В понедельник, 23 июня в гостях в редакции интернет-издания Новости Украины – From-UA был политический эксперт, преподаватель КПИ, эксперт Центра общественных отношений Евгений Магда. Он рассказал о том, как оценивает кадровые решения нового президента, когда Украина может рассчитывать вернуть Крым, в чем разница между гражданской позицией и этикой поведения дипломата, а также о многом другом.   

Степан: — 100 дней власти прошло, а никто из папередников все еще не сидит. Что мешает новой власти выполнять обещания по посадке воров?

Евгений Магда: — Всегда есть дилемма: как можно быстрее сажать папередников или соблюдать закон. Если папередников сажать пачками, тогда общество начнет возмущаться, что  идут репрессии, если не сажать — проявляется возмущение, почему не свершается правосудие, нет наказаний за совершенные правонарушения.

Нам надо привыкнуть к тому, что в правосудии неотвратимость наказания гораздо важнее его скорости. И, как мне представляется, человеку тяжелее жить, когда он понимает, что наказание все-таки будет, чем когда он его получил за совершенный проступок. Я думаю, что новая власть, после того, как Порошенко стал легитимным президентом, вступил в свои права, назначил нового Генпрокурора, провел его через ВР, будет просто обязана разбираться с действиями команды Януковича, потому что в обществе есть серьезный запрос. Например, события 18-20 февраля 2014 года: если по ним не будут найдены виновные — исполнители, организаторы, то общество будет постоянно бурлить из-за этого, искать причины, почему это не происходит, и гнев и недовольство общества будут направляться на власть. 

Геббельс: — Чем ответить кремлевской пропаганде? 

Евгений Магда: — Кремлевской пропаганде нужно отвечать, конечно, не в стиле Геббельса, потому что соревнование пропагандистских мощностей Украина на сегодняшний день проиграет. Только в функционирование телеканала Russia Today Россия вкладывает порядка 300 миллионов долларов в год. У Украины объективно нет денег на создание подобного противовеса. Вообще, в любой информационной войне меряться количеством информационных каналов или мощность передатчиков, на мой взгляд, недальновидно. Я думаю, что отвечать надо прозрачностью, законностью и оперативностью действий власти. Когда власть перестанет  бояться сообщать согражданам даже самую неприятную правду, она всегда будет на высоте, будет уменьшать возможности манипуляций наших оппонентов. 

Надо понимать, что Россия готовилась к информационной войне против Украины на протяжении годов, а Украина на сегодняшний день действует тактически. И если говорить о тактических действиях — это согласование усилий различных частных телеканалов или СМИ с государством. Именно чтобы государство не выступало в роли цензора, а выставляло некие рамки и показывало основные направления, которые нужно рассказать. 

Есть рациональное зерно в высказывании о том, что тот, кто говорит правду, всегда слабее того, кто врет. Но, с другой стороны, знаете, как говорят — можно с неправдой пройти весь мир, но так никуда и не прийти. Ложь всегда имеет свойство проявляться, она имеет свойство постоянно вылезать наружу. Мы живем во время, когда общество хочет быстрых и правильных решений, а быстрые и правильные решения — это не всегда одно и то же. 

Оля: — Путин воюет на Востоке за сланцевый газ или за легализацию Крыма в составе России? 

Евгений Магда: — Оля, понимаете, Крым уже легализован в составе России соответствующим указом самого Путина. Поиск сланцевого газа — это для России на сегодняшний момент, я думаю, большая проблема. У РФ, насколько мне известно, нет технологий по добыче сланцевого газа, а партнерство с Западом в энергетической сфере, по крайней мере, на сегодняшний момент невозможно.

Скорее, можно сказать, что Путин стремится использовать восток Украины в качестве рычага, дабы дестабилизировать ситуацию в остальной Украине. Надо понимать, что Донбасс как таковой не нужен Кремлю, потому что это достаточно проблемный регион, в котором хватает разных сложностей. Поэтому Украина является достаточно серьезным конкурентом РФ в плане привлечения инвестиций, поиска новых смыслов, лидерства на постсоветском пространстве. Россия заинтересована в том, чтобы максимально дестабилизировать ситуацию в Украине и тем самым показать миру, что навести порядок в Украине способна только она, Россия. 

Вадим: — Верите ли вы в европейские санкции против России? Будет ли сорван контракт между РФ и Францией по поставке Мистралей? 

