...Степан Гавриш.

В ходе видео-онлайн-конференции Степан Богданович рассказал о том, почему Совбез перестал существовать де-факто, до каких пор Партия регионов будет монолитна, какими будут парламентские выборы, и о многом другом.

Предлагаем вашему вниманию список заданных вопросов и ответов на них.




С. Гавриш: – Доброго дня і зі святом Водохреща! Особливе свято, коли можна звернутись до Божої благодаті і очистити тіло під кригою, особливо остудити емоції, які вкрай потрібні для національного діалогу. Бо 2012 рік буде найбільш складним за часи незалежності і за останні часи пошуків українцями свого місця у світі. Нажаль на дворі скоріше зима, а не весна нашої історії, це криза розвитку. Якщо раніше ми рухались по колу, зупиняючись час від часу на двох зупинках Брюсселю й Москви, то зараз і цей рух загальмувався. Переговори з Євросоюзом провалені, хоча й існував неймовірний суспільний і політико-елітний консенсус. Переговори з Росією нагадують спроби домовитись з великою горою. Нажаль якщо навіть діяти по відомому прислів'ю, то цю гору Україні не можливо навіть обійти. Влада ще не готова вести діалог із суспільством і діє абсолютно автономно від його інтересів. Це створює надзвичайно сильну мотивацію для суспільної нестабільності і соціально-політичних протестів. Глибока криза фінансів України, слабка економічна динаміка, свідчить про відсутність будь-якої антикризової стратегії у влади. Всі можливі рейтинги, які впливають на психологію інвесторів і політичних друзів України у зовнішньому світі постійно падають. Загрози нарощування протесних акцій громадянського суспільства, радикалізації опозиційних сил України виключають будь-які серйозні програми зовнішніх фінансових запозичень збоку Міжнародного валютного фонду, ЄБРР і СБ. Не випадково за останній час світові рейтингові агентства знову підтвердили негативні тенденції абсолютної більшості складових розвитку України. Це й привело до того, що Україна в минулому році програла на світових ринках в залучені прямих іноземних інвестицій у власну економіку, які мали би покрити дефіцит платіжного балансу України, що на цей час досяг величини 8 мільярдів гривень. І не випадково Європейська бізнес-асоціація погіршила рейтинг інвестиційної привабливості України ще більше, аніж в пік фінансової кризи 2008 року. Резолюція, яка готується по Україні на 26 січня, складена практично із суцільного негативу. Перш за все щодо прав і свобод людини, виборчого законодавства, і проблем судової влади. І тут проблема не скільки в самій ув'язненій Качанівської колонії, а в питаннях економічних свобод, корупції в державі, відсутності чіткої стратегії євроінтеграції і адаптації до системи європейських цінностей, відсутності реальних покращень вже сьогодні, що повністю руйнує довіру між владою і суспільством, позбавляє владу спертися на підтримку виборців у проведенні рішучих реформ. Все це мінує шлях до солідарності з виявами будь-яких намірів на запити по стабільності, без чого розраховувати на зовнішню і внутрішню підтримку не можливо. Вихід із ситуації можливий тільки один – це нова, добре підготовлена і революційна реформа президента країни у ключових і найбільш кризових секторах розвитку, реальна реформа конституції в інтересах всіх українців, що єдиним чином може повернути владі легітимність, до перезавантаження всіх систем в сфері економіки, політики і соціального розвитку. Зрозуміло, що важливо поставити питання щодо звільнення Тимошенко і допуску її до участі в політиці, як цього вимагає консолідований Захід з Росією. До проведення очікуваного розподілу влади особливо з урахуванням двох найбільш принципових моментів: створення легальної прозорої системи стримувань і противаг, та відділення політичної влади від крупного бізнесу. Без цього будь-які розмови про плюралістичну демократію, та і демократію взагалі, як її розуміють всі прості люди, є неможливі і навіть наївні.

Дима: – Свеженький вопрос: прокомментируйте отставку Ярошенко, назначение Хорошковского. Кого теперь назначат главой СБУ и может ли это быть человек из СНБО?

