Мне часто задают вопрос, какие реформы должны быть внедрены в первую очередь? Мы настолько опоздали, что уже нет никакой очереди. Все реформы перезрели. И, слава богу, что наступил момент (связанный с нашим Майданом), когда западные эксперты хором говорят, что за эти три года все равно сделано больше, чем за 20 предыдущих лет.

Скачок изменений в стране был совершен в 1994-1999 годах. Речь идет о реформах, проведенных во времена Кучмы. Тогда мы начали строительство нашего доморощенного и весьма неумелого капитализма. Тогда были определены фундаментальные вещи и приняты соответствующие законы. Мы живем в этом мире до сих пор: у нас есть рынок недвижимости, частная собственность на землю. На тот момент это был рывок, но после него все застыло. И главное, что мы сделали за последние три года – это признали, что очень сильно отстали.

Если вернутся к первоочередности, то самые необходимые сегодня реформы для нас – это судебная, пенсионная, реформа избирательной системы и здравоохранения. Можно также упомянуть реформу фондового рынка. Все они связаны друг с другом.

Земельная реформа встретит наибольшее сопротивление

В этот же список входит земельная реформа. Однако она встретит наибольшее сопротивление, сравнимое лишь с антикоррупционным движением. Если борьба с коррупцией вызовет массу конфликтов, затронув наши социальные отношения (ведь вся наша жизнь пронизана коррупцией), то земельная реформа будет столь же конфликтной из-за традиционных ценностей большей части населения Украины. Многие считают, что землю продавать нельзя. Хотя при желании вы сможете, не отходя от компьютера, приобрести немножко земельки в США или любой другой стране. У нас же – нельзя. Это традиционные доиндустриальные ценности, с которыми очень трудно бороться. А наша оппозиция с наслаждением использует доиндустриальные ценности ради снижения рейтингов тех, кто пытается что-то поменять. Но без торговли землей нельзя говорить о современном рыночном хозяйстве.

Еще один камень преткновения для многих – пенсионная реформа. Она была подготовлена еще в 2008 году. Нынешняя обновленная версия менее радикальна, исправляет целый ряд методических ошибок и справедливее (например, обновляет пенсии тем, кто очень давно их получает). И в целом в ней немало новаций, норм, позволяющих балансировать затраты на пенсии с доходами Пенсионного фонда. Без этих новаций существовать дальше невозможно, хотя снова-таки назвать реформу радикальной нельзя.

С отрицательным или нулевым ростом населения нынешняя пенсионная система – когда работающие отдают часть своих доходов неработающим – обречена. Она обречена, как финансовые пирамиды. Это своеобразный МММ, только без мошенничества. Такой тип реформ рассчитан на растущее население. Поэтому мы на какое-то время, на пару лет, сбалансируем затраты и расходы, связанные с пенсиями. Но без конца балансировать их невозможно. Чем меньше денег, тем больше балансирование осуществляется за счет ужесточения условий получения пенсий, будь-то возраст или стаж.

Поэтому все понимают (в том числе и правительство), что неизбежна пенсионная реформа, сочетающая солидарную систему, как гарантию от нужды и нищеты, и накопительную систему, обеспечивающую достойный образ жизни. Поэтому текущую версию назвать радикальной нельзя.

И тут возникает вопрос, насколько в принципе реформы подготовлены. Я наблюдаю за реформами всю современную историю Украины и не видел ни одной, которая была бы нормально подготовлена. Может быть, я ошибаюсь только в отношении денежной реформы. Остальные не были подготовлены и все время исправлялись уже на ходу. И всегда находились люди, которые зарабатывали на всех реформах.

Этот круг нам придется пройти и сейчас, потому что в государстве нет стратегических структур и навыков стратегического планирования. Если взглянуть на нашу государственную систему, то мы не увидим структуры, занимающиеся стратегией.

При этом, несмотря ни на что, мы не должны прекращать изменения, которые уже перезрели.