Евгений Магда: — Спасибо, Вадим, вопрос о Мистралях действительно интересный, поскольку, на мой взгляд, это лакмусовая бумажка на предмет того, насколько готова Европа вводить санкции против России. К сожалению, в вопросах санкций более решительно действуют США. У них на это есть свои причины. Там существует консенсус политической элиты относительно санкций в отношении России, тогда как в Европе такого консенсуса нет. Старая Европа имеет свои интересы, она фактически пронизана российскими агентами влияния еще с советских времен. Потом в этом вопросе активно работал «Газпром», поскольку действительно газ для РФ — это не только средство получения денег, но и энергетическое, политическое оружие. 

Бывшие социалистические страны более солидарны с Украиной. Но все-таки Украине в этом вопросе надо надеяться только на себя, а санкции ЕС — это как хроническая болезнь для России, которой она может долго болеть, но проявления которой начнутся не сегодня и даже не завтра. Я думаю, к сожалению, что Мистрали будут поставлены Францией. Один из ее главных аргументов – что Россия уже заплатила большую часть денег за эти вертолетоносцы. 

Коба: — У меня бабушка получала пенсию 90 советских рублей, в то время, когда отставной Хрущев получал 700, а маршал Жуков 500. Сейчас токарь со стажем получает пенсию 1300 гривен, а прокурор 30 000, и таких дармоедов развелось порядочно. Что за этим последует? Полагаю, неминуемо социальный взрыв, работать не кому, масса рабочих рук с Востока, да и не только, валит в Россию. Кто будет работать за станками, неужто голодомороведов поставят? 

Евгений Магда: — Дело в том, уважаемый Коба, что мы живем все-таки в постиндустриальном обществе, и не всегда объем выплавляемой стали или добываемого угля определяет мощь государства. Япония, например, не имеет собственных залежей железной руды, но при этом она находится в тройке производителей стали для собственных потребностей.

Здесь, очевидно, надо говорить о построении эффективной экономики, которая будет направлена на человека. Безусловно, жаль бабушек, которые получали при СССР 90 рублей и могли себе позволить достойную жизнь, но в то время их достойная жизнь ограничивалась пределами СССР, оказаться за «железным занавесом» было практически невозможно. А если сейчас мы увидим группы зарубежных туристов в любой европейской стране, то, как правило, это пожилые люди, которые могут позволить себе на свою пенсию такие путешествия. Да, проблема большая, и ее необходимо решать, но для ее решения необходим еще и общественный консенсус. Необходимо, чтобы люди понимали сами, что нужно менять в пенсионной системе, и для этого нужен диалог, разъяснительная работа. Просто по принципу «отнять и разделить» - если даже скостить все оптимальные пенсии на сегодняшний момент и раздать миллионам пенсионеров, то прибавка составит 1-2 гривны. То есть здесь, как в известном анекдоте о советском сантехнике: «нужно менять систему». 

Иван: — Если Порошенко разгонит Раду и назначит перевыборы, когда, по вашему мнению, они будут проведены и каким будет новый состав парламента

Евгений Магда: — Я думаю, что, скорее, не Порошенко разгонит Раду, ему сегодня невыгодно делать имидж человека авторитарного, автократичного, а ВР сама придет к политическому решению о самороспуске. Досрочные парламентские выборы будут, очевидно, осенью 2014 года. Какой будет состав ВР, во многом зависит от нас. 

Давайте вспомним, что 25 мая, по крайней мере, в Киеве, я думаю, что и в других городах тоже, люди стояли в очередях, чтобы проголосовать на президентских выборах. Это реальность, а не какая-то пропагандистская «замануха». И это позволяет предположить, что и на парламентских выборах будет высокая явка. Многое, конечно, будет зависеть от того, готовы ли люди продавать свой голос за гречку, за деньги, готовы ли они отстаивать свои интересы, верят ли они нынешним политикам или будут избирать новых?

Я приведу пример. Ныне работающая ВР, осенью 2012 года обновилась на 2/3, но мы этого не почувствовали. То есть, нам нужно не столько обновление лиц, сколько обновление принципов. Вот когда подавляющее большинство наших парламентариев сможет ходить по улицам без окружения гоблиноподобных охранников, тогда и визуально станет заметно, что что-то в нашей стране и в нашем законодательстве изменилось. 

