Заявление Гройсмана о том, что Кабмин не будет повышать цены на газ в новом отопительном сезоне — неоднозначное. У него очень витиевато получилось, мол «в соответствии с уровнем инфляции», то есть иными словами это называется «отпетлял». В его словах не было прямого ответа, потому что прямой ответ предполагает следующее: «цены на газ повышаться не будут с 1-го числа или в течение отопительного сезона, что еще лучше». А такого мы не услышали.

Опять же практически одновременно с заявлением Гройсмана появилась новость относительно того, что МВФ не согласовал решение по сохранению тарифа и якобы он настаивает на реализации тех положений, которые были прописаны изначально в Постановлении № 187, которое определяет тарифообразование на газ для населения. А это первый тревожный звоночек относительно того, что цена все-таки может быть пересмотрена в сторону повышения. Второй звоночек — это само заявление Гройсмана. И третий звоночек — в меморандуме с МВФ прописано введение абонплаты на отопление, и этот весенний чудо-эксперимент должен быть реализован до конца августа текущего года. Это тоже вопрос, который пока никто не поднимает и не обсуждает. Это то, что касается тарифов.

Теперь хочу затронуть ситуацию с «Укртрансгазом», уж если говорить в целом об этой теме. Эта история не новая, просто она получила огласку. Об этом уже заявляли, в частности, в такой компании, как «Укрнефтегазстройинформатика». Они стали бить в набат относительно того, что инвестиционная программа сокращается, что финансирование «Укртрансгаза» идет крайне неудовлетворительно, соответственно, под вопросом функциональность украинской газотранспортной системы. И это уже получило официальное подтверждение со стороны самого «Укратрансгаза».

Насколько мне известно, речь идет о проблемах на компрессорных станциях, то есть газоперекачивающих агрегатах, которые выработали свой ресурс и нуждаются в замене. Это то, что на оперативном уровне, прямо сейчас-сейчас, потому что в основном уже используются резервные агрегаты, которые находятся на газоперекачивающих станциях. А второй момент — это вопрос в целом по инвестированию и развитию ГТС, потому что мы видели и позицию НАК «Нафтогаз Украины», и позицию профильного министерства, которая вылилась в энергостратегию до 2035 года, которую презентовали. В ней речь идет о том, что с 2019 года транзита по украинской территории не предвидится. Соответственно, в связи с этим принимаются и финансовые решения относительно капиталовложений в развитие газотранспортной системы Украины. Вот об этом идет речь в письмах «Укртрансгаза» президенту, премьеру и секретарю СНБОУ, которые оказались в доступе у СМИ.

А платежная дисциплина потребителей и уровень тарифов очень опосредованно влияют на ситуацию с «Укртрансгазом», потому что, в принципе, у НАКа достаточно средств на сегодняшний день для того, чтобы в полном объеме профинансировать инвестпрограммы «Укртрансгаза». А вот перспективы развития украинской ГТС — это, скорее, политический вопрос, взаимоотношений Киева и Москвы. И до тех пор, пока эти вопросы не будут урегулированы, боюсь, что мы бессильны делать какие-то прогнозы относительно дальнейшего развития украинской газотранспортной системы, то есть в каком она будет виде, насколько она будет востребована, какие объемы газа будут прокачиваться. Все это, к сожалению, находится в плоскости политических решений.

Что же касается того, как будет проходить отопительный сезон, тут сложно что-то говорить. Могут возникнуть проблемы с транзитом. Понимаю, что в головах патриотов это все звучит как «зрада, игра на руку Путина и прочее», но есть объективные технические характеристики системы, игнорировать которые невозможно. То есть если у вас есть, условно говоря, работа агрегата 100 часов и после этого нужно делать либо капремонт, либо просто текущий ремонт, и если вы этого не сделаете, то он поработает еще 20 часов и сдохнет. К сожалению, вот так устроена техника, и по-другому она не работает. Ничего вечного нет. Поэтому вопрос как раз стоит о ремонте и замене — то есть о тех вещах, которые необходимы для модернизации ГТС во избежание возникновения каких-то чрезвычайных ситуаций. Мы не говорим о том, что завтра все остановится, но то, что могут возникнуть проблемы — вот об этом и идет речь, в том числе, и в этих письмах.