С. Гавриш: – Назначение генерала армии министром финансов возможно исключительно во время чрезвычайного положения или каких-то особенных угроз, прежде всего, военного характера. Поэтому цель назначения без сомнения талантливого человека, но не являющегося финансистом на эту должность – это, скорее всего, силовой сценарий управления не только непосредственно Министерством финансов, но и Налоговой, Таможенной службами. Конечно, во время кризисов многие государства привлекают на эту миссию особых людей. Генерал Пиночет пригласил во время Чилийского кризиса на эту должность гениального Фридмана, который повлиял в будущем и на всю мировую экономику своими экономическими «шоками». Можно вспомнить блестящего Николя Фуке и такого же Бальцеровича, благодаря идеям которых процветали Франция и Польша. Очевидно, что сейчас Украине исключительно важны были бы такие идеи. Сможет ли Валерий Иванович своей харизмой привлечь крупных национальных и зарубежных финансистов для создания антикризисного финансового плана, никто не знает. Тем более что у него основательно испорчен имидж на Западе, но зато он весьма позитивно воспринимается в Москве, и, судя по заключениям экспертов, он имеет там большое влияние. Очевидно также, что Николай Янович Азаров уже не сможет лично управлять Кабинетом министров, где он часто будет наталкиваться на каменную стену жесткой позиции нового министра финансов. Очевидно также, что Министерство экономики целиком будет зависеть от позиции консолидированного Министерства финансов, а иначе бы Валерий Хорошковский не согласился бы возглавить столь стремное место, как этот орган. Потому что в новом году для борьбы со всевозможными дефицитами Украине нужно одолжить где-то 17 миллиардов чистых долларов США. Выжить без них в условиях потерь бюджета на Евро-2012, при необходимости расчета с кредиторами и разгневанными пенсионерами, чернобыльцами невозможно. Этот год будет сложным, тем более, с пониманием плана Партии регионов выиграть парламентские выборы. То есть за все придется платить, и платить втридорога. Очевидно, смею также говорить о крупном проигрыше старых донецких, которые безнадежно рассчитывали на возвращение потерянных позиций возле Президента. Вряд ли также можно предположить, что Президент повторяет путь Леонида Кучмы, который в поисках выхода из глубокого кризиса 1999 года неожиданно пригласил руководить Кабмином любимца Запада и реформатора-кейнсианца Виктора Ющенко. Ясно также, что Кабмин таким образом еще больше вмонтирован в Администрацию Президента Украины.

Что касается СБУ, то это чрезвычайно важный вопрос. СБУ за последнее время приобрела центральную репутацию и стала чрезвычайно публичным институтом, в сфере влияния которого вошло, по сути, большинство традиционных конституционных органов. Поэтому либо этот имидж будут поддерживать путем назначения туда такого же амбициозного политика, как Валерий Иванович, и тогда СБУ сыграет роль сдерживателя противовесов в системе конкуренции внутренних политбизнесгрупп возле Президента, либо туда придет «технарь», и центр управления будет перемещен либо в Администрацию Президента, либо одновременно в Министерство финансов. Что касается Совбеза, то, честно говоря, я не знаю, кто бы мог оттуда возглавить это ведомство, которое требует профессионального авторитета для весьма специфических и профессиональных офицеров этой спецслужбы.

Vladimir: – Любопытно Вас видеть, Степан Богданович, на политической арене. А чем занимается СНБОУ (Служба национальной безопасности...) и каков ее авторитет у нынешнего правительства, сдающего национальные интересы один за другим? Сдача территорий, стратегических объектов страны, подарки земель и дворцов, принадлежащих государству? А вывоз капитала из Украины в офшоры – это опасность для страны? И как с этим борется СНБОУ?