Буквально в эти выходные были созданы две новые партии: «Развитие Украины» - говорят, что это небольшой осколок ПР (от 1,5-миллионной партии осколок в 800 человек), и партия «Воля», которая показала 6 лидеров. Развивается тенденция: партии стремятся к большей визуализации, активно продвигают себя в медиа, но при этом отказываются от единого вождя, которому все поклоняются. И тот, кто сможет понять этот тренд, ухватить его, оседлать, сможет стать человеком, способным направлять эту энергию – тот имеет шансы на парламентских выборах. 

Забегая наперед, я думаю, что все-таки будет принят закон об открытых партийных списках, которого боятся все без исключения партийные лидеры Украины. Потому, что кроме защищенной пятерки, которая будет представлять политическую силу в масштабах страны, дальше каждый избиратель сможет в региональном разрезе выбирать представителя той или иной политической силы, того или иного политика, которому он доверяет. И многие лидеры областных или городских партийных организаций, или просто лидеры общественного мнения, смогут получить такую поддержку, что ныне действующие партийные лидеры будут чувствовать себя некофмортно, будут вынуждены искать какие-то выходы из этой ситуации. Собственно говоря, мы и не переходим до сих пор к открытым партийным выборам, потому что лидеры их боятся. 

Крымчанин: — Евгений, я понимаю, что Киев увяз на Востоке, но как же вернуть Крым Украине? Или полуостров все же отдали на откуп Путину? 

Евгений Магда: — Болезненный вопрос, конечно. Я не думаю, что полуостров отдали на откуп Путину. Но давайте будет реалистами: пока Путин при власти в России, вряд ли Украине удастся отбить Крым силой или уговорить Путина принять решение, которым бы Крым исключили из состава РФ. Напомню, что нет юридического механизма, позволяющего субъектам РФ выходить из федерации. Украине нужно делать все, чтобы крымчане сами поняли, какую ошибку они допустили, позволив подобное развитие ситуации. Потому что причина – это, с одной стороны, конечно, действия украинской власти, а с другой – не секрет, что на Крымском полуострове пророссийские настроения сильны, и многие люди там чуть ли не целуют российские триколоры. У них еще, возможно, не прошла эйфория. 

Процесс, результатом которого будет возвращение Крыма под украинскую юрисдикцию, должен идти. Но я не думаю, что это возможно в ближайшее десятилетие. Вопрос в смене системы власти. Если после Путина придет, условно говоря, Путин-2, который точно так же будет плевать на международное сообщество, то Крым точно так же останется в России. 

Александр Дмитриев: — Луценко говорит, что в Нормандии Путин поставил условие Порошенко: признаете газовый контракт 2009 года с завышенной ценой, а я оставляю в покое Донбасс и Луганск. Как вы оцениваете такую информацию? 

Евгений Магда: — Юрий Витальевич Луценко активно комментирует политические события, я думаю, у него есть свои резоны — он хочет заявить о себе, вернуться в политическую элиту. Может быть, есть доля правды в его словах, но договариваться с Путиным на таких условиях означает обманывать самого себя. Неоднократно различные договоренности с РФ просто переворачивались Россией. 

По-моему, еще Бисмарк сказал, что договоренности с Россией не стоят бумаги, на которой они написаны. Я думаю, что эта цитата Бисмарка должна быть в кабинете каждого украинского политика, принимающего решение. Россия, какой бы сильной она на первый взгляд ни казалась, на сегодняшний момент маневрирует. Возвращаясь к вопросу о санкциях — они достаточно болезненны для многих людей в российском истеблишменте, просто система промывания мозгов в России настолько мощна и всеохватывающа, что обычные люди этого не ощущают. Но если мы посмотрим на такие простые вещи: российские руководители лишаются возможности ехать отдохнуть или на шоппинг в какую-нибудь цивилизованную страну, в то время как другие имеют такую возможность, то станет ясно, что смысл санкций — это создание дискомфорта. Это не удушение российской экономики. Удушать российскую экономику могут совместными усилиями только США, ЕС и Китай. И подписание газового контракта с Китаем на невыгодных для России условиях — это пример действия таких санкций. Россия просто вынуждена подписывать контракт на поставку газа при том, что она будет и за свои, и за китайские деньги строить газопровод. На сегодняшний момент в Китай можно поставлять газ только надувая им воздушные шарики — трубы же не существует. И известно, что эта труба будет стоить десятки миллиардов долларов. 

