На этой неделе сотрудники Национального антикоррупционного бюро Украины сообщили о подозрении семи лицам, в том числе пограничникам, которые были задержаны ранее в рамках расследования растраты средств государственного бюджета Украины, выделенных на проект «Стена».

Но дело в том, что такие проекты, как «Стена» не реализовываются одними пограничниками. Естественно, что система хищений шла сверху, потому что это самое удобное место, где можно украсть. Деньги-то де-факто закапываются в землю, и практически невозможно посчитать, сколько там было использовано бетона, арматуры и еще чего-либо. Это касается не только «Стены», но и всех систем фортификаций, которые сейчас возводят и на границе с временно оккупированным Крымом, и на других регионах страны. Мы знаем, что и вне зоны АТО сейчас ведутся такие работы.

А что касается проекта «Стена» и его стратегических возможностей, то здесь реально очень простой момент: соотношение цены вопроса к его эффективности. На данный момент фигурирует цифра затрат в 500 млн, но я думаю, что там сумма гораздо больше. И даже если это так, то если, к примеру, взять эти 500 млн грн, можно купить 100 (!) новых бронемашин «Дозор Б» для армии.

Моя точка зрения не изменилась: эффективно обеспечить охрану государственной границы, особенно если речь идет не о нарушителях, которые перелезли через забор (собственно, от них только эта стена и сможет помочь), а от вооруженных сил другого государства, может только армия, которая основана на высокой мобильности, подвижности, находящаяся в высокой боевой и мобилизационной готовности. Никакая стена ни для какой армии, даже диверсионно-разведывательного подразделения, препятствием не является. Во всех других странах, как, например, в Сирии, эти стены только от гражданских лиц, то есть людей, которые вынуждены, спасаясь бегством из своей страны или с какими-либо другими целями, незаконно пересекать границу другого государства. Вот только от них эта стена может быть эффективна. Примеры — это граница с Мексикой, где есть такие заборы, Израиль — они таким образом отгораживаются от палестинцев, сейчас Сирия, ну и, может, еще какой-то ряд примеров.

Примеров, когда эффективно фортификационная система оборонительных укреплений защитила бы страну от вражеского вторжения, мы не имеем. А когда мы говорим уже о 21 веке, о чрезвычайно высокомобильной войне, это становится совершенно очевидно. Можно взять линию Маннергейма, которая все-таки, несмотря ни на что, была в результате прорвана, или линию Мажино, которую немцы вообще обошли. Есть и еще ряд примеров.

С точки зрения стратегического оперативного военного смысла наша стена не имеет никакого значения. Вообще никакого. Все равно, что она есть, что ее нет. Вопрос другой — для службы безопасности, для пограничников, что она теоретически может препятствовать проникновению в Украину нелегальных лиц. Но это же смешно, потому что если россиянин захочет попасть в Украину, он не будет лезть через нашу стену. Он без какого-либо пограничного контроля проедет на территорию Республики Беларусь и спокойно через лес пройдет на территорию Украины.

На что можно было потратить эти миллионы? У нас на четвертом году войны огромная недостача в элементарных вещах, которые в любых армиях мира приняты очевидными. У нас не хватает высокотехнологичных вещей даже нелетального свойства: тепловизоров, приборов ночного видения, средств индивидуальной защиты и т. д. Да, у нас сейчас появилась более-менее новая техника, снабжение, обеспечение солдат самым необходимым, но вот такие вещи до сих пор продолжают поставлять волонтеры. К примеру, система видеонаблюдения, которая уже показала свою эффективность в АТО. Удаленные огневые точки, когда оператор не непосредственно возле пулемета, а в укрытии, а пулемет, тем не менее, находится на точке и работает, то это спасает жизнь. Вот это действительно то, что нужно! А забор построить протяженностью в несколько сот километров, рассчитывая, что он чем-то поможет, - да ничем он не поможет.

Конечно, пограничникам с нашей стеной будет легче, потому что, безусловно, когда есть конкретно отгороженная территория, ее проще охранять и вести патрулирование. И если будет задержан нарушитель, то уже не может возникнуть вопросов, был он задержан с этой стороны или с той, да и убежать он уже не сможет так легко. Но речь идет об одиночных случаях. Это может помочь от контрабандистов, опять же местных, еще от каких-то вещей.

Но это в рамках системы национальной безопасности не имеет никакого смысла. Боевики спокойно проходят на территорию ЛДНР просто через ту часть границы, которую Украина не контролирует. Любые шпионы или диверсанты могут спокойно зайти с другой стороны границы, ведь у нас же нет такого плотного охранения. Мы же не представим себе абсурд — построить, например, аналогичную стену на границе с Беларусью. Даже никому в голову такая мысль не придет, потому что это огромные затраты, которые опять же будут не оправданы. И, тем не менее, что мешает российскому диверсанту или шпиону спокойно себе приехать в Гомель и где-то по тропинке перейти на украинскую территорию? Ничего.