...соучредителей – Владимир Шульга.

Говорят, г-н Шульга большой меломан, вот он и вспомнил, что у британской группы Genesis есть альбом под названием «Фокстрот». Так почему, мол, не назвать так предприятие?

Назвали. Но почему-то не спросили у Шульги, что эти знаменитые британцы пели дальше. Если бы спросили, выяснили: следующим альбомом шел «Selling England By the Pound»… Как хотите, так и переводите название. Но, боюсь, певцы в этом альбоме намекали, что Англию продают ни за грош.

Как сглазили, честное слово. Ну, «Фокстрот», конечно, не Англия (хоть и не скромная сапожная мастерская на углу). И пока его не продают за копейки, «насыпью», так сказать, но уж больно все как-то красноречиво сложилось.

А дело все в том, что в какой-то из несчастливых дней два соучредителя «Фокстрота» – Геннадий Выходцев, Валерий Маковецкий поймали своего партнера Владимира Шульгу «за руку». Уличили в не самых честных, скажем мягко, действиях. Ситуация тем более неудобная, что с самого начала каждому из них принадлежала треть предприятия, и решать вопросы они умудрялись мирно и благополучно. Даже не благополучно, а блестяще: из скромного «гаражного бизнеса» предприятие превратилось в мощную торговую сеть.

Выходцев с Маковецким сохранили вполне дружеские и партнерские отношения. Ничего не делят, а если и ссорятся, то «широкой общественности» об этих ссорах ничего не известно.

А вот с третьим, Владимиром Шульгой, дела обстоят значительно хуже. Начиналось с простого непонимания, потом – общение по электронной почте и, наконец, суды, прокуратура.

Ну, ладно. Не сошлись во взглядах партнеры по бизнесу. Разошлись во мнениях. Причем, напомним, оказались в ситуации, когда один обманывал двух других. Что делать? Кто-то бы на месте оппозиционера Шульги извинился бы и продолжил работу, кто-нибудь другой ушел бы из бизнеса. Есть же неписанный закон – простой и абсолютно понятный (понятия потому так и называются, что они понятны): несогласный должен подчиниться. Или убраться из бизнеса. Ведь никто не собирался ни обворовывать Шульгу, ни выталкивать его из дела, все честно и по-партнерски.

Здесь еще раз нужно напомнить, что бизнес самого начала был честно разделен на три доли. У каждого из соучредителей была своя треть. Так что эта самая треть Шульги определенно меньше двух третей Выходцева и Маковецкого. Так почему же Владимир, ударившись в какую-то извращенную арифметику, решил, что его часть равна сразу обеим частям партнеров?

Короче, не ясно: то ли Владимир Шульга устроен не как другие люди, то ли затаил непонятную детскую злобу на бывших партнеров, но повел он себя странно до чрезвычайности.

Поначалу все складывалось как будто по-людски. Недовольному партнеру предложили отступного. Но он возьми и резко взвинти сумму, за которую согласился бы больше не путаться под ногами у партнеров. Запросил Владимир Шульга четверть миллиарда долларов за дальнейшее неучастие в «Фокстроте». Да, предприятие небедное, но даже оно не смогло бы выдержать такой финансовый удар. Главное, что было неясно: за что, собственно, Шульга требует таких денег?

В общем, не дали, тут-то все и началось.

А началось простое: один из партнеров, безусловно, партнером не остается. Но и не уходит или уходит с величайшим треском. Создаваемый господином Шульгой шум можно разделить на несколько категорий. Или направлений.

Первое направление: мирное фокстротовское расположение начинают штурмовать с применением тяжелых осадных средств. А именно: появляются неожиданные и обильные жалобы в прокуратуру, суды и МВД. Жалобы о «тайных» заседаниях акционеров, о перераспределении и давно задуманном лишении совладельца Шульги полномочий… Просчитался: прокурорские и судебные органы не усмотрели в действиях акционеров криминала.