Санкции на самом деле уже проявляются, но пока невидимо для обывателя. Элемент санкций — элемент большой политики. Возможное возвращение Ирана на рынок нефти. Если Иран возвращается, то цена нефти может резко упасть — соответственно, упадет цена газа, и упадут доходы в российский бюджет. А это мощный удар по поддержке Путина, потому что россияне привыкли к тому, что у них относительно недорогая  сытая жизнь. Когда жизнь начнет стремительно дорожать, а государство не сможет справляться со всеми обязанностями, потому что бюджет не предусматривает такой цены газа — это сразу вызывает социальную напряженность, и в первую очередь в больших городах. 

Могут где угодно в глубинке кричать, что «Крым наш и все хорошо», но люди думающие в Москве, в Питере, в Новосибирске, во Владивостоке, в Уфе будут размышлять, почему так происходит. Не забывайте, что у России есть масса проблем на Кавказе: прирученный, взятый на короткий поводок и вооруженный золотым пистолетом Кадыров — это только витрина Чечни. Есть достаточно много проблем на Северном Кавказе, которые Россия так и не разрешила. 

Дмитрий: — Боевики ДНР и ЛНР отказали Порошенко и продолжают войну. То есть «план А» провалился. Каким будет «план Б», о котором упомянул президент в обращении к народу? 

Евгений Магда: — Президент лучше знает, каким будет «план Б», судя по его выступлению, потому что он говорил достаточно решительно. Думаю, что он предусматривает полное закрытие государственных границ, блокирование очагов активности боевиков и их постепенное либо уничтожение, либо выдавливание на сопредельные с Украиной российские территории. Других вариантов я не вижу. Если люди отталкивают протянутую им для мира руку, то это означает, что они фактически игнорируют простые человеческие ценности. 

На востоке Украины они сначала оказались в качестве гостей: их радостно встречали, приветствовали. А потом оказалось, что это совсем не то, что ожидали местные жители. Я скажу так: как ни цинично звучит, но чем дольше продолжается АТО, тем больше у нее противников на востоке, потому что люди там увидели, что из себя представляют боевики. 

Но, безусловно, любую возможность, когда можно избежать человеческих смертей, надо использовать. В этом и смысл плана Порошенко — максимально избежать кровопролития, отказаться от активных действий. Понятно, что на сегодняшний день там очень сложная ситуация, но необходимо искать какое-то решение. Если просто пытаться законсервировать ситуацию, обнося забором не только российско-украинскую границу, но и Донецкую и Луганскую области, то мы так далеко не уедем. 

Людмила: — Яценюк предложил продать 49% ГТС европейцам и американцам. Россиянам ничего не достанется. Прокомментируйте, пожалуйста, этот ход украинской власти. Это шантаж или взаправду? 

Евгений Магда: — Это стремление украинской власти, посмотрим, согласится на это ВР или нет, потому что само по себе правительство без разрешения ВР, без соответствующих изменений в законодательство ничего сделать не может. Идея газотранспортного консорциума уже больше 10 лет витает в воздухе: то он должен был быть двухсторонний, то трехсторонний Россия – Украина – Германия. 

Теперь новая тема, которая звучит в исполнении украинского правительства — давайте ЕС будет закупать газ на восточной границе Украины. В принципе, идея неплохая, потому что это позволит гарантированно получать Украине деньги за транзит и избежать обвинений в воровстве. Плюс, это интегрирует украинскую ГТС в общеевропейскую. Безусловно, по щелчку это не решается, от доброй воли Яценюка все не зависит. Я думаю, что нас ожидают достаточно напряденные торги в ВР, и не уверен, что этот законопроект будет принят быстро. Это попытка избежать или уменьшить российский газовый диктат. Я считаю, что в нынешней ситуации это оправдано. 

Куралесов: — Что нам дает унитарность Украины? В гимне Украины есть такие слова: «Запануємо ми браття у своїй сторонці». Возникает вопрос: кто и над кем собрался панувати? 

Евгений Магда: —  Если так буквально трактовать гимн, то «згинуть наші вороженьки, як роса на сонці» можно расценивать как призыв к массовому уничтожению наших врагов на рассвете, а не в какое-то другое время суток. 

Унитарность дает украинскому гражданину равные права и возможности в любой точке его пребывания на территории Украины — от Ужгорода до Мариуполя, от Сум до Одессы. Он чувствует себя в идеале защищенным, он знает четко свои прав и понимает свои обязанности. 