С. Гавриш: – Спасибо, Владимир. Это вопрос-кросс, так в боксе называют. Совбез перестал существовать де-факто, он не работает. Это технический орган, который находится в неком своеобразном отстойнике, может быть, он ожидает реформы от Президента. После того, когда при Совбезе были ликвидированы два крупных стратегических института, где работало более 200 уникальных специалистов во главе с Горбулиным и Власюком, был сокращен практически на две третьих аппарат Совбеза, оттуда ушли все более-менее значимые профессионалы, которые вряд ли работают по специальности. Каждый из них имел уникальную отдельную профессию в сфере защиты национальной безопасности, построении стратегических прогнозов и поиска путей выхода Украины из серьезных кризисов. Причем это все случилось на фоне кризиса самой национальной безопасности, когда суверенитет государства постоянно разъедается внешними и внутренними кризисами, деятельностью оппонентов нашей государственности, конкурентами, поэтому я считаю потерей, которая не имеет объяснений, работу этого конституционного органа. Уникальность его еще была в том, что он работал на легальной конституционной коллегиальной основе, где президент принимал решение, исходя из позиции консолидированной законодательной, исполнительной власти, спецслужб и учета мнения неких общественных лидеров. Решения готовились всегда с привлечением огромного количества экспертов, учетом мониторинга общественного мнения и так далее. До сих пор не пойму, зачем нужно было это все ликвидировать. Почему я ушел? Все очень просто – я был неприемлем тем, что постоянно пытался высказать свою точку зрения и несогласие со многими процессами потерь в сфере национальной безопасности, писал президенту аналитические записки, что раздражало его окружение. Конечно, кроме меня, ушли все другие интеллектуалы. Это плохо, потому что если власть не поддерживают интеллектуалы, она начинает строить бетонные стены. Да, вы правы, что мы наблюдаем весьма опасные тенденции репатриации капиталов из Украины, мы видим, как много вывозят капиталов украинские олигархи и как мало они возвращают их инвестициями в страну. Но это всего лишь способ жизни некой политической системы, которая построила именно таким образом свою политику по принципу обычного снова-таки украинского бизнеса. Государство рассматривается как огромная бизнес-структура, поэтому все чаще мы слышим не только от украинских, но и от западных экспертов слова «клан», «семья», «олигархат» и тому подобные.

Тарзан: – Что вы думаете о Яценюке как о новом лидере оппозиции?

С. Гавриш: – Я глубоко уважаю Арсения Петровича, хорошо его знаю и верю, что он только в начале своего большого политического пути. Он умен, тактичен, с европейским умом, гибок, хорошо владеет политической шахматной школой. Иногда хотелось бы лично от него больше решительности и смелости.

Ксеня: – Какое по-Вашему будет большинство в новой Верховной Раде: кто в него войдет, насколько устойчивым оно будет? И второй вопрос: собираетесь ли вы сами баллотироваться по округу или вступите в какую-то партию (если да, то в какую)?

С. Гавриш: – Это будет невероятно сложное и пессимистическое большинство, где депутаты-мажоритарщики постоянно будут взрывать ныне идеальную атмосферу консолидации и стабильности в парламенте. Переговоры придется вести с каждым депутатом из мажоритарного округа отдельно. И они будут непростые, независимо от того, насколько активизируют свою деятельность в отношении него все подчиненные президенту институты. Думаю, что создать это большинство в будущем парламенте будет очень нелегко, нужны будут либо особые условия, которые будут предлагаться Администрацией Президента и Кабмином, причем условия, когда дефицит платежного баланса страны, как и дефицит Пенсионного фонда, как и дефицит финансирования основных секторов в сфере национальной безопасности могут достигнуть критических пределов. Как видите, у меня, к сожалению, пессимистический прогноз на будущее большинство, и я заранее сочувствую президенту в плане организации законодательной реформы, способной его слышать и проводить необходимые реформы для защиты его курса.

Что касается меня, то я был дважды лучшим мажоритарщиком в Украине, поэтому, думаю, мои попытки даже поздравить моих избирателей в пяти районах Чугуевского избирательного округа натолкнулись на весьма странный и жесткий административный ресурс – большинство районных газет под давлением руководства и главных редакторов отказались печатать мое поздравление. Но если мои избиратели обратятся ко мне и я поверю, что они меня поддержат, то, без сомнения, я приму такое решение. В какую-либо партию я пока не собираюсь вступать, моя независимость позволяет мне проводить независимую линию украинской политики, а это, поверьте мне, очень большая ценность для человека, который приложил немало фундаментальных усилий для строительства моей любимой страны.

