Уже который день информационное поле бурлит от опубликования деклараций депутатов и прочих чиновников. Удивляет то, что люди удивились. Можно понять шок журналистов западных изданий, наперебой строчащий колонки про украинских Графов Монте Кристо (которые, впрочем, больше напоминают плюшкиных, тянущих все в дом), но украинцы, удивляющиеся богатству своих власть имущих, подобны страусам, которые до этого прятали голову в песок.

Может быть и хорошо, что этот нарыв удалось прорвать. И, конечно, надо заметить, что эффект появился благодаря двум факторам. Во-первых, это первые публикации, в которых все задают базу. Новые декларации через год или два уже не будут так поражать. Во-вторых, такого уровня прозрачности нет нигде в мире, и это огромное достижение для Украины.

Верим ли мы в то, что показали депутаты? Вряд ли. С одной стороны, они не показали и трети того, что у них есть. Пример депутата Добкина, который сразу после заполнения декларации заказывал себе путевку и друзьям путевку на рождественские каникулы за 135 тысяч евро, показателен.

Равно как и полное отсутствие в списках заграничной недвижимости. С другой, они показали достаточно много, вызвав резкую реакцию как украинского общества, так и западных журналистов.

Вышла классическая дилемма – для Атоса это слишком много, для графа Де Ля Фер слишком мало. Очевидно, что в связи с введением электронных деклараций у депутатов и прочих чиновников было два риска.

С одной стороны, не показывать ничего и потом столкнуться с необходимостью объяснить свои покупки. С другой – был риск того, что им придется отвечать на вопрос, откуда у них деньги.

Почти все выбрали второй вариант, надеясь, что в массовом спаме до них не доберутся, показывая тонны кеша, в которых они прячут и свои оффшоры, и доходы будущих периодов. В конце концов, коррупционная рента вполне прогнозируема.

Почему именно депутаты вызвали на себя больше всего внимания? Ну, во-первых, их много. Во-вторых, они в сумме все-таки самые богатые. Хотя многие прокуроры и судьи могли бы поспорить, но их декларации не так возбуждают.

Может быть и потому, что депутатов люди выбирают сами. Сами проголосовали, сами теперь ругают. Это что-то из области психологии.

Надо ли про это говорить? И почему надо?

В первую очередь, важно показать, чем опасны такие депутатские деньги. И особенно хорошо, что они показали их в виде кеша.

Потому что кеш – это красноречивый показатель коррупционных доходов.

Не верьте депутатам, которые придумали себе универсальную отмазку, что эти деньги вне банковской системы потому что они не доверяют этой самой банковской системе. Это разговоры в пользу бедных. Депутаты прекрасно знают, в каких банках деньги хранить безопасно.

Вопрос в том, что банковская система – это прозрачность. А ее меньше всего хотят люди, сидящие на коррупционных потоках. Теневая экономика питается наличностью. А депутаты и чиновники сидят на вершине пищевой цепочки теневой экономики.

И самое страшное в этих 12 млрд гривень, которые лежат мертвым грузом у депутатов в кладовках, не в том, что только эти деньги выведены из экономики Украины. В конце концов это всего лишь 500 млн долларов, что много, но не критично.

Вопрос в том, что каждая новая гривня в кармане депутата стоит более 10 гривень для экономики Украины. Самый большой вред от коррупции в том, что она убивает конкуренцию. А без конкуренции экономика не может развиваться. Пропадает основная движущая сила для экономического роста, инноваций, инвестиций. В результате доля малого и среднего бизнеса в стране невысока, а экономика теряет гибкость и гораздо дольше восстанавливается после любого кризиса.

Одновременно экономика не получает иностранных инвестиций, который могли бы запустить процесс, влив бензин в барахлящий мотор. Но инвестиций нет в первую очередь потому, что в стране высокий уровень коррупции. С одной стороны, это не дает активно заходить прямым инвесторам в страну и открывать проекты с нуля. С другой - мы два года не видим приватизацию, потому что коррупционный интерес на государственных предприятиях не дает продать крупные объекты.

Что делать?

Во-первых, самое насущное, это сделать все, чтобы депутаты и не только «ответили за свои слова». Если человек пришел из частного сектора и может объяснить происхождение своих доходов, то честь ему и хвала.

Если же он всю жизнь работал на страну и теперь вдруг стал богатым, то его надо наказать. Отпустить, а потом догнать и еще раз наказать. Электронные декларации не должны стать аналогом налоговой амнистии для политиков.

Во-вторых, надо понять, что к такой ситуации в парламенте, да и по всему спектру госслужбы, привели низкие зарплаты. В парламент сейчас крайне редко может пойти честный и профессиональный человек, который хочет работать на общество. Потому что по сравнению с частным сектором его уровень жизни сильно упадет.

В результате в парламенте оказывают либо коррупционеры, либо люди, получающие зарплаты от партийных боссов. Это приводит к тому, что они голосуют исходя из интересов не страны, а карманов, из которых они получают деньги. Да, лоббизм есть во всем мире. И да, коррупцию нельзя искоренить полностью. Но степень ее можно сократить.

И да, рост зарплат для этого парламента может показаться несправедливым. В конце концов 90% депутатов вообще не важно, какая у них зарплата, у них же есть кладовка, набитая кешем. Но для того, чтобы в следующий парламент захотели прийти приличные люди, необходимо уже сейчас поднять зарплату. Обещаниям никто не поверит.

Ну и третье. Люди, которые сейчас искренне возмущаются картинной галерей одного депутата, должны понимать, что это они сами, взяв 200 гривень, завели его в парламент. И пока власть не решиться отменить мажоритарку, а это крайне не выгодно, ответственность остается на самих людях. И надо либо не голосовать за гречку, либо потом не возмущаться.