На сегодняшний момент федерализация, которая заброшена в информационное пространство — это очень интересная идея. Давайте мы посмотрим исторически на Российскую федерализацию, как присоединялись разные республики. От Золотого кольца все началось, а потом, огнем и мечом, российская власть так или иначе присоединяла новые территории. 

У Украины немного другая ситуация, хотя, действительно, в тех границах, что есть на сегодняшний момент, территории Украина обозначилась в 1945 году, после завершения Второй мировой войны. Крым был присоединен в 1954 году, то есть Крым мы пока вынесем за скобки. 

Есть еще один момент: мне неизвестны примеры эффективной федеративной системы, которая навязана извне. Германия была послевоенной, и там именно навязывание на штыках стало альтернативой нацистской власти, и, возможно было исторически оправдано. У нас же нет оснований для федерализации. Люди, которые с оружием в руках и с георгиевскими ленточками бегают на востоке Украины, зачастую вообще не понимают, какая федерализация, к чертовой матери, что это? «Донбасс никто не ставил на колени, а Киев мы слушать не хотим» - вот вся их модель федерализации. Не надо идти на поводу у тех, кто вводит такие заумные термины, выгодные себе, в лексикон людей, которые и в унитарном государстве живут вполне себе комфортно. 

Ed Normand: — Является ли Порошенко марионеткой США ? 

Евгений Магда: — Я не видел во время его публичных выступлений ниточек, которые ведут к манипулятору, где можно было бы им крутить. Я пытаюсь исходить из логики. Порошенко, как известно, человек очень богатый и самодостаточный. Мне представляется, что если бы он не стал президентом, то его жизнь была бы по-прежнему комфортной, уютной, активной, он бы занимал заметное место в украинской политике. Какой ему смысл становиться марионеткой? Что он от этого может получить? Для меня нет ответа на этот вопрос. Я считаю, что его президентство будет, возможно, самым сложным из всех президентств за новейшую историю Украины, но сказать, что он — марионетка США, или ЕС, или России, я не возьмусь. 

НВН rada: — Почему не сокращено количество замов глав госадминистраций для экономии государственных денег? Почему рядовые госслужащие получают оклад 1270 гривен? 

Евгений Магда: — Надо понимать, что без решения ВР, без необходимого секвестра бюджета все это будет осуществлять очень проблематично. Бич Украины: практически каждый новый президент говорил о том, что нужно сокращать государственный аппарат, а он словно назло постоянно рос. Да, для этого нужна политическая воля, но, подождите, Порошенко даже месяц еще не выполняет свои президентские полномочия. Дайте человеку хотя бы поработать какое-то время. Ну, хорошо, не 100 дней, хотя бы 50, чтобы он смог расставить какие-то приоритеты. Давайте скажем откровенно, что, наверное, после его инаугурации не было дня, когда бы Порошенко не появлялся в информационном поле с тем или иным заявлением. То есть, человек что-то делает. Очевидно, что проблем достаточно много, и их необходимо решать. Так или иначе, количество госслужащих и, извините, их зарплата — это не первоочередная проблема, когда мы имеем такие объективные сложности на востоке.

Филипп: — А как Вы прокомментируете сообщение, что Путин назначил Медведчука переговорщиком с властью ДНР и ЛНР? Как Путин вообще может здесь кого-то назначать? 

Евгений Магда: —  Это манипуляция. Это сообщения кремлевской пресс-службы, что Путин приветствовал переговоры Медведчука с соответствующими представителями ДНР и ЛНР, и Медведчук теперь будет представлять интересы ДНР на переговорах с ОБСЕ. Мне, честно говоря, это странно, потому что я не могу понять: у нас что, уже отменили решение Генпрокуратуры о том, что ДНР и ЛНР — террористические организации? И Медведчук у нас уже стал генерал-губернатором Украины? Пророссийская позиция Медведчука общеизвестна, точно так же, как и то, что Путин стремится, очевидно, с его помощью, на этот раз уже более брутальным способом, расшатать ситуацию в Украине. Посмотрим, но мне трудно, честно говоря, представить, чтобы эти переговоры были эффективны. Я понимаю, почему Медведчук появился в нынешней ситуации — потому что он всегда предпочитает работать за кулисами. И если он на сегодняшний момент появился в более публичном формате, это означает, что он играет роль своеобразного кремлевского джокера. По крайней мере, у меня на сегодняшний день такое видение ситуации. 

