21 августа в гостях у интернет-издания Новости Украины – From-UA был начальник разведки дивизиона в Афганистане Валентин Депто. В ходе видео-онлайн-конференции мы говорили о том, как успешно проводить военные операции, в чем преимущества и недостатки украинкой армии, а также о том, за сколько дней и как можно завершить АТО на Донбассе. 


Fromfaraway: - Почему армия воюет против народа? Почему гибнут мирные жители в ДНР и ЛНР? Вы не боитесь ответственности за совершенные преступления против мирного населения и геноцид на востоке страны устроенный вашими руками?

Валентин Депто: - Очень интересный вопрос. К примеру, возьмем далекое прошлое, когда я воевал в Афганистане, с советскими войсками, рядом со мной были ребята из Москвы, из Рязани, из Минска, из Донецка – и это была интернациональная армия. На той войне солдат защищал своего офицера грудью и он не спрашивал, ты русский, или украинец. И абсолютно правильно то, что наш народ вообще является интернациональным. И, к примеру, если бы сейчас ко мне пришли и сказали: давай, записывайся в добровольческий батальон, который сейчас отвоевывает Белгородскую область или Краснодарский Край, к нам, к Украине присоединить. Давай, мы тебе будем платить 10 тыс. долларов или какую-то определенную сумму, давай воевать за нашу Украину, это же наши бывшие земли там. Я бы своими руками этого человека просто задушил. 

Почему? Сформирована была Украина, сформирована в своих географических границах. Донбасс всегда был украинским. Я сам родом из Донбасса. Я служил в Средней Азии, а Афганистане, поколесил по всему Советскому Союзу. И когда я приезжаю к себе на Донбасс, слышу украинскую речь, охватывает такое ощущение, что я – украинец, хотя я по национальности русский, но я сам – гражданин Украины. Гордость за нашу страну, гордость за наш народ. 

У нас на Украине, самый талантливый и трудолюбивый народ. Этот народ достоин счастливой, богатой жизни. А что происходит на сегодняшний день? Мы сами это видим. Поэтому, украинская армия не уничтожает, она отстаивает свою границу, она отстаивает свою территорию. 

Но то, что это происходит сейчас, к сожалению - довольно непрофессиональные, необдуманные решения, которые сейчас предлагает руководство АТО.  Это уже вторая сторона. И это лежит на совести руководителей АТО. Поэтому и гибнут мирные жители, гибнут наши солдаты.  Потому что неумело ими руководят. 

Валерий, Чернигов: - Валентин, какие главные ошибки руководителей АТО Вы могли бы подчеркнуть сегодня? Почему до сих пор не могут закончить антитеррористическую операцию?

Валентин Депто: - Правильный вопрос, я думаю, что он сейчас волнует буквально всех на Украине. Первая главная ошибка – это их стратегия. Сейчас украинская армия воюет против ополченцев, сжимая кольцо окружения постепенно, и идет по пути наибольшего сопротивления. 

Если ополченцы сейчас в основном прячутся в городах за спины мирных жителей и жилые кварталы, дома являются для них опорным пунктом, а наши войска пытаются их оттуда выбить. Естественно, мы и получаем результат Славянска – разрушенный город и тысячи убитых жителей. Это стратегическая ошибка нашего руководства АТО. 

Мы сейчас не должны воевать за города, в которых сейчас прячутся ополченцы. Мы их должны вытащить из этих городов. И воевать с ними в открытом поле. И это сделать очень легко. Просто меняется стратегия – начать воевать не за города, населенные пункты, а за дороги.  

Трасса Ростов - Харьков является основной магистралью в данном районе, в зоне АТО. Нашим войскам нужно овладеть трассой Ростов - Харьков, установить там свои опорные пункты, сеть блокпостов, каждая из которой будет являться огневой точкой, прикрывающей друг друга, нужно создать своеобразное звено. 

Есть, допустим, блокпост, через 10-15 километров следующий блокпост, опорный пункт, в котором находится мотострелковая рота, танковый взвод и артиллерийские подразделения. И уже эта цепь – трасса Ростов - Харьков – это линия Маннергейма, через которую не переедет ни одна группировка с "Градами" (боевые машины БМ-21 на базе грузового автомобиля Урал-375Д, с установкой реактивной системы залпового огня, ред.) из России, не переедет ни один ополченческий отряд из Чечни, и т.д. И таким образом будут перерезаны поставки как резервов, как боеприпасов для ополченцев, так и денег.

