22 июля в гостях у интернет-издания Новости Украины – From-UA был украинский музыкант, репер Александр ЯрмаК.

Мы беседовали о  том, насколько конфликт на востоке страны отразился на работе музыкантов и на их сотрудничестве с иностранными, в частности, с российскими исполнителями. Также о том, какую роль в наше немирное время музыка играет в жизни людей. Кроме этого, Александр поделился своими творческими планами, рассказал, чем будет удивлять и радовать украинскую публику в ближайшее время, и даже прочитал несколько строк из своего репертуара.

Ольга, Белая Церковь: - Саша, вы такой молодой исполнитель. Скажите, с чего начинался ваш творческий путь? Что привело вас в шоу-бизнес? Как и за счет чего вам удалось добиться популярности?

Александр ЯрмаК: - Я много думал насчет этого. Скорее всего, добиться того, что я имею, удалось благодаря упорному труду. Я очень много работаю. Конечно, присутствует и какая-то доля везения. Я все делал искренне, от души – так, как мне хотелось. Я не придумывал себе никаких образов, не делал ничего такого, что сегодня делается в нашем шоу-бизнесе. Просто я всегда говорил то, что думаю.

Первые треки были более веселыми, стебными ввиду того, что тогда мне было 19-20 лет и мне еще хотелось дурачиться. Я сам выложил свой первый клип. Снимали мы его с некоторыми трудностями, потому что до этого я в жизни ничего не снимал. Раньше я не знал, как это делается, поэтому пришлось быть самому и режиссером, и самим монтировать это видео. Идею для клипа мы придумали вместе с моим другом  Ромой из студии «Мама Хохотала», с которым раньше вместе играли в КВН. Поэтому дело пошло – и сейчас у нас все хорошо.

Александр, Киев: -  Александр, я заметил, что у вас много патриотичных текстов. Кто вам их пишет? Как вы считаете, должны ли представители нашей эстрады сейчас больше петь про Украину и по-украински, для поддержания национального духа?

Александр ЯрмаК: - Я повторюсь: я с самого начала делал и писал то, что лежало на душе, так поступаю и сейчас. Буквально на днях вышел новый трек «Білий птах», посвященный нашим погибшим героям Украины. Я безумно переживаю по поводу того, что происходит. В зоне АТО уже не один месяц воюют близкие мне ребята. Некоторые из них (из 72 бригады) вообще были в окружении – это просто жесть, то, что происходит там.

Конечно, я переживаю по поводу происходящего, потому что это касается моей страны. Я просто не могу взять и отвернуться. Понятно, что это выливается в моем творчестве. Если будет полная мобилизация, я обязательно пойду воевать. Я вообще не боюсь этого. За меня боится, наверное, моя мама и близкие мне люди.

Сейчас я стараюсь помочь тем, чем могу. Иногда песня больше лечит, чем что-то другое. Мне присылают видео, как ребята в окопах мои песни поют. Мне приятно, что я тоже вношу какой-то вклад. Я ездил выступать в воинскую часть, в город Чугуево. Также стараюсь помогать нашим бойцам финансово. Просто сопереживать мало. Я стараюсь как-то действовать. Если бы каждый пытался сделать хоть что-то, возможно, и война бы уже закончилась.

Что касается других звезд эстрады – это их дело. Я как относился плохо к нашим звездам эстрады, так и отношусь. В беде многие себя уже проявили. Каждый «красится» по-своему. Когда был Майдан, они кричали, что «майдан – плохо», потом прошел майдан - «майдан – хорошо». У меня есть позиция: я был на Майдане и писал песни про нашу власть. Жесткие песни. На тот момент, если бы Майдан проиграл, то меня, может быть, в Украине уже и не было.

Любомир, Івано-Франківськ: - Саша, давно слідкую за вашою творчістю, бачив, що спочатку це просто була звичайна самодіяльність, потім побачив значний стрибок, про ваше життя зняли цілий серіал, хоча вважаю, що вам багато над чим ще слід попрацювати.