Николай - Харьков: – Как опытный юрист дайте юридическую (не политическую) оценку нашумевших дел ЮВТ и др. по поведению как судей, так и подсудимых. Насколько обоснованы (юридически) обвинения?

С. Гавриш: – Дело Тимошенко сегодня идентифицирует Украину в мире. Вокруг дискуссии о ее положении, квалификации деяний, которые позволили судье вынести ей достаточно тяжелый приговор, определенным образом изменили мир. Вчера (в среду, 18 января. – Ред.) депутаты Европарламента пришли на свое первое заседание после избрания главы в бело-сердечных майках с надписями «Свободу Юле». Резолюция Европарламента, которая будет принята 26 января, скорее, посвящена Юле, чем иным проблемам в Украине. Очевидно, что прямое требование европейских правительств и политиков декриминализировать статью, по которой осуждена Тимошенко, говорит о несоответствии взглядов на сущность уголовного преследования в Европе и Украине. Действительно, мы имеем плохо подремонтированный советский Уголовный кодекс, как и плохо подремонтированный советский Уголовно-процессуальный кодекс. Именно они формируют уже давно неизвестные Европе не соревновательные, а обвинительные уголовные процессы. Думаю, что мы должны говорить не об абсолютности квалификации политических действий как уголовных, а о том, является ли оправданной политика властной политической команды начать политическую кампанию выборов 2015 года сразу после инаугурации президента. Не следовало ли воспользоваться неожиданным и великолепным признанием Запада президента Януковича, его рейтингом одаренного хозяйственника и ожиданиями сильной, но справедливой руки управления страной? Для меня является полной загадкой, почему пошли путем именно конфликта всех со всеми, из которого, как мне кажется, выход невозможен. Сила, страх – не партнеры прогресса. И тем более, они не повивальные бабки либеральной демократии.

провок: – Вы верите в то, что украинские политики и чиновники живут на зарплату? Почему никого их них не ловят на коррупции?

С. Гавриш: – Не верю. Сами себя они ловить не будут. Круговая порука, традиции являются основой для легитимности коррупции. Избавиться от нее невозможно никакими законами, никакой героической работой правоохранительных органов, спецслужб и судов. Не случайно последние являются наиболее коррумпированным институтом. Для определения этого исторического явления необходимо перезапустить все государственные системы, а это возможно только на основе доверия, солидарности и полной открытости власти, которая живет не по своим законам и не ради себя, а нанята на работу избирателями. Она обязана предоставлять обществу все необходимые услуги, в том числе связанные с прозрачными возможностями иметь шансы на все виды равенства – от экономического до гендерного. Знаете, больше всего меня удивила фраза одного украинского чиновника, вынесенная в заголовок его интервью, что власть услуги не предоставляет. То есть власть ради власти, власть только для себя и для своих близких, власть как высшая ценность. В действительности власть должна быть обременением.

Андрей Петрович: – Не кажется ли вам, что Партия регионов прошла пик своего расцвета и находится в преддверии большого внутреннего кризиса? Все больше раздается голосов критиков со стороны не только дискредитировавшей себя оппозиции, но и со стороны ранее лояльных к власти сил. Грозит ли ПР раскол, к чему он может привести?

С. Гавриш: – Любая большая партия власти, тем более большая партия власти, неизбежно переживает кризис или даже череду кризисов. Именно кризис позволяет партии пересмотреть свою программу, ценности, взгляды, идеологию. Кризис всегда сопровождается расколами, созданием внутренних фракций, оппозиции, разнообразных групп, которые двигаются от одного центра влияния к другому. Это мы говорим о традиционной, классической партии, которая, как минимум, исповедует принципы демократического централизма. Партия регионов, скорее, исключение из этого правила, и при внешней демократической витрине эта партия представляет собой партию политического централизма, где единственным центром выступает ее ключевой лидер. Здесь ничего нового нет, так же приблизительно существует «Единая Россия» и так же существуют партии во всех авторитарных режимах постсоветского времени. «Наша Украина» Виктора Ющенко была построена по современным классическим европейским образцам, почти погибла в конфликте между идеологией и личным интересом, поэтому Партия регионов будет крепка, монолитна, целеустремленна до того времени, пока единоличным представителем национальных интересов и лидером будет ее почетный председатель.

