...с Миллером, Миллера с Путиным. Суть бесед сводится к одному: Украина опять, стабильно и устойчиво, проваливает газовые переговоры и явно ворует газ. Диалоги выглядят приблизительно так:
Путин: Как там Украина?

Миллер: Платить не хотят.

Путин: А что же мы?

Миллер: А мы газу не дадим.

Путин: Это правильно. А Европа?

Миллер: (делает неопределенный жест).

Путин: А как же украинские потребители?

Миллер: Ай-яй-яй.

Путин (демонстрирует нешуточную озабоченность): Мы же не можем взваливать на них ответственность за... за...


Миллер демонстрирует чисто немецкую работу лицевых мышц

...сам знаешь, за кого. Надо позаботиться и так далее.

В течение дня различные каналы транслируют общегосударственные переживания российских правителей о судьбе потенциально замерзающих украинских потребителей. Чувствуется, что подморозить европейцев при этом русские вовсе не против. В это время украинские телеканалы показывают исключительно песни и пляски. Все под старым кавээновским девизом «і тільки на рідній Україні все гарнесенько та чудернесенько». Политиков не видно, не слышно и не ощущается даже носом.

Действие второе

Новый год. Дед Мороз, как обычно, прислоняется погреться к украинской газотранспортной системе, не согревается и понимает, что люди по-прежнему в большинстве своем - неблагодарные свиньи. Бормоча проклятья, в несколько движений чертит на трубе знак непроходимости, и движется дальше с презрительно задранной бородой.

Действие третье

После Нового года. Точная дата неопределима (потому как утро второго числа, и неясно, было ли первое).

Из смутного, хоть и морозного тумана, попеременно выплывают физиономии и обличья отечественных (и не только) политиков, журналистов и прочих бесполезных людей.

Ющенко: Люби друзи. Россия объявила нам войну, хотя ци рукы ничого не вкралы.

Россия: (интонациями Жириновского). Конечно! Даже больному ясно, что руками много газу не украдешь. (интонациями Черного Пса из Острова Сокровищ) Где газ, Витя? Нам нужен газ!

Ющенко: Поклеп и наговор. Могу карманы вывернуть - где в них газ? Ничого - соби, всэ - Еуропи.

Европа (та, которая восточнее): Д-д-д-д...

Европа (та, которая западнее): Эй, братцы! Вы там не увлекайтесь! Зима, между прочим, на дворе. Кто обещал, что проблем не будет?

Ющенко: Это мы обещали. У нас никаких проблем нет.

Путин: Мы не обещали. Мы, наоборот, обещали, что проблемы будут. Если кое-кто не надает по сопатке собственноручно взлелеянным шароварным мерзавцам, то греться будет этот кое-кто будет в сортире.

Оргкомитет Нобелевской премии по литературе: Где-где?

Путин: Известно где.

Тем временем газопровод постепенно покрывается ледяной корочкой. Болгары, румыны, и молдаване примерзают к вентилям и друг другу. Немцы потихоньку проклинают Гитлера, испоганившего рациональную, в общем-то, идею по избавлению мира от украинцев. Комиссары Евросоюза ищут перевод слова «сопатка», потому что слово «сортир» выучили уже давно.

Действие четвертое

Из принципиальной заграницы выплывает сомнительное лицо Баррозу.

Баррозу (приходит в себя после Нового года): А все-таки, кто нам газ не дает? И, почему, собственно?

Путин: Догадайтесь.

Медведев: Спросите у Ющенко.

Путин (настороженно): Вы что, Дмитрий, дурак? Он же спросит.

Ющенко: Это не мы. Мы за евроинтеграцию. Мы не могли Европе газ перекрыть, потому что весь мир знает: этим занимается тоталитарная Россия. Которая, кстати, объявила нам войну.

Западная Украина (склочно): Да, объявыла нам вийну!

Восточная Украина (с воодушевлением): Как, уже? Ждем тебя, 58-я армия!

Путин: Какая война? Баррозу, ты нашел, кого спросить!

Баррозу: Это не я, это Медведев.

Медведев: Я еще не такого найду.

Ющенко: У меня доказательство есть (вытаскивает за ухо Дубину). Вот. Говори.

Дубина (запинаясь): Мы никак не могли перекрыть Европе газ, потому что на нашей территории даже краника нет.

Миллер (восхищенно): Тоже спионерили?

Дубина (храбро): То вы, кляти москали, не розумиетэ. В украинський мови немае ани слова «кран», ани слова «вентиль». Тому, що наша мова дужэ спивуча, а ци слова спиваты нэвдобно. Якщо слив немае, то й предметив такых немае.

Медведев (эрудированно, по-вассермановски): Фердинанд, блин, де Соссюр.

Путин (несколько ошалело рассматривая Дубину): Это, извините, что ж такое?

Миллер: Это Дубина.

Путин (с облегчением): А-а!.. (Дубине, профессиональным тоном) Скажите, товарищ

Дубина начинает валиться в обморок

а отбор газа несанкционированный вы тоже не делали?

Медведев: Ну да. Потому что складывать некуда. У них газохранилища полные.

Путин: Какие?

Миллер: Такие (показывает, какие)

Путин (булгаковски): Так, значит, так-таки и не крали?

Ющенко (Дубине): Кажы, крав чы ни?

