…стороны, а государства, зависящие от транзита и поставок природного газа. В определенной мере проблемы есть и у Словакии, и у Венгрии, но в Болгарии российско-украинский газовый конфликт вызвал настоящую катастрофу.

Газовая война совпала с периодом самых низких температур за последние два года. В Болгарии в квартиры десятков тысяч жителей не поставляется тепло, топливо используется лишь для того, чтобы не замерзли системы центрального отопления. Это испытание пришлось на время, когда температура воздуха -15 градусов. Поставки газа промышленным предприятиям Болгарии сокращены или прекращены. Из-за нехватки электроэнергии приостановлена ее подача на ряд промышленных предприятий, отключено освещение улиц и т.д. Энергетический кризис в Болгарии обостряет и то, что, как и Литва, Болгария принята в ЕС при условии взять обязательство закрыть свою АЭС. Из шести энергоблоков Козлодуевской АЭС в исполнение требований ЕС закрыто уже четыре. В большой степени выполнение требований ЕС теперь вызвало катастрофу в Болгарии.

Пока Болгария мерзнет, обе вовлеченные в конфликт стороны обвиняют друг друга. Украина надеется, что мерзнущая Болгария вынудит Россию уступить; а Россия уверена, что мерзнущая Болгария добьется усиления давления Еврокомиссии на Украину.

Пока гиганты воют, страдают те, кто не виноват.

Однако посмотрим на российско-украинскую газовую войну совершенно нейтрально. Упрощенно говоря, история следующая. Украина не заплатила России за газ. Россия прекратила поставки газа до произведения оплаты. Украина утверждает, что ничего не должна. Кто прав? С юридической точки зрения, права Украина. Прежняя газовая война закончилась достигнутым премьер-министром Украины Юлией Тимошенко компромиссом. Один из пунктов этого компромисса в том, что российский газовый монополист продает газ не украинской компании Нафтогаз, а специально созданному для этой сделки посреднику. Не зря прозвище Юлии Тимошенко - Газовая принцесса.

В результате предыдущей газовой войны была сконструирована схема, сделавшая газовый бизнес непрозрачным, наживаться на котором могут те, кто в него вовлечен. То есть получается, что Газпром в долге является посредником. Однако посредник - это пустая оболочка. По этой причине и Украина хочет редуцировать конфликт до коммерческого спора. Посредник обанкротится, чтобы Газпром списал убытки, и жизнь продолжится. Создадим нового посредника, который будет копить долги до следующей газовой войны. Только мир уже другой. Кризис тяжело затронул Россию, и Кремль начинает упорядочивать денежные потоки.

Вторая проблема намного тяжелее. У Украины нет денег на поддержание своего внешнеполитического курса. Во внешней политике Украина заявила о продвижении в НАТО. Грузия в Южной Осетии воевала украинскими танками, и российские МИГи были сбиты изготовленными на Украине системами ПВО. Цена за антироссийскую политику - полная оплата за поставки газа. Почему Россия должна поставлять братьям-славянам газ за полцены, раз они использовали его для производства танков, которые на Кавказе применялись против российской армии?

Самостоятельная внешняя политика означает оплату в полном объеме импортируемых энергоресурсов. Надежды Украины на страны НАТО, которые с геополитической точки зрения заинтересованы в снижении влияния России в регионе, развеял глобальный кризис. Надежд на финансовую помощь со стороны США или даже Латвии нет никаких. Еще хуже - под влиянием глобального кризиса главные экспортные отрасли Украины (в особенности металлургия) остановились. Нет валюты. Гривна регулярно девальвируется, и Украине необходима помощь Международного валютного фонда в миллиарды долларов. Нет денег на долг за газ, и нет денег, чтобы платить за газ по цене, вдвое больше той, которую Газпром предлагал применять с 1 января. У Украины нет денег, чтобы финансировать прежнюю внешнюю политику, и Россия это очень хорошо осознает, поэтому газовая война приобрела такие беспрецедентно большие масштабы.

В отчаянной ситуации единственная надежда Украины - Еврокомиссия, которая может спасти внешнеполитический курс Киева, оказав давление на Россию или, по меньшей мере, финансово помочь украинцам. Да! Россия жестоко шантажирует Украину, но и украинские «оранжевые» сейчас жестоко шантажируют весь Европейский союз, требуя от него больше благ за обеспечение транзита российского газа.

Из газовой войны можно сделать три вывода. Первый - если хочешь независимой внешней политики, не требуй льгот от тех, против кого воюют произведенные тобой танки. Если хочешь независимой внешней политики, будь готов платить за это.

Второй вывод. Условия свободного транзита, которые некоторые оптимисты надеялись навязать России, - это утопия. Декларации и положения о свободном транзите - это миф. Их отбросит первый кризис. Украина, как только затрагиваются ее интересы, чихает на любое положение о свободном транзите, и, если ей необходим газ, то она его заберет, не оставив ничего тем, кто находится у другого конца трубы.

Третий вывод - энергетическую безопасность гарантируют альтернативы. К сожалению, в договоры о вступлении в ЕС для Литвы и Болгарии были включены нормы о закрытии АЭС не в интересах Европы или какого-то высшего общего блага, а под давлением лобби французских производителей ядерных реакторов. Условия приема в ЕС новых членов были классическим протекционизмом в угоду жажде прибыли производителей атомной энергии Франции. Пролоббированные требования о закрытии существующих АЭС, чтобы все в принудительном порядке использовали французские ядерные реакторы, теперь угрожают энергетической безопасности и стран Балтии, и многих восточноевропейских стран. В принципе было бы нормально, если бы сейчас Франция заплатила за свой лоббизм и компенсировала те убытки, которые принес Болгарии нынешний энергетический кризис, и тот кризис, который постигнет страны Балтии после пролоббированного Францией закрытия Игналинской АЭС уже в будущем году.