А.П.: — С кем из бывших правителей Украины, или мировых, вы бы сравнили Порошенко? Вам понравилась его инаугурационная речь? 

Евгений Магда: — Подождите, пока трудно сравнивать, потому что пока по сравнениям получаются только те, кто очень быстро закончил свое правление. Человек только две недели на своей должности. 

Я своих студентов, когда работал на историческом факультете, всегда учил, что подводить итоги правления любого исторического персонажа можно только после его смерти, потому что пока мы живы, ничто не окончательно. Стартовал он достаточно уверенно, ярких ошибок не делает. Он находится под постоянным давлением людей, которые принимали участие в событиях на Майдане, которые, возможно себя чувствуют преданными, обманутыми, но, несмотря на это, Порошенко действует так, как должен действовать президент всей Украины.  Ведь за него проголосовали большинство людей, его поддержали во всех областях без исключения. То есть он не может мыслить исключительно интересами Майдана, он должен мыслить интересами Украины, ее продвижения, ее развития. 

Да, его речь на инаугурации мне понравилась. Это одна из самых сильных политических речей на моей памяти, возможно, потому что она была написана и провозглашена органично. Очевидно, что глава государства не сам на коленке пишет речи, у него ест спичрайтер, но надо отдать должное – спичрайтеры Порошенко хорошо попали в его стилистику, в его мировосприятие. Это очень непростое умение, и здесь перед ними можно снять шляпу. Но дело же не в том, что они сумели это написать, дело в том, что он сумел это произнести, потому что спичрайтеры остаются в тени, а произносит это политик. Вспомните, когда еще столько раз парламент устраивал овацию президенту? Я, честно говоря, такого не припомню. 

Илья: — А почему не слышно Тимошенко? Куда она потерялась? 

Евгений Магда: —  Есть несколько версий. С одной стороны, может быть, движение «Сопротивление», которое она анонсировала во время своей президентской кампании начало действовать и она перешла на нелегальное положение где-то на востоке Украины. Но это немного проблематично, потому что она женщина заметная и умеющая и любящая привлекать к себе внимание. 

Если говорить серьезно, то Тимошенко выдерживает паузу. Она практически сразу после президентских выборов сказала, что будет заниматься перестройкой партии «Батькивщина».  Но очевидно, что перестройка может проходить и по принципу «до основанья, а затем». Пока  мы видим следующее: Ярема сначала стал первым вице-премьером, а теперь, по представлению Порошенко, генеральным прокурором; Зубко — первым заместителем АП; Князевич — представителем президента в ВР. Возникает вопрос, насколько Юлия Владимировна контролирует фракцию «Батькивщина»? 

Я думаю, что Тимошенко все-таки проходит период реабилитации, потому что после освобождения из тюремной больницы она сразу с места в карьер кинулась в президентскую кампанию. Всего неделю она побыла в клинике «Шарите», где ее чуть ли не полтора года безуспешно ждали. И теперь она должна готовиться к парламентским выборам, готовить новые видения, в том числе готовиться и физически, потому что любая избирательная кампания изнурительна. 

У Тимошенко есть проблема в том, что она показала высокую планку своих политических качеств в 2004, 2006-2007 годах, и теперь ее вольно или невольно будут сравнивать с «той Тимошенко». Хотя в Тимошенко образца 2014 года я не увидел многих черт той, прошлой Юлии Владимировны. 

Она не стала украинским Нельсоном Манделой. Я бы сказал, что здесь физика срабатывает. Если не ошибаюсь, Нельсон Мандела был 27 лет за решеткой, и это наложило некоторые особенности на его поведение. В частности, Мандела вышел из каторжной тюрьмы человеком, который не может плакать: из-за работы на соляных шахтах у него засорились слезные протоки, и он просто физически не мог плакать. 

Но если говорить серьезно, то Тимошенко получила мощный сигнал в первый вечер, когда она сразу из больницы Харькова приехала на Майдан: она выступала, а Майдан не отвечал на ее слова, несмотря на то, что слова-то были грамотные, по делу. Она забыла, что люди, к которым она обращалась, переживали все эти события, а она их переживала изолированно от них, не по своей вине, безусловно, но в отрыве от них. И апеллировать к ним, явившись с корабля на бал — из тюрьмы на Майдан — это был красивый ход, но, как стало понятно, неудачный. Это был удар в штангу — промах. Я думаю, что это действительно большая ее ошибка, но тут надо понимать и другое: если бы Тимошенко не приняла участие в президентской кампании, это была бы просто не она, тут двух мнений быть не может. Юлия Владимировна просто стала заложницей своего стремления быть первым политиком в стране во что бы это не стало. 