Александр ЯрмаК: - Я согласен. Я работаю сутками. Я работаю, чтобы стать самым сильным. Я, наверно, работаю больше, чем все реперы СНГ на данный момент. Вы можете прийти к нам на студию и посмотреть, как у нас сутками происходит процесс, мы целыми сутками пишем. У меня практически не бывает выходных. Очень редко, и то только из-за того, что моя девушка требует внимания. Я привык работать, мне нравится заниматься сутками своей работой. Я кайфую от этого. Это то, что приносит мне счастье. Работать есть еще над чем.

Я прекрасно понимаю, что я использовал процентов пятнадцать-двадцать от своего потенциала. Так что все еще впереди. Ждите. Будет новый уровень. Мы делаем новый альбом. Это будет один из самых достойных альбомов русского рэпа. Его называют русским. Я объясню, почему я не пишу треки на украинском языке – потому что рэп просто не звучит на украинском языке. Украинский язык, его фонетика звучит очень мягко, а в рэпе нужна определенная жесткость. Русский язык жестковат, поэтому конкретно для рэпа удобнее использовать русский язык. На украинском языке лучше звучат стебные песни, как у Вовы из Львова (я к Вове отношусь очень хорошо): «У микрофона Вова зі Львова». Может, я еще и напишу. Я не могу писать так, что нужно написать — вот если он ляжет, я обязательно напишу.

Любомир, Івано-Франківськ: - Скажіть, чи легко зараз молодим талантам як то кажуть вийти в люди? Що потрібно для цього?

Александр ЯрмаК: - Ничего тяжелого. Вообще, я бы сказал легко. Если ты действительно талантлив и любишь то, чем ты занимаешься. У меня не было никаких продюсеров. Просто сняли клип на самый обычный фотоаппарат, и сами сели и сделали, и получился вот такой продукт.  Начали делать, делать, делать. Я всем людям, которые снимались в клипах, звонил, договаривался, по своим старым связям.

Я считаю, что если ты будешь много работать, то у тебя все получится. Сейчас куча ресурсов. Сделай прикольное видео и выложи его на YouTube. Если действительно это стоит внимания, если действительно там что-то заложено, я думаю, оно обязательно стрельнет. Просто надо найти в себе силы и сделать что-то от души сильное и серьезное для общества, и потом это станет популярным.

Дмитрий: - Александр, что для вас означает слово "патриотизм"?

Александр ЯрмаК: - Любовь к своей родине. Я на каждом концерте об этом говорю. Мне не понятна позиция многих ребят из Крыма, Луганска, Донецка моего возраста. Я родился в Украине. Я не знаю, что такое СССР. Я бы никогда не предал свою страну и не поменял флаг, потому что я с детства знаю один гимн, герб, флаг. Они для меня самые родные. Люди, которые кричат про Россию – для меня это вообще не понятно, для меня это полное предательство.

Я же не кричу, что я хочу жить в Швейцарии, хотя там жить лучше. Когда бабушки кричат, что они хотят в Россию, что там СССР – не надо путать, Россия – это совершенно другое государство, другая вертикаль власти. Потому это совершенно другая страна. Да, мы по крови братья, потому что исторически смешалось много кровей. Мы создавали семьи, мы жили вместе, пока был СССР. Сейчас происходит процесс соседства. Уже не братства, а соседства. Мы рождаемся уже немного с другим менталитетом.

У меня много друзей в России – мы по духу братья, но по мышлению уже соседи. И потому я не знаю, что будет через 10 лет, какое будет их и наше поколение через 10-20 лет, но мне кажется, что мы просто станем соседями. Мы немного уходим в разные векторы нашего развития.

Друг: - Сашко, в Московію не кличуть з концертами?

Александр ЯрмаК: - Не кличуть. Был в апреле у меня концерт. У меня было шесть концертов в России – они были запланированы еще с осени, и мы поехали. Был я и в Москве. Хороший получился концерт. Весь зал пел «22» (патриотическая песня об Украине. - Ред.). Я не планировал петь, но люди сами попросили. И вся Москва, есть видео на YouTube, как все в один голос поют «моя страна не упадет на колени».

