Еще недавно "антиглобализм" в современном мире воспринимался как крикливое левацкое движение, сторонники которого троллили руководителей ведущих стран мира на саммитах "Большой семерки", "Большой двадцатки" или Европейского Союза, напоминая о временах, когда, по их мнению, "мировой капитал" не правил всей нашей планетой. Все изменилось, когда "антиглобалистами" стали "правые", способные предложить своим сторонникам впечатляющую программу политических и экономических перемен.

Главными итогами 2016 года стали референдум о выходе Великобритании из состава Европейского Союза и участие строительного магната Дональда Трампа в президентских выборах в Соединенных Штатах. Оба события привели к победе "новых антиглобалистов", поддерживавших друг друга — Трамп, как известно, выступал за выход Великобритании из ЕС, лидеры движения за "брекзит" последовательно поддерживали Трампа. Уже после победы на президентских выборах Трамп с удивительной непосредственностью публично лоббировал кандидатуру вдохновителя британских "евроскептиков", бывшего лидера Партии независимости Соединенного Королевства Найджела Фараджа на должность посла Великобритании в Вашингтоне. Словом, "антиглобалистский", изоляционистский союз налицо — и он успешен. И этот союз складывается не на периферии современного мира, а в самом его центре. Ведь именно англосаксонский мир — Соединенные Штаты и Соединённое Королевство — в последнее столетие задают нам успешные цивилизационные тенденции — политические, социальные, научные, культурные. И если "глобализм" и либерализм потерпели поражение в англосаксонском мире, то, может быть, недалёк день их краха повсюду?

Я не спешил бы выступать с подобным прогнозом. Прежде всего потому, что считаю: миром правит не политика, а экономика. Граждане в конечном счете обращают внимание на результаты, а не на слова. И даже тот, кто голосует за чудо, рано или поздно понимает, что чудес не бывает.

Самое главное последствие победы антиглобалистов в Соединенных Штатах и Великобритании — то, что мы пока что не знаем, чем эта победа обернётся. Да, британцы проголосовали за выход из Европейского союза — и мир не рухнул. Но и из Европейского Союза Великобритания не вышла. Пока что. При том, что лидеры других стран Евросоюза призывали Лондон поторопиться с началом переговорного процесса, правительство Великобритании не может спешить. Потому, что прекрасно понимает последствия спешки. И потому, что сейчас сковано судебной процедурой, которая может привести к необходимости согласовывать все свои решения с парламентом. А это — важное изменение переговорного процесса. Прежде всего потому, что парламентариев, которые могут идти против интересов собственного избирателя, в цивилизованном мире не существует.

Британский избиратель, как свидетельствуют все опросы, воспринимал "брекзит", прежде всего, как отказ от собственных обязательств по отношению к Европейскому Союзу — но отнюдь не как отказ европейцев от своих обязательств по отношению к Великобритании. Проще говоря, британский избиратель, как разумный человек, не против ограничить чужие возможности, но не хочет ограничивать свои. Но вот только так не бывает. И политики знают это лучше, чем избиратели. Поэтому будут делать все возможное, чтобы "выхолостить" "брекзит". Для того, чтобы удовлетворить желания британского избирателя, его нужно обвести вокруг пальца так, чтобы он этого не заметил.

Что же будет, если британские политики окажутся порядочными людьми, не терпящими обмана? Вот тогда и произойдет настоящий "брекзит" — не тот, за который проголосовали, а тот, который согласовали. И, может быть, уже в ближайшее время этот результат приведет к такому сокрушительному поражению антиглобалистов и популистов, от которого они не оправятся. Потому что экономика после осуществлённого "брекзита" и экономика в ожидании "брекзита" — это будут две разные экономики.

Можно, конечно, предположить, что на замену союзу с Европой Великобритания выберет союз с Америкой. Но ирония судьбы в том, что и в Соединенных Штатах тоже торжествует антиглобализм. При этом у Терезы Мэй задача куда менее сложная, чем у Дональда Трампа. Мэй к выходу Великобритании из ЕС не призывала. Она чудес не обещала. Она просто осуществляет "брекзит". Как менеджер.

А Трамп — не менеджер. Он волшебник. Он обещает превратить Соединенные Штаты в самое настоящее поле чудес. Он уверен, что экономический успех — в сосредоточении Америки на себе самой. Собственно, такую уверенность излучает каждый удачливый участник американских президентских выборов. Ее восемь лет назад излучал Барак Обама. Ее излучал Джордж Буш. Да мало ли кто в Вашингтоне обещал сделать Америку снова великой?

Но таких надежд, как на Трампа, не возлагали давно. Прежде всего потому, что Трамп — это воплощённая антиглобалистская программа. Это уверенность в том, что экономика недавнего прошлого может быть альтернативой экономике будущего. И не удивительно, что такой подход нового президента разделяют многие его избиратели, не находящие себе места в этой самой экономике будущего. Но может ли им помочь Дональд Трамп?

Ему тоже предстоит самое неприятное — обмануть собственных избирателей. Но они не смогут этого не заметить. Они будут разочарованы в самом главном своем ожидании — ожидании новогоднего чуда. И тогда Трампу придется либо рассчитывать на поддержку тех, кто за него не голосовал, либо оказаться самым слабым президентом в современной американской истории.

Но Трамп может отказаться от обмана и постараться выполнить свои обещания. Что произойдет в этом случае? Настоящая победа Трампа. Экономика будущего даст бой экономике прошлого — и победит. Причем быстрее, чем нам кажется. Прошлое побеждает будущее только в фантастических рассказах, иногда — у избирательных урн. Но никогда — в реальной жизни.

Следующий президент Соединённых Штатов будет уже не просто лидером свободного мира. Он будет лидером глобального мира.