В Украине после первого Майдана, и особенно после второго, появился новый, несколько рискованный, но перспективный вид профессии. Называется он "общественный активист". В классификаторе профессий Минсоца ее нет, но профессия есть и обеспечивает неплохим заработком многих предприимчивых людей. Правда, есть издержки профессии, если слишком рьяно исполнять свои профессиональные обязанности.

Общественные активисты существуют во всем мире. Но специфика украинских активистов в том, что они не являются, собственно, общественными. Потому что они никого не представляют, кроме самих себя. Любой активист, по сути, является самозванцем, когда он заявляет, что представляет интересы всего общества или какой то его части.

Доказательством того, что все украинские активисты никого не представляют и действуют исключительно в собственных корыстных интересах, как говорится, на свой страх и риск, является тот любопытный факт, что если активист попадает за решетку или просто на него наезжает власть, то общество никогда не заступается за активистов. Обществу все активисты до лампочки, и оно знает им цену.

Когда арестовали активиста и "главного патриота" страны Геннадия Корбана, никто и пальцем не шевельнул, чтобы вступиться за него. Поэтому Корбан был вынужден сам договариваться с властями и завязывать со своей общественной активностью. Никому нет дела до борца с коррупцией Касько или Лещенко. Если власти их посадят, кроме Запада, никто в обществе и пальцем не пошевелит. Никто не будет стоять с плакатами, если власти арестуют, скажем, Семенченко. Кроме Амнести Интернешнл, больше никому не было дела до Коцабы и всех остальных узников совести.

Власти могут спокойно сажать любого журналиста, блогера, волонтера, пламенного борца с коррупцией, патриота, люстратора, депутата и т.д. без всякого опасения. За них никто не вступится. Посудачат пару дней и забудут. И власти уже расправились с десятками подобных.

Кто вступится, скажем, за активиста Мочанова или Соболева, или Монтян, или Балашова и т.д.? Никто! Они всем до лапочки. Они никого не представляют. Это самовыдвиженцы. Активист может рассчитывать разве что на защиту Запада, если последний посчитает для себя это делом выгодным, как фактор давления на украинскую власть.

Между так называемыми "общественными активистами" и обществом нет никакой связи по той простой причине, что в Украине нет еще... самого общества. Поэтому "общественные активисты" в Украине - это частные люди, никого не представляющие и играющие роль активистов на свой страх и риск. Это все, как правило, авантюрные игроки, искатели быстрой выгоды, связанной с риском.

Причем, чем сильнее активисты оторваны от масс, тем они активнее и даже агрессивнее. Пример, это весь грузинский десант "активистов". Инородцы всегда вдвойне активнее и предприимчивее местных. Примеров уйма.

Еще одним доказательством того, что все активисты никого реально не представляют, кроме себя, является Майдан. Все те активисты, которые смогли конвертировать свою личную активность в должности и депутатство, мгновенно оставили свое опасное ремесло, забыли об обществе, смешались с бодрой армией чиновников или политиков и быстренько занялись улучшением своего материального положения. Большинство очень в этом преуспело. Никакой связи между ними и обществом не было изначально. Никого они не представляли, никто их не выбирал и не уполномочивал. Они сражались за свой интерес.

В Украине нет пока еще общества, а есть совковая общественность, которая отличается от гражданского общества западного типа тем, что функционирует только на платной основе. То ли на деньги госбюджета, то ли на деньги спонсора - местного или западного. А за бесплатно, за свой совместный общий интерес мы пока еще не готовы. Не доросли еще.

Интересна реакция на офшорный скандал президента. Общество промолчало, потому что общества нет, на площадь никто не вышел, как в Европе. Общественные активисты, конечно, покричали, а общественность ничего не делала, потому что ей не проплатили. Была бы команда с Запада, да денег бы выделили, тогда общественность изобразила бы озабоченность счетами президента в Панаме и постояла бы у Администрации. А задарма дураков нема.

Задарма у нас даже блокады не делаются. Поэтому власти и стали спокойно разгонять блокадников, не опасаясь реакции общества.