Нормальные люди есть везде. Нельзя говорить про Россию, что там одни дебилы. Откровенно говорю, что от того, что люди там много пьют (я приезжаю, и меня постоянно приглашают выпить), про водку говорится как про что-то родное. Да, действительно, масса тупеет, но хороших людей куча в России. У меня есть много достойных, порядочных, нормальных друзей. Не все еще пропили мозги. Поэтому нельзя говорить, что мы не братья. Есть хорошие люди, но там настолько все контролируется, что люди не могут провести антивоенный митинг или что-то подобное.

Мишко: - А правда, шо в український шоу-бізнес можна попасті тіко через постель? Еслі да, то де вона стоїть?

Александр ЯрмаК: - Наверно, да, для девушек можно. Есть продюсеры, которые этим занимаются, создают проекты. У нас не так. Мы потом и сорванными связками создали свой, скоро можно будет сказать, лейбл, потому что компания развивается. Сейчас это творческое объединение людей, куда приходят все. Ни с кого денег не берем. Наоборот, даем возможность записываться на нашей студии.

Все люди, которые близки нам по духу и у которых в душе что-то живет и есть что сказать – наши двери открыты. Надо уметь действительно что-то сказать и действительно что-то должно жить внутри. Потому что письма шлют все: «возьмите нас к себе в движуху» - нет, туда не может попасть каждый. Туда попадают избранные – люди, которые действительно хотят что-то изменить на этой планете.

Сергей, Киев: - Александр, кто из украинских исполнителей является для Вас авторитетом или даже кумиром?

Александр ЯрмаК: - Нина Матвиенко. Я выступал на концерте во Дворце Украина. Я вообще в таких движухах не участвую, где «солянка» артистов – с позицией и без позиции, с разными взглядами. Меня пригласили, потому что это был концерт «За единую Украину». Нина Матвиенко открывала концерт, и я сразу после нее читал свой трек. И пока она пела, у меня просто мурашки шли по коже от того, что  я слышал, от силы голоса, от невероятной украинской души. Этот человек – символ для меня в украинской культуре. Это не шоу-бизнес, это культура.

Кто из более молодого поколения? Я, честно, просто очень много слушаю старых песен, советских – Анна Герман: «Опустела без тебя земля» (поет. - Ред.) - мне очень нравится. Из молодых... Ну, Тина Кароль — мне нравятся очень ее последние песни. Если Тина Кароль захочет, мы можем сделать какой-то совместный проект.

Интересен в плане веселости DZIDZIO – интересный украинский персонаж, нестандартный подход к шоу-бизнесу. У них практически та же история: они снимали свои прикольные видео.

Тот, кто импонирует мне своей позицией - «Океан Эльзы». Это для меня вообще просто легенда. Я был на концерт на «Олимпийском». И просто душа радовалась, что у них все получилось. Это первый украинский коллектив, который собрал «Олимпийский».

Тамара: - С какими трудностями сталкиваются украинские музыканты?

Александр ЯрмаК: - Наверно, тупая монополия, где определенные люди, которые имеют доступ к телеканалам, создают свои проекты и крутят своих девочек, с которыми ездят по саунам. А нормальное  творчество телеканалы не хотят брать. Но мы не лезем.

Мы ни один свой клип не отправили на телеканал. Если им понравится – мы с удовольствием дадим, но сами мы проситься не будем. У нас изначально была такая позиция, и мы ее не поменяем. Нам хватает своих ресурсов. Мы выкладываем свои треки в интернет, и они за ночь либо становятся хитами, либо нет. Вот и все, и не нужен никакой телеканал. Сейчас интернет все больше заполняет пространство и время людей. Я ТВ вообще не смотрю.