Дубина закатывает глаза, дергает руками и головой.

Ющенко: Ци рукы тэж ничого нэ вкралы.

Баррозу: Газ руками не крадут.

Путин: Мы уже говорили.

Баррозу (у него начинается озноб, он хватает Ющенко за воротник): Где газ?!

Ющенко: Не трогайте меня, я заразный, у меня справка есть. Не брали мы газ. Русские все перекрыли.

Путин (профессиональным тоном): Да?

Дубина (из обморока): Та то ж такэ... На тэхнични потрэбы... Шоб труба нэ пустувала...

Путин (немеет): ?!?

Миллер: Это Дубина, не переживайте так. (Дубине) Мы ж вам все перекрыли, у вас краника нет.

Дубина (оживляется): Та отож! Окупанти!

Баррозу(удивленно): Как же вы на технические нужды брали?

Медведев (путинским голосом): Это вы кого сейчас спросили?

Ющенко: У нас, кстати, Киев замерзает.

Путин: Повыгоняйте отмороженных, сразу теплее станет...

Действие пятое

Проболтавшись об «отборе газа», украинская сторона начинает делать вид, что она готова подписывать договор.

Ющенко: Добрэ. Мы погодымось допустыты европэйських комисарив до наших газовымирювальных станций. Алэ напишить у протоколи, що це булла наша инициятыва.

Чешский премьер (недоуменно): Но ведь этого требовала Россия.

Путин: Шут с ними, не связывайтесь.

Ющенко: Я вымагаю зафиксуваты: росийська сторона образыла украиського всэнародно обраного прэзидента, обизвавшы його шутом.

Путин (ошалевает): ?!?!

Миллер: Это диоксин, не переживайте так.

Медведев: Вы подписываете или нет?

Ющенко: Я не буду ничего подписывать, мне нельзя, у меня натура тонкая. И вообще я не хочу с вами разговаривать, жалкие ничтожные личности. Пусть Тимошенко разговаривает. А я из Секретариата кого-нибудь пришлю.

Чешский премьер: Но ведь вы президент!

Ющенко: Мало ли. Президент тоже человек. У меня, между прочим, жена. И дети. И пчелы. И вся страна на меня смотрит. А я за нее переживаю. Вдруг не выдержу? (уходит)

Тимошенко (появляясь): Это страна не выдержит на тебя смотреть.

Секретариат: Цэ всэ интрыгы головы Кабмину...

Партия регионов: А давайте выразим им недоверие.

Секретариат: Шо, усим?

Партия регионов: Ну, хотя бы голове.

Тимошенко (игнорирует): Хочу запэвныты, що Украина була и е надийным партнером...

Чешский премьер: Подписывайте!

Тимошенко: Конечно! (подписывает)

Чешский премьер (Путину): Она подписала!

Путин: Да? А ну-ка, дайте сюда. (читает) «Я, Юлька-махинация...» (ошарашенно) Это что же такое?

Миллер: Что-то Вы сегодня, Владимир Владимирович, не в форме.

Секретариат: Ось, дывиться, до чого докатывся росыйський тоталитарызм: прэмьер повынэн форму, начэ якась хунта...

Тимошенко: Тут, миж иншым, е дамы, так шо обэрэжнишэ з лексикою.

Путин (читает дальше, постепенно осатаневая): Так... А это что? «Додаток до угоды. Росыйська сторона зобовъязана щомисяця поставляты до Украины двадцять мильярдив кубив газу безкоштовно в рахунок компэнсации виковойи оккупации...»

Медведев: А Черноморский флот Вам не нужен? И Среднерусская возвышенность впридачу?

Путин: Так. Буду краток. (звонит Баррозу) Знаете что? Что хотите делайте, хоть войска вводите, а решайте эту проблему.

Некоторая часть украинской общественности: Трэба на кожну хамську заяву Путина видповидаты пидйомом цины за транзит на одын доляр! Скоро Россия вычерпае весь свий газ, и вжэ не зможэ нас шантажуваты!

Здоровая часть украинской общественности: Идиоты! А где же мы тогда газ возьмем?!

Российская общественность (голосом Жириновского): Поднимайте цену, поднимайте. На каждый ваш «доляр» мы потребуем двадцатку сверху за тысячу кубов.

У Тимошенко звонит мобильный. Это Баррозу. Слышно, как ругается иностранными (и не только) словами.

Тимошенко. А я вообще ни при чем. Это президент Додаток придумал. А Секретариат подсунул.

Из Секретариата высовывается голова Балоги, подмигивает Путину и усовывается.

Чешский премьер: Подписывайте!

Фанфары, подписи.

Действие шестое

Возле вентилей газопровода митингуют украинские патриоты. Между ними и трубой - растерянный евронаблюдатель, ковыряющий ногтем метку Деда Мороза. За всеми наблюдают Путин и Медведев.

Патриоты: Геть! Геть тоталитарный росийськый газ з украйинськойи зэмли!

Медведев: Владимир Владимирович, что такое «геть»?

Путин: Ясно, что. Опять пионерить будут.

Медведев: И что?

Путин: А ничего. Я вчера с Баррозу отдельное приложение подписал.

Медведев: Что, газотранспортная система?

Путин: И система, и флот, и Крым... Все-таки газ - на редкость полезное ископаемое.

Занавес.

Продолжение следует