Кристина, Киев: — Как Вы оцениваете поступок Дещицы с песенкой около посольства РФ? Должен ли так поступать дипломат? 

Евгений Магда: — Давайте соизмерять. Если я сейчас в эфире скажу, что Путин «пи-пи-пи» — это будет одна реакция, если это скажет дипломат — будет другая реакция. Я считаю, что Дещица поступил в первую очередь как гражданин и как четкий уловитель политической конъюнктуры. Он знал, что его кандидатура не буде внесена на пост министра иностранных дел, потому что переговоры Зурабова и представителя ОБСЕ вместе с Порошенко вел Клинкин, который на тот момент был послом Украины в Германии. Раз посол ведет переговоры с президентом, а и.о. министра иностранных дел там нет — то кого внесут на должность министра? Очевидно, что этого посла. Дещица красиво и громко хлопнул дверью. 

Он достаточно опытный человек, чтобы думать, что он случайно высказался про Путина. Благодаря этому он стал всеобщим любимцем. Если мы говорим о досрочных парламентских выборах, то для него теперь открыта дорога для участия в первой пятерке фактически в любой правой или националистической партии. Кто успеет повести за собой Дещицу, тот получит и лепту – «дещицу» – от его певческих талантов. 

Конечно, как дипломат  он поступил неправильно. Но тут возникает другая подоплека: а Россия, отнявшая Крым, поступает правильно? А Россия, поставляющая оружие тоннами на восток Украины, которое убивает украинцев, поступает правильно? Та истерия, которая поднялась в России из-за поступка Дещицы, абсолютно несоизмерима с тем, насколько он был весомым. Россияне, к сожалению, пытаются очень часто подменять понятия. Здесь Дещица выступил рупором миллионов украинцев, которые разделяют его убежденность в том, кем является на самом деле российский властелин Кремля. 

Александр: — Прокомментируйте, пожалуйста, кадровые назначения нового президента. 

Евгений Магда: — Давайте хронологически. Ложкин — глава АП. Назначение, с одной стороны, неожиданное, с другой, у меня создается иногда впечатление, что в украинской политике становится секретов все меньше и меньше — о нем говорили задолго до того, как был подписан указ. Ложкин — успешный менеджер, и то, что за ним не тянется политический шлейф, толпа его партайгеноссе — партийный товарищей — это хорошо, такой человек может что-то изменить. 

Его первый зам Зубков, о котором я сегодня говорил, и начальник Госуправления делами (т. н. ДУСИ) Березенко — это люди, абсолютно не известные широкому обществу. Они могут спокойно пройти по улице, и за ними никто не будет бежать «дядя дай миллион». 

Цеголко — достаточно профессиональный журналист, но практика привлечения хороших журналистов на должность пресс-секретарей была еще при Кучме, это потом тенденция изменилась. В принципе, те, кого  утвердила ВР, выглядят вполне логично. Не может в парламентско-президентской республике президент не вносить свои кандидатуры. 

И хотя отдельные парламентарии закатывают истерики, почему он не вносит тех или иных кандидатов на силовой блок, почему у нас и.о. министра обороны, в целом это понятно. Михаил Коваль — все-таки очень опытный военный, с одной стороны, и я думаю, что Порошенко не спешит назначать нового министра обороны для того, чтобы не стать своеобразным ястребом. Чтобы его первое назначение – самое главное, наверное, не назвали реверансом в сторону Запада. Плюс СНБО — почему Андрей Парубий остается, которого трудно назвать человеком Порошенко? Очевидно, те же резоны, что и с Ковалем.

Теперь что касается генпрокурора Яремы, министра иностранных дел Климкина и председателя правления НБУ Гонтаревой. Ярема — человек с огромным полицейским опытом, но не работавший в прокуратуре. Ему, очевидно, понадобится очень хорошая интуиция либо постоянное подпитывание объективной информацией, чтобы понимать, кто в прокуратуре есть ху, а кто даже больше, чем ху, сами понимаете. Но никто из народных депутатов не хочет ссориться с будущим генпрокурором, это понятно. 