Антуан: – Здравствуйте, Степан Богданович! Ваш прогноз по поводу предстоящих выборов в парламент: кто пройдет, будут ли объединенные списки оппозиции и кандидаты в мажоритарных округах?

Также где-то была новость, что готовятся изменения в закон о выборах. Что бы Вы в нем поменяли?


С. Гавриш: – Борьба за парламент 2012 года будет чрезвычайно жестокой, острой и опасной. У власти нет ни одного ресурса, кроме административного и финансового. Мы также не знаем, как будет развиваться политика Запада вокруг Евро-2012 в случае, если за решеткой будут находиться ключевые оппозиционеры власти. Причем хочу сказать, что Евро-2012 – это не только спортивный европейский форум, но это и большая политика, в которой непременно участвуют политические лидеры и силы Европейского Союза. Думаю, что власть поставит задание, как минимум, на Востоке и Юге забрать 90-95 % одномандатных округов и не менее 50 % в центре и 30 % на Западе Украины. Конечно, оппозиции в этих условиях нужно принимать 2 решения: либо объединяться и идти единым фронтом, поскольку власть – это единая сила, единая идеология борьбы за представительский орган украинцев, либо оппозиция пойдет в парламент, как сказал один политик, тремя колоннами. В первом случае у оппозиции, конечно, было бы намного больше шансов противостоять как административному ресурсу, так и другим манипуляциям и фальсификациям. Во втором случае главным политтехнологом у расколотой оппозиции будет Банковая. Если вы внимательно посмотрите на события в оппозиции, то политтехнологи власти уже добились важных преимуществ. Понятно, что главный вопрос о лидере оппозиции, конечно, объединенном. И ответ тут очевиден для всех – пока есть Юлия Тимошенко, другого общего лидера оппозиция не имеет. Потому-то и столь много креатива вокруг Юлии Тимошенко, потому-то она ежедневно даже из харьковской провинции выписывает порядок дня для власти, потому-то и разговоры о ней более важные и эмоциональные, чем дискуссия вокруг очередного транша МВФ или хотя бы парафирования соглашения об ассоциации с ЕС.

Андрей Б., г. Одесса: – Все о том же:

1. Существует ли языковая проблема в Украине?

2. Если будет референдум о придании русскому языку статуса государственного, какой процент населения, по Вашему мнению, проголосует «ЗА»?

3. Для нас, коренных жителей Юга-Востока Украины, РОДНОЙ ЯЗЫК РУССКИЙ, и наше неотъемлемое естественное право на нем учиться, говорить, думать, обращаться к властям, защищать свои интересы в судах, рекламировать товары и услуги. Это для нас так же ВАЖНО, как и преодоление коррупции, бесхозяйственности, невежества и т. д.

Ваше мнение на этот счет.

4. Партия регионов Украины по вопросу о языке ПРЕДАЕТ интересы своих избирателей!!! Ваше мнение.


С. Гавриш: – 1. Проблема языка в Украине носит исключительно политический характер и используется политиками как недобросовестная спекуляция, как общественная провокация для мобилизации электората. Понимаете, на русском языке хранится всего лишь 0,7 % всех знаний, на английском – 92 %. Возможно, нам нужно дружно всем учить английский, чтобы свободно поехать работать в англоязычный мир, и чтобы это делали не только богатые, но и все остальные. К тому же, как мне кажется, за 20 лет независимости в Украине сложилась весьма толерантная и одновременно либеральная ситуация в языковой сфере. По крайней мере, нигде в Украине я не встречал языкового кризиса, который бы существовал между простыми людьми, то есть избирателями. Причем я даже не хочу говорить о государственном языке, о защите языка титульного народа и так дальше. Это вопрос для ученых, историков. Политики должны делать все для того, чтобы все разговаривающие на своем родном языке могли, имели право сохранить этот язык и сохранить свою культуру. Не кажется ли вам, что введение второго государственного языка является не шагом вперед, а огромным шагом назад для нас всех? И мы только удовлетворяем те же самые амбиции политиков, которые они удовлетворяют, забрав все наши заводы в свою собственность, вывозя капиталы в офшоры.

