О громком разводе Натальи Окунской и Сергея Власенко, писали многие СМИ. Кто прав и кто виноват в истории их семьи, увы, уже определяет суд. Причем, дело, так или иначе, не осталось исключительно украинским: Наталья получила политическое убежище во Франции. Ее интервью горячее, эмоциональное, возможно в чем-то предвзятое, но заслуживает внимания. Мы готовы выслушать и вторую точку зрения, этого конфликта.

Украинская неожиданность для французских адвокатов

- Франция – одна из стран-основательниц ЕС. Там очень сложно получить убежище даже политикам. Почему вам пришлось бежать из Украины именно в эту страну Евросоюза?

- Главной причиной такого выбора стало то, что правосудие Франции не зависит от политики. Это страна, где тщательно и непредвзято изучают дело. Получив все документы по побоям и издевательствам, которые мне пришлось пережить, они во всем сумели разобраться. В итоге я получила политическое убежище. Фактически это убежище от Сергея Власенко и партии Тимошенко.

Французские власти действительно очень серьезно относятся к беженцам. Насколько я знаю, за последние несколько лет в предоставлении убежища они не отказали только мне. Мое досье составляет около 500 страниц. Там говорится о репрессиях против меня, использовании политического ресурса. Наверное, французы были впечатлены такой жестокостью, цинизмом, с которым политик, уничтожает свою бывшую семью.

Есть много моментов, которые во Франции признаны неприемлемыми со стороны Власенко. К примеру, вопрос по разудочерению ребенка. В Европе это считается дикостью. Даже попытавшийся такое совершить, скажем, во Франции, моментально стал бы "нерукопожаным", немедленно лишился мандата и возможности заниматься политической карьерой.

Почему я бросила все и бежала с четырьмя детьми? Иного выбора мне не оставалось. На родине против меня завели 5 уголовных дел. Меня хотели без причины посадить очень надолго.

- Что это за уголовные дела?

- Первое уголовное дело мой экс-супруг, возбудил во Франции по поводу похищения ребенка из Украины. Хотя у меня есть все документы, подтверждающие, что дети пересекли границу абсолютно легально. За меня взялась прокуратура и полиция. В результате я получила несколько судебных процессов в Париже.

Моя дочь Полина пришла на одном из заседаний суда заявила: "Он не занимается мной 9 лет, он не платит алименты, он не звонит мне. Он абсолютно не уделяет мне никакого внимания. Я хочу жить с мамой".

Каким-то чудесным образом Власенко выиграл этот процесс. Тогда дочь позвонила ему и сказала: "Ты выиграл. И каким образом ты собираешься выполнять это решение? Силой меня забрать? В мешок меня посадить?"

После этого отношения Полины и Власенко окончательно испортились. Она сказала, что до тех пор, пока он не откажется от выполнения этого решения, она не хочет его знать.

Тем не менее, Полину он забрал. Мы неоднократно просили его подписать мировую. Очень простую мировую. Без алиментов. Пусть только девочка живет в Париже, а видеть она его может беспрепятственно, сколько он захочет.

Но этого не произошло. По состоянию на сегодняшний день в Украине и Франции он подал против меня уже несколько исков в суд. Думаю, просто из вредности. Чтобы лишить меня возможности нормально жить, работать. Будучи политическим беженцем во Франции и без того сложно с деньгами. А тут еще и приходиться отдавать большие суммы адвокатам. Защищаться-то как-то нужно.

Знакомые говорят, что и в Киеве против меня уже есть несколько дел. Даже запущен процесс по признанию меня невменяемой. Учитывая принадлежность Власенко к парии "Батькивщина" не сомневаюсь, он добьется успеха.

- Что вы имеете в виду?

- Политические связи. Есть люди, которые в свое время были или в Кабмине Юлии Тимошенко или же негласно работали на нее. Многие и сейчас сохранили свое влияние и положение. По иронии судьбы глава комитета Верховной Рады по правам человека - сейчас замглавы "Батькивщины" Григорий Немыря.

- Думаете, он имеет отношение к проигранному вами во Франции делу?