Сейчас, если сравнивать гипотетически ситуацию в зоне АТО, она выглядит следующим образом: есть монстр – ополченцы, сепаратисты, этот монстр на всей территории Донбасса сейчас уничтожает, нападает на наших солдат. Они пытаются выстроить свою политику. Этот монстр, он как через пуповину поддерживается Российской Федерацией. Наша армия рубит монстру одну голову – вырастает десять. Опять же – почему? Потому что через пуповину идут боеприпасы, новые ополченцы. Вы убили трех ополченцев – приехало сто. И чем больше сжимается кольцо АТО, тем больше концентрация ополченцев в этой зоне. Тем тяжелее их выбить. Тем более, они все сосредоточились в населенных пунктах. 

Из населенного пункта выбить ополченцев очень сложно. Поэтому, как только перерубается вот эта пуповина, а это – трасса Ростов - Харьков, то сразу этот монстр остается без подпитки. И с ним уже очень просто воевать. Потом от основной трассы пошли уже дороги, которые ведут на восток в сторону Луганска, на запад – в сторону Донецка. По этим дорогам уже устанавливаются блокпосты. И это уже не просто топором перерубленная пуповина, а это уже целая сеть - сеть блокпостов, которая накрывает зону АТО и ополченцы в этой сети теряют полностью обеспечение, способность маневра, теряют способность передвижения и устройства какой-либо засады на наши подразделения. 

Наши подразделения сейчас сидят в  опорных пунктах, обложенных белыми мешками, но здесь нужны забетонированные опорные пункты, которые обеспечат безопасность наших солдат, когда идет минометный обстрел или обстрел из "Града". Если "Град" выстрелит залп по опорному пункту,  только в забетонированном опорном пункте все останутся живыми. Вот это проявление качеств проведения боевых действий и перераспределение выполнения функций подразделений по стереотипам. 

Стратегия такая: одно подразделение занимает опорный пункт и обеспечивает продвижение по трассе, обеспечивает резервную маневренную группу, рота с этого опорного пункта выдвигается в любую точку и поддерживает действия наших солдат. Из этого опорного пункта реактивные установки "Град" накрывают любую колонну сепаратистов, которые вышли, скажем, с какого-то города на поддержку.

Когда будут завоевываться именно дороги, то тогда сепаратисты просто вынуждены будут выйти из городов и воевать за эти дороги. И тут уже из охотников они превратятся в жертву, в дичь, которую уже наши подразделения просто напросто будут отстреливать в засадах - расстреливать "Градами" и здесь уже будет совершенно другой боевой дух. Вот это главная ошибка руководства АТО. 

Вторая ошибка – это то, что наши подразделения или руководители АТО выполняют абсолютно понятный даже ребенку приказ Порошенко. Президент сказал закрыть границу. Заставь дурака богу молиться… И руководство АТО посылает подразделения прямо по географической границе Российской Федерации. И с одной стороны их обстреливают "Градами" с Российской Федерации, с другой стороны – обстреливают ополченцы. Туда отправили необеспеченные поддержкой подразделения - через сеть  дорог и блокпостов. Эти подразделения просто бросили на смерть. Потом, если кто-то каким-то образом уцелел, спасся, их еще и отдают под суд. Судить надо тех, кто их туда отправил! Я еще ни разу не видел по телевизору, чтобы судили того генерала, который направил туда наши войска. 

Нужно отвести все войска из так называемой буферной зоны. Создать зону порядка 20 км (20 км – дальность стрельбы БМ-21). Отвести от российской границы на 20 км вглубь нашей территории все наши подразделения и установить сеть блокпостов по дорогам, вглубь этой буферной зоны. И пусть тогда ополченцы заходят в эту буферную зону. А наши войска из этих опорных пунктов, из сети, которая является маневренной группой (они между собой сообщаются, снабжаются) посыпят всех, кто появится в этих буферных зонах. Меняемся местами – теперь уже не наши солдаты являются дичью, куропаткой, которая в бронежилете бегает, а по ним из минометов стреляют. Меняется все в точности наоборот. 

Третья ошибка в том, что все наши военные учебники и буквари написаны по опыту Великой Отечественной Войны. Великая Отечественная Война – это крупные войсковые операции, это фронтальные наступления. У нас нет фронтов. Нет фронтов, значит, нет понятия господствующей высоты. Сейчас высота Карачун под Славянском, я не знаю почему, как это назвать, наши войска занимают эту позицию, они занимают эти высоты с мыслью о том, что они господствующие. 

Но в современных условиях, когда нет единого фронта, когда с этой высоты, с этой горы, необязательно видеть противника.  Это можно заменить другим образом. На этой горе нет ни населенных пунктов, ни кварталов, ни мирных жителей. Пусть эти высоты занимают ополченцы. Отдайте им возможность. Отдайте все высоты ополченцам, и расстреливайте их. Эти высоты имеют важность лишь только в том варианте, если там погибает противник. Абсолютно нет смысла занимать эти высоты.