3. Считаю, что это правильный запрос. В местах коренного проживания русских, греков, татар и других национальных меньшинств должны быть созданы жесткие правила, когда приоритетом является защита коренных национальных интересов, и прежде всего языковых. Причем мне кажется, что в этом плане очень важно, меняя Конституцию, подумать о референдумах, которые могли бы решить и эти вопросы в том числе.

4. Мое мнение – обратиться к Партии регионов и к тем людям, которые непосредственно агитировали вас голосовать за нее как за политическую силу, которая будет бороться за ваши языковые интересы.

Алла: – Как вы считаете, за что посадили Волгу?

С. Гавриш: – Я знаю не больше, чем вы – за коррупцию.


неразумный: – Кем по-Вашему будет следующий президент?

С. Гавриш: – Европа может позволить себе избрать главой Европарламента библиотекаря. Конечно, нам нужен истинный честный государственник. Желательно финансист - экономист - юрист. Потому что все ответы на наше будущее, на наши ожидания на новую жизнь находятся в глубочайшей реформе политической системы. Именно она, как соответствующая политическая организация, которая обязана действовать в интересах общества, способна принести нам на следующее утро либо понятную демократию, где гражданин, человек стоит выше политической партии и власти, либо диктатуру. Неважно какую – демократическую, управляемую, даже некую либеральную, но которая не оставляет особенно шансов никому. Меня могут поправить и отправить к процветающим азиатским диктатурам. Но мы ничего общего не имеем с ментальностью и историей Азии.

Олег: – Ваш коллега Александр Задорожний недавно сказал, что режим Кучмы опротивел всем за 10 лет, а режиму Януковича хватило двух лет. Согласны ли Вы с этим? Почему так получилось, как Вы думаете?

С. Гавриш: – Да, слишком быстро политическая команда Президента втянула его в глубокий, в том числе и личный кризис. Вы меня спросите, есть ли шанс у Президента выйти из этой ситуации? Да, но нужна поистине революция. Революция сверху, нужен разворот на 180 градусов. Нужна не смена караула, а смена стратегии развития, военные бы сказали: нужна смена стратегии войны.

Александр: – Господин Гавриш, прошу ответить на несколько вопросов:

1. Нуждается ли в реформе украинская Конституция? В каком направлении?

2. При каком президенте, по-Вашему, было лучше: при Кравчуке, Кучме, Ющенко или Януковиче?

3. Почему в Украине нет настоящей влиятельной оппозиции?


С. Гавриш: – 1. Да, поскольку после неконституционного решения Конституционного суда вопрос о легитимности власти – основной. Причем в этом случае нужно говорить и о будущих последствиях – легитимности всех действий власти. Нужна серьезная публичная дискуссия о реформе Конституции, причем не с целью выиграть очередной раз у украинцев, а с целью фундаментальной модернизации государства и всех его институтов. У нас колоссальный опыт в этом плане, и, возможно, нужно меньше ездить для этого в Венецию, а попробовать самим осмыслить, какое государство нужно украинцам, народу, который в общем-то никогда и не был государственным, который жил 8 столетий в порабощениях. Народа, что бы там кто ни говорил, с остаточными колониальными синдромами. Нам нужно расправить крылья и в условиях переустройства мира, формирования нового и необычного миропорядка попытаться начать новый диалог с глобальной цивилизацией как свободный народ, как народ, который может вложить в копилку мира уникальные идеи украинцев и обеспечить стабильность развития для всех тех, кто никак не воспользуется своими жирными черноземами и природной смекалкой. Нужна смена Конституции, потому что существующая политическая система лишь воспользовалась Конституцией 1996 года, но конституционность не является способом существования. Таким есть креативные политтехнологии с целью уменьшения рисков управления страной.

