Вы не поверите, но причиной большинства наших бед является недоверие.

Мы не доверяем судам, полиции, чиновникам и государству в целом. Имеем право и устойчивые условные рефлексы. Мы не доверяем словам. И как им можно доверять, если часто смысл оказывается противоположным первоначальному значению? Мы не доверяем большинству людей – знакомым и, тем более, незнакомым. Круг тех, кому мы все таки доверяем, хотя бы частично, понимая, что, конечно кинут, но, по крайне мере свои, узок до неприличия. Отсюда – жену в бухгалтерию, кума – на кадры.

Чем выше должность, тем больше своих людей должно быть под рукой. Не важна квалификация, важна уверенность в том, что кинут не сразу, а воровать будут умеренно. И когда не хватает близких родственников в ход идут одноклассники или односельчане. Но страх перед разводняком остается и гложет постоянно. И на отрезке жизненного пути от детской наивности к маразму, в тот момент, когда должна была появится мудрость, настигает паранойя.

Генриху Гейне приписывают фразу, что честность — прекрасная вещь, если все вокруг честные, а ты один жулик. Это действительно так. Но прекрасно не для жулика, а для общества. Здоровое общество быстро вытолкнет жулика за пределы, как здоровый организм инородное тело. Правда есть правда и у честности нет полутонов.

В мире, где кидок и развод нормальное состояние, у тебя есть только две роли - быть лохом и терпилой или самому становится тем, кто разводит лохов. Терпила мечтает стать кидалой, а кидала становится терпилой, столкнувшись с более изощренным или более сильным лохоразводником. И у такого общества, где люди, которые не хотят быть ни терпилами, ни кидалами, для которых честность остается основным принципом жизни становятся маргиналами, просто нет будущего.

С другой стороны, мир вокруг нас именно такой, каким мы его воспринимаем. Быть честным с собой и окружающими – не слишком ли простое решение многих проблем?