...подлый интриган, великодушный и глубоко порядочный человек, неудавшийся политик, останнiй з «любих друзiв»... короче, личность весьма неоднозначная. Мы решили попробовать разобраться. Когда мы позвонили Шульге, он наотрез отказался говорить о политике. Но все же...

– Так мы будем говорить о политике?

– Будем, если эта тема, сейчас для меня гораздо менее важная, чем в 2004-05 годах, не займет много времени.

– То есть, в настоящее время политическая ситуация в стране Вас не радует?

– Она мне попросту стала безразличной. Человек, для которого политика не является профессией, не может политикой все время жить, если он психически здоров и не преклонного возраста. Я не буду останавливаться на случаях сублимации.

– Станет ли лучше в результате последних перемен?

– Конечно же! Многим станет лучше, некоторым – хуже. Основной массе народу – «фиолетово».

– А почему Вами до сих пор так плотно интересуются Ваши «фокстротовские» партнеры?

– Все наоборот – я до сих пор плотно ими «интересуюсь». Выражается это в появлении новых уголовных дел, где они выступают фигурантами.

– Можно ли услышать обо всем этом более подробно?

– Тяжелый вопрос... Я уже так обо всем, об этом «наподробничался» в других интервью, не знаю, что Вам рассказать нового. Не люблю повторяться... Не давать же, в самом деле, Вам интернет-ссылки на себя самого... Есть! Вспомнил свежее. В конце прошлого года у меня при следователе были две очные ставки по очереди с обоими компаньонами – сперва с Геной Выходцевым, после него с – Валерой Маковецким. Оба на вопрос следователя, есть ли у них ко мне неприязнь, ответили, что неприязни нет. А я оба раза ответил, что неприязнь к обоим испытываю. Свой ответ я сразу же пояснил: «Когда с этими двумя людьми я в 1994 году создал нынешнюю компанию «Фокстрот», а, начиная с 2002 года они оба со своими 2/3 начали меня с 1/3 выдавливать из общих бизнесов, мотивируя поведение только тем, что у них большинство – как мне после всего не испытывать к ним неприязнь?! Они хотят мою семью оставить без средств существования! Какая у них может быть при этом ко мне неприязнь? Только хладнокровное “пошел вон”...». Валера – тот наивно и самоуверенно дошел до экономического маразма. Вопрос Шульги на очной ставке: «Поясни мне, как произошло, что без моего согласия торговая марка (бренд) «Фокстрот» была передана с ООО «Фокстрот», где у меня 1/3 собственности, на ООО «Группа компаний Фокстрот», где у меня ноль собственности? » Обескураживающий ответ Маковецкого: «Это было вызвано экономической целесообразностью». Конечно, ему целесообразно (смеется) – у меня была 1/3 бренда, а стала «дырка от бублика». Он гений от экономики!

– Как вы реагируете на выпады в СМИ по заказу Ваших партнеров?

– Никак. Уже давно

– Упорно ходят слухи, что Вы отхватили лакомый кусок земли на Андреевском спуске для собственного бизнес-проекта, прикрывшись именем знаменитого украинского художника?

– (Смеется). Это не Андреевский спуск, адрес будущей стройки: Михайловская плошадь, номер не помню какой. Территориально – рядом с фуникулером, под зданием МИДа. Подлую сказку о разрушении Андреевской церкви и приватизации спуска выдумали многочисленные недоброжелатели и завистники – как великого Ивана Марчука, так и моей скромной рядом с ним персоны. Если бы на том месте возвели, как первоначально предполагалось, элитные теннисные корты, завистники всё молча проглотили бы. Но им даже невдомёк, каких трудов и денег мне стоило выкупить эту территорию у очень ушлых «теннисистов»... Во-вторых, когда я побывал в музее Гетти недалеко от Лос-Анжелеса, то одновременно удивился американской благотворительности и, при этом, прагматичности. Сам музей для посетителей оказался бесплатным, а средства на его дальнейшее развитие и содержание добывал фонд Пола Гетти – всевозможные банковские операции, продажа внутри музея соответствующего товара, различные шоу, супердорогая престижная аренда офисов на территории центра, сеть кафе, ресторан и т.д. Что в этом было для Америки непатриотичным? А у нас как в анекдоте об украинских соседях: «Тодi виколи менi око». Я знаком с Иваном Степановичем Марчуком с 2000 года. Вопрос о создании культурного центра его имени всерьёз возник лишь после избрания Ющенко президентом.

– Какие у Вас планы в 2008 году?

– Планы у меня грандиозные: прежде всего, получить весь тот контроль над компанией «Фокстрот», который у меня был многие годы; дальше – выполнить обещание, данное «живому гению современности», единственному среди украинцев – Ивану Марчуку и начать строительство музея (на вопрос Ивана Васюника: «Володя, коли почнеш будувати музей?» я ответил: «Когда под его фундамент мои компаньоны не смогут подложить взрывчатку»); дальше – выполнить те обещания, которые я дал членам своей семьи, но об этом я промолчу.