Пока Украина наслаждается очередной главой сериала «непримиримая борьба с коррупцией», сосед-агрессор примеряет на себя Донбасс, не только де-факто, но и де-юре. Россияне возомнили себя богами гибридной войны, и на любой упрек говорят: «их там нет» или «где ваши доказательства». Сейчас же они столкнулись с ситуацией, когда по таким же правилам начала играть и Украина.

С трудом верится, что на Банковой и Грушевского не имеют никакого влияния на блокадников, и, тем более, что нет сил для разблокирования дорог. Но если Путин кивает на своих солдат-«доборовольцев», которые на танках ушли в отпуск на Донбасс, то Порошенко, судя по всему, решил показать демократию прямого действия, когда нет желания или возможности вразумлять активистов-блокадников.

То есть, в ситуации, когда русские с каждой трибуны вопят, что Минск-2 должна выполнить Украина, а за глаза шепчут «Донбасснаш» и «мы не дадим ликвидировать молодые республики», Киев потихоньку подводит всех к мысли - раз русские такие хитроумные, то пусть платят за этот банкет.

Логика в этом есть: за оккупацию должна платить страна-оккупант. Россияне возомнили себя богами гибридной войны, и на любой упрек говорят: «их там нет» или «где ваши доказательства».

Параллельно, пока колаборант Захарченко хвастается отжимом ахметовских металлургических предприятий и угольных шахт, в Кремле делают вид, что никто не догадался, что решение об отъеме украинских заводов принято в Москве, но радуются, что Путин снова всех переиграл, что делать дальше никто в России не знает.

Во-первых, отжатым углем и металлом сыт не будешь. Во-вторых, реализовать продукцию с оккупированного Донбасса можно только в Украине, поскольку российские «освободители» не спешат официально открывать рынок ворованного на своей территории.

К тому же, угля и металла в России и своего в избытке, лишние конкуренты местным промышленникам явно не нужны. Если ситуация не изменится (а пока шансов на это практически нет), будущее промышленного потенциала захваченного Донбасса незавидно: разворовывание средств производства и распил на металлолом. На практике «русский мир» выглядит именно так.

Доказано Приднестровьем, Южной Осетией и Абхазией. Любопытно другое. Раньше российским говорящим головам было запрещено публично высказываться об «историческом воссоединении Донбасса с Россией», как раньше отрепетировали в Крыму.

Сейчас такие варианты обсуждаются открыто, рассматриваются «абхазский» и «крымский» сценарии. Своего рода, угроза отжать Донбасс «навсегда», хотя эти территории были захвачены военным путем и возвращать их в Кремле и так не собираются.

Кроме этого, Россия постепенно втягивается в президентскую кампанию. То есть, в кампанию по триумфальному переизбранию Путина на четвертый/пятый срок. В ситуации, когда особых достижений в экономике и внутреннем устройстве страны нет, будут раскручивать тему внешних врагов России.

Для этого «маленькая и победоносная» война может быть очень кстати. Хотя, маленькая уже вряд ли получится. В 2014 году, захватив Крым, Путину удалось окончательно размазать оппозицию и примерить к себе статус собирателя «земель русских» (ничто так не мутит разум, как захват чужих территорий). С Донбассом все еще проще: земля уже завоевана, и остается только выбрать механизм ее «оформления». Недавно глава комитета Госдумы РФ по делам СНГ заявил о возможном признании Донбасса. Кроме того, на экраны российских телевизоров снова вернулись ставленники Кремля на оккупированных частях Донецкой и Луганской областей, которые на всю Россию рассказывают, как скоро в Украине пропадет свет, вода, еда и, очевидно, воздух.

По мощности пропагандистского бреда явно лидирует захваченный Донецк, а герои России из Луганска обделены вниманием. Но, в любом случае, им вторят многочисленные эксперты и депутаты Госдумы. В результате, складывается впечатление, что, когда Украина падет, россиян ждет светлое, радужное и беспроблемное будущее (об этом, впрочем, рассказывают уже четвертый год подряд).

Если бы такие действия не были бы согласованы в Кремле, депутатов, как минимум, пожурили бы за фривольные высказывания, или даже запретили ходить в телевизор. На практике же, такие экспромты не отметаются Кремлем, а, наоборот, подчеркивается, что возможен любой вариант – который выберет Путин.

Очередному преступлению и, де-факто, аннексии всегда найдут оправдание. Уверен, что даже обоснуют, почему это соответствует Минску-2. Сказали же, что признание «паспортов» или отжим заводов не противоречит Минским соглашениям. Заплатят за это российские налогоплательщики, а виноват будет Трамп. Ведь не просто так он все манит, но отказывается возлюбить Россию.