И, надо сказать, многим это удалось. Кстати, молодые украинцы с энтузиазмом делают военные карьеры в армиях иностранных государств (не говоря уже о французском «Иностранном легионе»), где к ним, как и к своим гражданам — не относятся как к бесплатной рабочей силе.

Но к украинской армии молодежь относилась и, в основном, продолжает относиться (за исключением выходцев из самых низов и из бедных сельских округов, откуда кроме армии часто деться некуда) с подозрением и страхом. Каждый год опросы показывают — четверть и более мужчин до 25 лет считает призыв мотивом для эмиграции. Уверен, многие могут порассказать о мытарствах на военных кафедрах и в призывных комиссиях.

Лично я на этой почве даже познакомился с будущим ведущим украинского «Часа суда», Игорем Годецким, державшим в Интернете «Антипризывной пункт».

А вот новый министр обороны Павел Лебедев преподнес новогодний сюрприз. Что же конкретно сказал Павел Алексеевич?

Первое. «В 2013 году будет приостановлен призыв на срочную воинскую службу с одновременным переходом к комплектованию армии исключительно по контракту». Ах, как хочется поверить! Просто многие обещали уже, в том числе Тимошенко, сбив с толку многих ребят, попавших затем под уголовное обвинение в дезертирстве.


Второе. «В украинской армии состоятся коренные изменения. Будет пересмотрена структура и система управления Вооруженными Силами и улучшена система подготовки специалистов». Больше похоже на бюрократические мантры, как и прочий текст (это, кстати, новогоднее поздравление военнослужащих).

Что беспокоит, так это мысль: неужели бюрократы-бизнесмены так легко откажутся от рабов? Понятно, что кормить нечем, в этом и главная мотивация реформы, но тут «счастья не было, так несчастье помогло».

Дело в том, что история армейской реформы у нас долгая. Вот что писал еще в 2004 году консервативный военный аналитик, тогда начальник отдела военно-стратегических исследований Национального института стратегических исследований, кандидат военных наук, полковник в отставке Александр Маначинский: «Украина с 1992 года шла практически на ощупь в деле строительства своих вооруженных сил и только спустя пять лет, в декабре 1996 года, была принята государственная программа строительства Вооруженных сил Украины(...)».

«Военная реформа давно превратилась в бутафорию, а сокращение — в реальность(...)». С этим соглашусь целиком и полностью. Часто проверки не могут найти военные объекты, на которые были посланы.

«Если на 1 января 1992 года в армии было 720,0 тыс. человек, то на 1 января 2000 года — 310,0 тыс. человек, а на 1 января 2004 года — 265 тыс. человек. К концу 2005 года численность вооруженных сил будет менее 200,0 тыс. человек. За эти годы был сокращен и гражданский персонал со 180 тыс. человек до 89,5 тыс. человек. А ведь это потерянные рабочие места и людей нужно трудоустраивать(...)».


Учитывая, что у нас немало потуг казаться «региональным лидером», а то и «великой державой», это удручает. Но и врагов-то серьезных не было. Россия — такой же хозяйствующий субъект, по крайней мере, была до недавнего, Турция далеко, Румыния — старая сутяжница... А вот безработица — это плохо, правда, средства, которые годами выделяла НАТО на переквалификацию, надо по назначению использовать.

Далее Маначинский пишет:

«Результаты оборонного обзора в Украине показывают, что при общей численности около 90-100 тысяч человек (около 70-75 тысяч человек военнослужащих и 20-25 тысяч лиц гражданского персонала) ВС Украины будут иметь возможность эффективно выполнять поставленные задачи. Непонятно, правда, откуда такая уверенность, из чего это следует и каким образом получены эти цифры. Направления и пути развития ВС Украины предполагают, что в 2015 году численность танков составит 700-800, ББМ — 1700-1800, артсистем — 700-800, самолетов — 150-200. При численности личного состава 90-100 тысяч».

В общем, не армия, а конфетка должна получиться.

И уже пятый министр обороны с тех пор берется за эту задачу. Только что отошедший... в президентские советники, конечно, Дмитрий Саламатин, добился разве что расширения списка видов хозяйственной деятельности ВСУ (эпично — разведение и выпас крупного и мелкого рогатого скота) и сочинил стратегию развития, или дальнейшей «экономизации» (любимое слово Виктора Федоровича).


При президенте Януковиче было найдено новое объяснение постоянному сокращению личного состава и бюджета. Так, экс-министр, адмирал Михаил Ежель заявлял «Планы по сокращению численности личного состава Вооруженных сил Украины соответствуют внеблоковому статусу Украины (выделение мое, — авт.). Согласно разработанной программе развития Вооруженных сил на 2011-2015 годы, предусмотрено сокращение числа личного состава вооруженных сил на 15-20% к 2015 году».

В общем-то, явное противоречие. Внеблоковый статус — не синоним общепризнанного нейтралитета. Так что подразумевает серьезные военные расходы. Но и военные чиновники освоили птичий язык реформ, к примеру, слово «модернизация».

К примеру, экс-начальник Генштаба Григорий Педченко заявлял: «Численность вооруженных сил Украины до конца 2012 г. будет уменьшена в соответствии с принятым Законом. Будут сокращаться те учреждения и военные части, которых не будет в будущем украинском войске европейского образца. Это сокращение абсолютно не скажется на обороноспособности государства», — подчеркнул он. Педченко сообщил, что за этот год в вооруженных силах Украины было модернизировано 41 самолет, 11 вертолетов, 12 кораблей, более 3 тыс. единиц военной техники. «Все это компенсирует ожидаемое сокращение. Сегодня все армии мира идут по этому пути — сокращают личный состав и модернизируют вооружение и военную технику».

Думаю, речь шла скорее о ремонте, либо о закупках. Кстати, еще один экс-министр, Анатолий Гриценко, так и не осиливший переход к профессиональной армии (разве что кирзачи поменял на боты), едко отзывался о генерале Педченко. На языке оригинала: «Чув від військових, що начальник Генштабу генерал Педченко небайдужий до спиртного, інколи його не можуть по 5-7 днів знайти, навіть для доповіді начальству — вимикає мобілки і йде в астрал. Але ж інколи треба й похмелятися, хоча б перед міжнародними зустрічами високого рівня».

Профессиональная армия — штука необходимая в нынешнее время (хотя есть и другие мнения), но неизбежно очень дорогая. Поэтому советовал бы в нашу новую армию набирать практиков, оказавшихся в безвыходной ситуации: в сухопутные войска — египтян, ливийцев и сирийцев, а во флот — сомалийцев. Для них наши зарплаты не такие уж плохие, с оглядкой на обстоятельства.

А если серьезно, то дай-то Бог, чтобы призыв сначала и впрямь приостановили, пусть и по причине нехватки средств, а потом и отменили вообще.


Принудиловка войн не выигрывает. Это доказал Кортес, воюя с ацтеками. Не артиллерия, и не железо помогли ему, а то, что кровавая теократия ацтеков целью войн сделала захват пленных для жертвоприношений. Рабы ловили смертников, спасая свою шкуру. За это их ненавидели все соседи, с радостью ставшие на сторону испанцев.

А Кортес стоял во главе бригады авантюристов. И ему покорился Теночтитлан, город размером с Париж.

Неужели наших парней перестанут, наконец, обирать и калечить?