- Но почему тогда, проигранный мною суд стал для моих французских адвокатов полной неожиданностью. Они и мысли не допускали, что в ЕС ребенка, который живет с мамой на протяжении 9 лет, могут вдруг отдать отцу. Против воли разлучить ребенка с его двумя братьями и сестрой. Особенно с учетом того, что я не могу вернуться в Украину. В противном случае меня лишат статуса политического беженца.

Более того, меня еще и обязали выплатить Власенко 6 тысяч евро, которые я ему якобы должна. Представьте, я – мать одиночка и беженец, должна не последнему человеку Тимошенко. Посмотрите в его декларацию о доходах. Для Власенко мои 6 тысяч евро – жалкие копейки. Просто, решил из принципа обобрать меня до нитки.

Сейчас мой адвокат подает сразу несколько кассационных жалоб. Как в Украине, так и две кассации во Франции. И если это не поможет, - буду обращаться в Европейский суд, готова рассказать всем правду о цинизме и принципах этого человека Тимошенко.

Просила помощи у Тимошенко

- А сейчас сам Сергей Власенко в судебных разбирательствах участвует?

- За последние 8 лет он по-моему практически никогда не появлялся в зале суда. Правда недавно приехал во Францию и целый час на суде рассказывал, что он - народный депутат, очень известный политик. Зачем-то объявил, что весной в Украине будут какие-то досрочные выборы, а он – правая рука Тимошенко. Завел старую пластинку, что Юлия Владимировна станет президентом, а ему как минимум светит кресло премьер-министра.

В это момент судья его наконец остановил, заявив, что эта речь неуместна, на этом заседании решается судьба его дочери, а не Юлии Тимошенко.

- А вы не пробовали повлиять на бывшего мужа через Тимошенко?

- Конечно. Я неоднократно писала Тимошенко открытые письма. Обращалась к ней, как к матери, как к женщине. Жаловалась, что ее юрист ведет себя откровенно не по-мужски, не по-человечески, не по-христиански. Мне удалось пробиться к ней на личную встречу. Я передала ей документы, подтверждающие, что он много раз избивал меня, умоляла: "Спасите моих детей, остановите его пожалуйста. Я вас очень прошу".

Она сухо ответила: "Да, да, конечно-конечно".

- И на этом все?

- Послушайте, не будьте наивны. Я не знаю, что Тимошенко сделала для женщин или детей за последние годы. Может быть подняла вопрос насилия в семье? Может подняла хоть один вопрос по детям? Или она не знает, что в Украине по алиментам сейчас задолженность на многие миллиарды гривен? Это же не газ, не нефть.

О том, что дети - наше будущее, от нее я могу услышать только в рекламных роликах перед выборами. В Европе истинную ценность детства уже давно осознали, а в Украине, увы, пока только используют для агитации.

Я это в полной мере ощутила только когда переехала во Францию. Здесь ребенок и его права, это - основа основ. Даже когда Власенко выиграл у меня суд, исполнительная служба в первую очередь прислушалась к ребенку. Поэтому, даже имея на руках все решения судов, он не имеет права силой забрать ребенка из его дома. В противном случае в ЕС он сам окажется под следствием.

- Вы, помнится, также подали в суд на Власенко по поводу дома…

- Да, в браке мы приобрели дом. Очень большой дом на 800 кв. метров. Когда я уходила от Власенко, не претендовала ни на жилье, ни на что другое. Моей целью было уйти, а не заработать на разводе. Тогда я не подавала в суд, не хотела делить имущество, травмировать детей скандалами. Хотела только одного - чтобы его больше не было в нашей жизни.

Но Власенко начал у меня отсуживать двух дочек. Мою старшую и нашу общую Полину. В процессе он в судебном порядке разудочерил одну из них. Судов было очень много, заседаний 30. Но он, как знаете, адвокат, член юридического комитета. Мог использовать все ресурсы и связи. Было очень тяжело. В какой-то момент я поняла, что единственный способ отвлечь его от детей, - это переключить его внимание на дом.

- Потому вам пришлось бежать за рубеж?

- В Киеве у меня просто не было бы никаких шансов сохранить детей. Противостоять целой политической партии, имеющей своих людей почти везде, я бы точно не смогла.