украинской сборной на Паралимпиаде в Рио, я вспомнила как, плавая однажды в бассейне, заметила, что тренер вместо слов использует язык жестов, всем телом показывая пловцу, как откорректировать движение.

Тренер работал с чемпионом мира по плаванию. Чемпион был глухонемым. Парень стал чемпионом отчасти потому, что в детстве тренер согласился подучить язык глухонемых и не ленился адаптировать свою привычную тренерскую практику под его потребности. Итог этих усилий — золотая медаль и здоровая самоуверенность.

Я подозреваю, что для многих в Украине существование паралимпийской сборной стало новостью, как впрочем и то, что в Украине есть люди с инвалидностью. Потому что этих людей не увидишь на улицах украинских городов. Для них там просто нет места.

Они не имеют возможности ни передвигаться по городу, ни учиться, ни работать.

Многие из них годы проводят взаперти в своих квартирах, практически не видя ни мира, ни людей. Большинство живет за чертой бедности.

Общество и государство просто не считает их людьми - иначе не объяснишь, почему так ничтожно мало делается для того, чтоб городские пространства, учреждения, образование и досуг были доступными для людей с разными формами инвалидности.

ВОЗ заявляет о том, что в среднем в мире 15% населения – люди с инвалидностью.

Украинское министерство социальной политики докладывает, что в Украине их 6%. Правда, цифра эта была актуальна в 2013, до войны.

Когда украинские паралимпийцы получают рекордное количество медалей в стране, где по сути и форме нет никаких условий не только для занятий спортом, но и для простой жизни и удовлетворения базовых потребностей – как такое возможно?

На самом деле этим людям нужны не только признание или подачки в виде грамот и премий. Им нужно простое человеческое уважение.

Основное отличие между политикой социальной защиты людей с инвалидностью в развитых странах и Украине не столько в деньгах. Оно – в отношении. На Западе человек с инвалидностью – это человек с равными правами и практически равными возможностями.

У нас же к таким людям относятся как к отбраковке, будто общество наше – эталонно в комплектации и технических параметрах человеческого существа.

Врачи, будто боги, считают нормальным уговаривать родителей сделать аборт при подозрении на "нестандартность плода" или оставить детей с врожденными отклонениями в детдоме.

До сих пор самые яркие впечатления для меня от поездок заграницу – как много людей с инвалидностью передвигается по улицам городов и как многое продумано в общественных пространствах, чтоб они чувствовали себя на равных.

Чем приличнее и развитее страна, тем больше людей с инвалидностью на улицах.

В Украине же их нет. В общественном сознании они тоже отсутствуют, а посему их потребностями мало кто озабочен.

Самый памятный случай случился в Вашингтоне. Мы прогуливались с семьей в центральном районе круга Дюпонт, а навстречу нам ехал человек. У него практически отсутствовали конечности. Передвигался он на специальной коляске с электромотором в положении лежа.

Он ехал по городу абсолютно один, и улыбался прохожим.

Город позаботился о том, чтоб он самостоятельно мог передвигаться. В Украине я людей с такой степенью инвалидности не видела никогда.

Вся система транспорта и инфраструктура в США и Европе обеспечена специальными приспособлениями, низкими порогами, пологими съездами, пандусами и лифтами для удобного передвижения людей с разной мобильностью. Ну и еще одной мелочью – туалетами, позволяющими человеку заехать на коляске и самостоятельно справить нужду.

Если мы серьезно хотим отблагодарить наших паралимпийцев – за великолепный результат на Паралимпиаде и невероятный промоушн нашей бедной, несчастной и уставшей от войны и коррупции страны. Если мы хотим уважить ветеранов АТО, получивших инвалидность на фронте. Мы должны перестать издавать приказы о мистических льготах, давать подачки в виде субсидий или просроченных продуктовых наборов.

Есть много простых вещей, которые зачастую не стоят денег, но дают людям с инвалидностью возможность чувствовать равное отношение к себе, добиваться успехов, жить полной жизнью и вызывать восхищение.

Нам важно каждый день, при всех реконструкциях дорог, стройках и ремонтах создавать пространство, доступное для людей с разными возможностями и потребностями.

Не только потому, что это будет истинным знаком уважения. Но и потому, что никто из нас не застрахован от травм, аварий и болезней. Как не застрахованы и наши дети – от генетических аномалий или родовых травм.

В отличие от инфраструктуры, уважение не стоит денег. Оно про равенство – прав и возможностей. С детства в садиках и школах дети с инвалидностью и без учатся вместе. В университетах люди с инвалидностью и без занимаются вместе. На работе созданы условия для людей с разными ограничениями.

В супермаркетах и метро люди с разными формами инвалидности и без самостоятельно передвигаются. Каждый из нас осознает собственные ограничения и уважает ограничения других.

На самом деле не обязательно иметь инвалидность, чтоб понимать где твои собственные ограничения. А они есть. У каждого. И каждый заслуживает право на полноценную жизнь.