По сути, нет трудностей. Есть куча ресурсов. Можно на вебку снять и выложить. Как это происходит в США, в Европе, когда люди сделают какой-то кавер, перепоют, выложат в интернет – и это набирает по 50 млн. просмотров. Нет никаких преград. Просто делай, люби это дело, вкладывай душу, и все получится.

Димон: - Какие отношения у украинских исполнителей с российскими? Повлиял ли на них конфликт на востоке Украины и как именно?

Александр ЯрмаК: - В рэпе повлиял. Со многими реперами у меня были жесткие диалоги. У меня были жесткие диалоги с ребятами из Харькова. Казалось бы, Харьков – Украина, и они мне такое заряжали, что диалоги становились очень серьезными.

Я определил себе людей, которых я уважал. Из российского творчества — это Макаревич, Шевчук. Это люди, которые собирают дворцы спорта, стадионы. Это люди, которые никогда не продавались, у которых есть своя позиция. Они просто честные и порядочные, они понимают, что происходит, они знают, кто власть в России. Им плевать всегда было на эту власть. Они всегда за правду. И потому я этих людей уважаю. Они достойны того внимания, которое они заслужили своей позицией, взглядами, делами, своими песнями. А кто плохой – это те, кто подписал бумагу по поводу Крыма. Я посмотрел список. Для меня это немного подлизы дяди Володи. Кому-то театр дали, кому-то еще что-то дали бесплатно, в кино вкидывают бабки. Все повязаны, поэтому и не смогли,  даже если у них есть своя позиция по поводу Украины, но им когда-то что-то дали – теперь, пожалуйста, будьте добры, отдавайте. Вот они и отдали – своей поддержкой.

Серега: - Почему Вы выбрали именно рэп, Саша? И какие особенности именно у рэпа, как музыкального направления?

Александр ЯрмаК: - Может быть, я бы и пел, но я не умею петь, к сожалению, хотя у меня родители умеют петь, и мама, и папа. Но я с детства не умел петь, и мне сказали: все если ты не умеешь, научиться невозможно. И я себе это вбил в голову, хотя я безумно любил музыку. Я и на курсы ди-джеев ходил, мне это все безумно нравилось, я постоянно слушал музыку, без нее вообще не представлял свою жизнь. Я чувствовал, что я должен быть в музыке.

Я помню, что мне было лет 14, и ко мне пришло какое-то послание – я понял, что я должен быть в музыке, только не понимал, где как именно. Когда пришла рэп-культура, началась популяризация этого направления. Я послушал то, что сделали русские реперы, и я посчитал, что если я буду плодотворно работать, то у меня тоже может получиться. Я начал работать. В чем особенность рэпа – в том, что в куплете ты можешь поместить очень много смысла. Если в куплете обычной попсовой песни помещается 4 строчки, то в рэп-куплете – 16, и полнота этого всего и количество смысла намного больше.

Яна: - Добрый день! Где у тебя намечаются в ближайшее время концерты? В Одессу не хочешь приехать?

Александр ЯрмаК: - Я хочу приехать. Одесса меня не приглашает, не знаю почему. Я уже объездил почти всю Украину. В Донецке и в Луганске еще не был. Не приглашали. Война началась. Осенью будет тур по Украине, там больше двадцати городов. Одесса тоже в этом туре. Практически в каждый город заедем. Сейчас утверждается список городов, но в основном это областные центры и некоторые большие города, такие как Кривой Рог, Белая Церковь.

Инга: - Любишь ли ты путешествовать? Где тебе больше понравилось? Этим летом собираешься куда-нибудь ехать?

Александр ЯрмаК: - Да я люблю путешествовать, просто времени нет. Я мало куда ездил. Я жил в небогатой семье,  за границей не был, пока не стал заниматься творчеством и зарабатывать, тогда только стал куда-то ездить. Мне безумно нравится зимний отдых – кататься на сноуборде. Летний я не очень люблю. Полежать на пляже – это не моё, я больше люблю активный отдых. Этим летом собирались, но из-за ситуации в стране не могу себе душевно позволить, когда ребята там...

