Любая свежая кровь, любой новый человек, который берется участвовать в нашей политике, - это хорошо, потому что у нас очень много людей не просто старшего возраста, а вечных — с 90-х, с 2000-2004-х годов. Они до сих пор существуют и активно паразитируют на политике. Поэтому приход новых людей и свежей крови — это очень важно.

И то, что такой молодой политик, как Савченко пытается заниматься большой политикой, — это правильно. Другое дело, что у нее а) нет четкого понимания, какие механизмы существуют в политике; б) нет команды; в) нет четкого курса. Она как бы за мир между народами в то время, когда идет ожесточенная война с Россией. И как примирить эти две установки? Очень трудно. Если бы она с самого начала была «миротворцем», тогда это было бы понятно, как с Рабиновичем или Мураевым. А так как она все-таки сидела в тюрьме и участвовала в конфликте, который идет между Россией и Украиной, то теперь трудно понять ее переход. То есть понять-то можно, но для населения это формирует противоречивый образ.

Тут также стоит обратить внимание на то, что она в свою партию не пускает мужчин, а берет только женщин. Чисто женские партии — это качество очень высокой, изощренной политической культуры, где феминистские организации играют большую роль, но даже там нет чисто феминистских партий. Из этого ничего не получится. Точно так же, как нельзя сделать одну селянскую партию, где только селяне, или профсоюзную, или только для военнослужащих, или только из женщин или молодежи. Всегда должны быть разные социальные группы по возрасту, по профессии, по месту происхождения и т. д. Вот эта попытка выделить женщин среди мужчин и женщин — это, конечно, не самый лучший ход. Но тоже пусть пробует, может, это первый этап.

Поэтому думаю, что Савченко будет менять свою точку зрения. Что в ней интересно, что она очень жестко и решительно начинает какой-то шаг, а потом если он не получается, она легко его отменяет. Это тоже качество молодого политика, и пока ей все простительно. Даже мат в телевизионной рекламе, скорее, напоминает о молодости Рабиновича в местах не столь отдаленных, чем будущего политика. Ей, конечно же, будет стыдно, когда начнется избирательная кампания в президенты (а она имеет такие амбиции), и тогда этот мат будет использован против нее. Пока она веселится и привлекает внимание экспертного сообщества, журналистов и электората, но потом за это все нужно будет платить или, грубо говоря, отвечать.

То, что она решительная и занимается политикой — это хорошо. Хочу отметить, что лично с ней встречался и увидел, что она может быть политиком. Но ей еще придется отвечать на вопросы, где ее команда, какой у нее политический курс, как снять противоречия в ее собственной биографии, как найти свой электорат.

Люди же к ней относятся по-разному. На востоке Украины, где очень важна миротворческая психология и ориентация, они принимают ее тезисы, но сама она воспринимается как представительница Центральной и Западной Украины. Когда она приезжает во Львов, то там ей не хватает национализма. Вот в чем ее проблема. Электорат каждого региона Украины видит ее те или иные недостатки, и пока какой-то объединяющей идеи она не нашла. Но это политика и там это все нужно искать.

Кто зимой 2013 года мог подозревать, что уже в мае 2014 года мы будем иметь президента Порошенко? В это не хотелось верить категорически. И сейчас не хочу сказать, что она может победить на выборах, но она может составить серьезную конкуренцию любым политикам, как в списке первой лиги, так и всем остальным. Она может не столько выиграть, сколько помешать кому-то. И она понимает эту свою силу.