Отставку главы Минагрополитики Тараса Кутового следует расценивать как очевидный симптом близости земельной реформы, одним из основополагающих элементов которой станет разрешение на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Дальнейшее продление моратория на отчуждение таких земель становится стратегической угрозой для Украины – ведь не секрет, что самостоятельно выбраться из глубочайшего кризиса отечественная экономика не в состоянии. Необходимы масштабные иностранные инвестиции – причём не в виде кредитов, которые нужно возвращать с процентами, или сомнительных концессий, а в формате конечных вложений.

Заунывные перепевы в стиле незабвенного Александра Мороза («Землю і мати не продають!») были бы ещё терпимы в ситуации индустриального подъёма, но не сегодня – при непрекращающемся военном противостоянии на Донбассе, спаде производства и недоверии инвесторов.

Земля должна стать товаром – и от этого выиграют все. Ещё в прошлом веке стало очевидно, что выпускать конкурентноспособную аграрную продукцию способны лишь крупнотоварные хозяйства, обладающие и значительными оборотными средствами, и техникой, и удобрениями. Мелкий собственник обречён на формат натурального хозяйства – это без вариантов.

Опыт Польши показал, что на постсоветском пространстве продажа земли способна стать эффективным инструментом стимулирования экономического роста. Легализация отчуждения земель в Украине приведёт к закономерному отмиранию существующих «серых» схем – об их существовании известно каждому заинтересованному лицу.

В конце концов, в начале 90-х годов с запуском приватизации жилья нас тоже пугали тем, что мошенники, мол, быстро облапошат доверчивых украинцев и выбросят их на улицу. Тем не менее, даже сейчас доля собственников жилья в Украине достигает 80%, а в цивилизованной демократичной Европе колеблется в районе 20%. Значит, наши сограждане не так уж и глупы?

Возможность закреплять право собственности на крупные земельные участки приведёт к осознанию необходимости рачительного использования этого ресурса товаропроизводителями: вложив миллионы долларов в покупку земель, ни один латифундист не станет изнурять её цикличным засеиванием рапса – так, как это происходит сейчас с арендуемыми у крестьян земельными паями лоскутного формата.

Если в XVIII-XIX веках была осознана и осуществлена отмена крепостной зависимости крестьян, то в ХХІ веке нам пора отказаться и от крепостного запрета на отчуждение земель сельскохозяйственного назначения – разумеется, если мы не стремимся к северокорейской модели экономики.