Женя, Львів: - Реп - це завжди соціально актуальні тексти, окрім репу яку музику ви слухаєте, чи за 30 років хтось буде слухати реп?

Александр ЯрмаК: - Я думаю, что рэп будет самым популярным через 30 лет. Это самое популярное направление среди молодежи, и если дети растут на этих треках, то они будут и через 20-30 лет его любить.

Мне кажется, что рэп будет занимать весомое место в музыкальной культуре через 30 лет, потому что общество развивается, и чем дальше, тем оно становится умнее. Сколько технологий. Чем больше конкуренция, тем больше надо включать свои мозги, а рэп — это музыка, которая умеет включать мозги. Не просто слушать песню и подпевать, а когда в процессе прослушивания человек еще что-то осмысливает.

Чем больше будет развиваться общество, тем ближе будет становиться эта культура. Если, конечно, в этой культуре через 30 лет будет смысл, а не так, как произошло с русским роком: раньше было «мы ждем перемен», а сейчас я даже и не знаю, что поют в русском современном роке. Главное, чтобы это не стало безумно коммерческим. Сейчас пока рэп не на коммерческой основе, пока это андеграунд, пока это не берут на телеканалы, пока в этом живет правда и искренность – это пока и цепляет людей. Но не знаю, что будет дальше. Если рэп перейдет чисто в коммерцию — он умрет.

Яцек, студет з Польщі: - Окрім російського і амереканського репу вам знайомі інші виконавці? Чому в україні монопополія на російських та американських реп-виконавців? Чи може, скажімо, український або іспанський реп стати світовим, або принаймі відомим більше ніж у своїй країні?

Александр ЯрмаК: - Нет, не может. Известным на весь мир можно стать только на английском языке. Это проверено на практике.

Есть еще французский рэп, который я тоже очень люблю. Но все равно, он не настолько популярен в сравнении с английским.

Рэп имеет какой-то вес, если понимаешь, о чем говорится в куплете, не тогда, когда слушаешь, потому что мелодия красивая, а когда понимаешь смысл. Так как английский язык самый распространенный во всем мире и очень много людей на этой планете его знают и могут понимать, что читается в куплетах, о чем вообще весь трек, потому он и становится популярным. Французский рэп менее популярен, потому что этот язык менее распространен в мире.

Если хочешь стать всемирно известным – читай (рэп. - Ред.) на английском языке. Я собираюсь этим заняться лет через пять-семь. Пока нужно всерьез заняться изучением языка и достигнуть большего в том, чем занимаюсь на данный момент.

Екатерина Родкина, Новости Украины – From-UA: - Саша, причитайте нам пару строк из своего репертуара, пожалуйста.

Александр ЯрмаК: - Давайте. С моим другом, новым участником нашего творческого объединения, мы написали трек под названием «Счастье». Тема счастья еще не всем понятна, все ищут счастье в других вещах. Хотя счастье –  оно здесь и сейчас. В каких-то маленьких моментах.

Такой куплет:

 

Я здесь, чтобы планету сделать лучше среди душ заблудших,

Попробуй сделать первый шаг - и мир изменится тут же.

На забытой пленке Fuji хранятся тайны эти,

Мы взрослые, сильные, но все те же дети.

 

Гаджеты, сеть, твой модный статус, виртуальный мир,

Жизнь по анкете уводит дальше в пустоту квартир.

Все, что навязали на крючок, ты «схаваешь» со снасти,

Не нужно, моменты в жизни называя счастьем.

 

Я счастлив, я богат, но не бумагой, а моментами,

Когда со мною братья, мы как мать-Земля с кометами,

И пусть не в черных туфлях и не на крутом Porsche –

Ничто не сделает счастливым, если пусто, брат, в душе.

 

Я сын двора,  я сын добра, я столько сил в себя набрал,

И если на одной волне я буду поливать с ведра.

В твоей душе большой заряда не хватает – только искры.

Ты ищешь счастье где-то там, но, а оно так близко.