Про назначение Климкина я уже объяснил. Дещица — не самый плохой дипломат, и его выбор был, в принципе, правильным, но до этого он работал только послом в Финляндии. Климкин же работал послом в Германии, то есть в ведущей европейской стане. И дело не в том, что Берлин его навязал, я не думаю, хотя в России  любят об этом рассуждать: Климкина в запломбированном вагоне, как Ленина в 17-м году, прислали в Киев. Нет. Просто человек, который работал в ведущей европейской стране, имеет иное видение, иной авторитет и круг общения. Если Дещица сейчас поедет послом в Великобританию или в Германию, я не исключаю, что в определенное время он будет фигурировать в числе претендентов на пост министра иностранных дел.

Вокруг Гонтаревой шла борьба. Кубив – человек Яценюка, который возглавлял львовскую организацию «Фронта змин». Яценюку, как премьер-министру, было выгодно, чтобы печатным станком управлял связанный с ним тесно человек. А Гонтарева тесно связана с президентом, и ее назначение, за которое отдано 349 голосов, свидетельствует о том, что президент таким способом намекает премьеру о необходимости сотрудничать. Она опытный инвестиционный банкир. Скажут, что она не работала в НБУ, ну так давайте вспомним, кто у нас работал в НБУ до того? Важнее, очевидно, понимание общих принципов функционирования финансовой системы, чем какой-то бекграунд.

Мы на сегодняшний момент наблюдаем ситуацию, когда любые проколы чиновников — назначены ли они президентом, утверждены ли ВР — очень быстро всплывают, потому что есть достаточно много оппонентов, недругов у власти, и это все будет подниматься наверх, муссироваться. Назначения достаточно профессиональные, по-моему, они не вызывают явного отторжения. 

Юлия: — Евгений, скажите, правильны ли действия Порошенко в том смысле, что он ни разу не поехал на восток после инаугурации? Почему так происходит? 

Евгений Магда: — Я так понимаю, этот вопрос был поставлен еще в пятницу. Он в пятницу был на востоке, в зоне АТО, где и обнародовал указ о том, что АТО прекращается на неделю. Как по мне, достаточно смелый поступок, потому что, судя по фотографиям, Порошенко там усиленно охраняли, но никто не может гарантировать в такой ситуации от неожиданного выстрела. Естественно, были определенные меры безопасности, но сам факт, что Верховный главнокомандующий подписал указ о прекращении на неделю огня именно в зоне АТО — и имиджево, и по-человечески правильный. 

Олег Николаевич: — Вы каждый день публикуете в соцсети рубрику «Абзац», в которой перечисляете основные политические, да и вообще знаковые события дня. А Вы не собираетесь выпустить это отдельной книгой, как, например, «Окаянные дни» Бунина?

Евгений Магда: — Я думаю, что это слишком высокое предположение. Мне как преподавателю интересно, чтобы я мог студентам не просто что-то рассказывать,но и показывать, что я сам могу. Если я учу будущих рекламистов, пиарщиков, то я должен показывать и элемент влияния на ситуацию.

Почему «Абзац»? Потому что мне кажется, что мы живем в очень быстром мире. Сейчас потребление информации в основном происходит с экрана компьютера, ридера, мобильного телефона, планшета и так далее. Я выбрал такую форму, потому что она удобна для читателя, который привык смотреть новости. Соревнуюсь сам с собой, насколько в короткой форме получится отразить реальность того, что происходит.

Но здесь есть и моя авторская позиция. Я не инфомагентство, я не должен быть холодно-бесстрастным. Предпочитаю давать информацию для размышления, а не готовый вывод, независимо от того, какого формата будет статья. Если мы говорим о книге, то это должна быть книга в классическом понимании. Я, по определению Высоцкого, еще книжный ребенок — много читал и продолжаю читать.

Если все будет получаться, то осенью постараюсь порадовать чем-то большим, чем «Абзацы». «Абзацы» остаются в социальной сети, они восприняты в электронном архиве, наверно, там их место. А книга, в моем понимании, должна быть более классической.

Если кому-то эта рубрика интересна и полезна, значит, я не зря это делаю. Будет спрос — почему нет? Но я пока не прогнозирую. У нас ситуация слишком быстро меняется. Может, когда успокоиться, когда мы выйдем из затянувшегося и беспрецедентно длинного для Украины кризиса — тогда, может, люди захотят что-то посмотреть — когда и как это было. Но я не имею права монополизировать интерпретацию происходящего. Смысл «Абзаца» в том, что каждый сам может оттолкнуться от него и сформировать собственное видение.