В общем, атака «в лоб» провалилась. Ну и что? Параллельно с ней велись массированные наступления на благополучный «Фокстрот» со страниц газет. Стратегия была выбрана изумительная, назовем ее условно «защитой обездоленного».

Когда начались распри у одного из лидеров на рынке техники для дома, журналисты естественным образом заинтересовались происходящим. Появились статьи, интервью, строки в обзорах. Владимир Шульга в этой ситуации действует просто и без затей: обвиняет журналистов в некомпетентности, а то и просто объявляет их продажными, ссылается на какие-то недополученные письма или перевранные факты и – пытается сформировать мнение о себе красивом, но огульно оболганном партнерами.

Исключительно хорошо действующее телодвижение. В самом деле, журналисты они чего? Да так, им абы написать, а бедный бизнесмен – он ого какой хороший, но только что же в нашей стране сделаешь? Ай-я-яй, в общем.

Впрочем, чтобы бывшие партнеры не расслаблялись, на них время от времени скидывается и спецназ. Тут уж в прямом смысле. Сначала Шульга находит в своем кабинете подслушивающее устройство («жучек» оказался липовым, но об этом никому постарались не рассказывать), а потом в фокстротовский офис нагрянула «Альфа».

Согласно протоколам, искали сотрудники «Альфы» именно источник «радиоизлучения незарегистрированных радиосредств, которые могут использоваться по специальному назначению». Найти не нашли, на том и удалились, изрядно напугав сотрудников. Невыясненным, правда, осталось, почему «Альфа» ищет «жучки» в частной фирме и зачем для этого автоматчики? Но совершенно очевидно: разразившийся скандал нанес очередной урон репутации компании.

Дальше – по закону жанра – должна последовать серьезная идеологическая обработка врагов и союзников. Она и последовала, в духе незабвенного товарища Сталина. Если помните из истории, тов. Сталин, чтобы всерьез взяться за злобных контрреволюционеров, раскрывал всяческие заговоры и покушения.
Но чего не достает, так это порядочности, и того, что на Руси называли честью купца. Когда партнеры, уходя из бизнеса, тем более поделенного между тремя основателями, либо забирают свою часть, либо, оставляя деньги в бизнесе, отходят от дел. Естественно, получая положенные согласно паевому участию дивиденды. И делают это не потому что этот момент прописан в договоре, а потому что дали слово чести. То ли партнеру, то ли коллеге, то ли клиенту – не имеет значения.

Так случилось и здесь. В СМИ прошло сообщение о покушении на бывшего совладельца «Фокстрота» Владимира Шульгу. Якобы киллер, притаившись у дома меломана, злобно обстрелял машину последнего и цинично скрылся, так его и не нашли. Бизнесмен по счастливой случайности (!) отделался легким испугом. И уцелел лишь потому, что недоумок-киллер принял за Владимира Шульгу… большого плюшевого пса, который находился на переднем сидении рядом с водителем.

Да, потом оказалось, что незадачливый убийца невесть отчего применил оружие, которое в принципе не могло пробить лобовое стекло автомобиля Шульги, что даже вечером перепутать плюшевого пса с бизнесменом мог только пьяный в дугу стрелок. Но информация прошла: на «неугодного совладельца компании» как будто бы даже покушались.

В общем, делается даже интересно, что многострадальный любитель Genesis придумает в следующий раз? От себя могли бы предложить выступить с заявлением, что «Фокстрот» является средоточием всемирных масонских заговорщиков. Впрочем, у Владимира Шульги и без нас болезненной фантазии хватит.


Благо, что большинство отечественных бизнесменов придерживаются неписаного, но золотого правила. Можно смело предположить – будь наша бизнес элита в массе своей «шульгами», страна никогда бы не выбралась с кризиса 90-х. Все бы только и занимались, что судебными исками, обливанием грязью, пускай и бывших, но друзей и партнеров, и науськиваньем властей друг на друга.

Потому-то, друзья, и приятно, что такие лже-бизнесмены уходят в прошлое.