Сергей Велесов: – Здравствуйте, Степан Богданович!

Наверное, нет смысла задавать Вам, как эксперту, вопросы о будущем страны, у которой этого будущего нет. Да и наверняка Вы ответили бы на них стандартными фразами о конфронтации или консолидации элит, движении на евроинтеграцию и роль Украины в мировом сообществе. Хотя понятно, что дело в Украине движется либо к медленному вымиранию населения, либо к быстрому и большому социально-политическому взрыву. Это зависит только от того, согласится ли население вымирать тихо и безропотно, или попытается трошечки побрыкаться.

Степан Богданович, к Вам вопрос другой, циничный и прозаический. Скажите, если можно, честно: чем на самом деле занимается СНБО и нужен ли он Украине вообще? Интересно из праздного любопытства.


С. Гавриш: – Будущее должно быть у украинского народа. Знаете, есть народы, которые тысячу лет боролись за свое государство и сегодня неистово его отстаивают. Причем время пророков для этого вышло, судя по событиям в Северной Африке, сам народ может стать пророком, здесь важно не прятаться за своей тенью и перестать бояться. Это самый сложный выбор – избавить себя от страха, потому что в украинцах, к сожалению, он присутствует генетически. Для этого есть причины. А Совбез, я уже сегодня говорил, перестал фактически существовать, поскольку команде президента был не нужен альтернативный источник управления страной в сфере национальной безопасности, идея была проста – соединить управление в одном центре. Поэтому сегодня формально хоть и существуют подобные институты, как Совбез, однако они потеряли свою естественную конституционную функцию. Но Совбезы за это время были созданы, например, во Франции и Британии. Если они вообще не нужны, то зачем эти страны их создали в разгар мирового кризиса, причем кризиса, который из финансово-экономического уже перерос в цивилизационный? То есть кризис ценностей развития. Понятно, что Совбез нужен, его создавали неплохие национальные умы, это система сдерживания противовесов в середине самой власти, он не партийный, технократичный и идеальный для президента с точки зрения принятия решений в присутствии премьер-министра и спикера.

Инга: – Кто Вы теперь, Степан Гавриш, чем планируете заниматься?

С. Гавриш: – Думаю, что я свободный человек. Я занимаюсь глобальными политэкономическими исследованиями, исследую проблемы национальной безопасности, воспитываю двух пацанов. Мои знания, надеюсь, еще будут нужны моей стране. Они уникальны, потому что я всю жизнь преумножал их: в парламенте, в Совете национальной безопасности, да и в реальной науке. Полагаю, что я буду занимать понятную и честную позицию по отношению к нашей с вами общей ценности. Но считаю каждый день для себя бесценным и счастливым.

***
Хотел бы признаться всем, кто учавствует с нами в диалоге, что испытываю к вам прилив приятных чувств и не потому, что сегодня праздник и мы еще все в Рождестве, а потому, что осознаю глубочайший дефицит искреннего общения. Пространство, где мы с вами сейчас, свободное от управления нашим сознанием, но мир, в котором мы живем, перенасыщен разнообразными хитрыми ниточками, которые часто управляют нашей волей и чувствами, и тогда мы становимся неуверенными, начинаем бояться, перестаем верить. Я желаю всем, кто сегодня задал вопросы и кто будет читать ответы, оставаться свободными и с верой: с верой в Бога – и это должно укрепить и исцелить нашу душу, и с верой в себя – это должно усилить наш разум, волю и тело. Быть едиными в том, что мы, живущие в этой стране, украинский народ – один из самых древних этносов мира, и у нас есть все права на то, чтобы выступить основателями нового мира, который уже формируется в глубоких и непредсказуемых кризисах и который ждет там сильных, открытых, защищающих общие ценности новых украинцев-ариев. Желаю вам счастливого года, вы его заслужили.