Далее – освобождение городов, населенных пунктов. Та же стратегия освобождения населенных пунктов, была использована в Афганистане. Когда мы штурмовали кишлак в горном ущелье, с одной стороны по горной гряде, с другой обходили, в полуобхват брали этот кишлак, и подразделения уже его прочесывали.

Естественно, в операции участвуют порядка тысячи наших солдат, а в кишлаке находится сотня душманов. Эта сотня душманов трое суток держит оборону в этом кишлаке. Только первая линия начала атаковать, взвод цепью выходит, а посреди кишлака сухое русло, из пулемета его расстреливали 30 человек на моих глазах. И даже не видно, откуда стреляют.  Подбили два БМП, подбили танк. Отошли назад. Пока мы артиллерией не разровняли этот кишлак с землей, взять мы его не могли. После зачистка по статистике, на одного убитого душмана приходилось шесть мирных жителей, на троих убитых душманов – один убитый наш солдат. Это страшная статистика! Естественно, та же  ситуация сейчас повторяется в АТО – один к одному. 

Как этого избежать? Опять же, мы  полностью окружили кишлактак так, чтобы через огороды не смог вылезти ни один душман. Просто установили засады по всей окружности. Психология сразу меняется. Душманы или ополченцы сейчас в городе почему? Потому что, когда душман сидит и стреляет, он знает, что сейчас отстреляется до последнего патрона, как можно больше поубивает наших солдат, потом сядет и уедет или уйдет через ущелье в горы. То же самое, как и в Славянске. 

Славянск не был окружен полностью и ополченцы, отстреливаясь до последнего, полуразрушили весь город (сколько там погибло мирных жителей!), а потом они сели спокойно в отобранные у людей машины и поехали в Донецк. Наши войска зашли в пустой полуразрушенный город. А у ополченца или у душмана, которого мы окружили полностью, у него психология уже меняется. Он думает, как спастись, почему? Потому что нет путей отхода. 

Ночью собирается группа и пытается вырваться огородами по каким-то арыкам, посадкам. Пытается выйти и тут же нарывается на нашу засаду. Тут же мы их отстреливаем, они отступают, артиллерия их гонит аж до кишлака. Они дошли до этого поселения – все, сотня духов полегла. Они потом думают, как выйти? И более двух недель такая осада не длилась. Те, кто пытался выйти, их отстреливали, остальные просто сдавались. Потому что у них не было выхода. И при этом кишлак и населенный пункт оставались целым, мирное население оставалось целым, наши солдаты оставались целыми и невредимыми. Страдали только душманы. 

Ту же самую ситуацию реально применять сейчас и в АТО. Поэтому первая задача: – трасса Ростов - Харьков, установить по дорогам опорные пункты и блокпосты. По мере того, как продвигаются наши войска по дорогам, населенные пункты окажутся в окружении и охватывается в засаду. Полная осада этого населенного пункта уже легко обеспечивается маневренным резервом. Потому там будут наши блокпосты.

А сепаратисты, ополченцы они не смогут туда подтянуть ни свои войска, ни свои резервы, ни как-то еще подпитаться. Монстр питается, пока ему идут мины, снаряды для "Градов", он может  отстреливаться, когда есть чем стрелять, а когда этого нет… У них будет одна мысль – спастись. Они будут уже в обреченном населенном пункте, который полностью окружен, либо будут пытаться вырваться, и будут попадать в наши засады, либо будут сдаваться, либо будут просто переодеваться в гражданскую одежду и под видом туристов, пытаться выехать в направлении Крыма "на отдых". Так они они уже заранее проиграют. 

Война будет проиграна ополченцам с того момента, как только мы займем трассу Ростов - Харьков и начнем идти дальше по дорогам. Как только мы обрубим эту "пуповину",  монстр окажется без подпитки. И тогда ситуация поменяется. Тогда изменится боевой дух, наши солдаты уже превратятся не в жертву, не в куропаток, бегающих в бронежилетах, а в охотников, в героев. В точности наоборот от того состояния, которое есть сейчас. 

Анна Александровна, Харьков: - Скажите, есть ли сейчас вообще какая-то стратегия на востоке в данный момент? Или наши солдаты просто как мишени там?

Валентин Депто: - Стратегии нет никакой. В Афганистане, когда попадает офицер, солдат на службу, на эту войну, он адаптируется и становится через время профессионалом.

Для того, чтобы стать профессиональным бойцом, для подготовленного солдата – это 2-3 месяца тренировок. Командиру взвода нужно полгода. Командир роты адаптируется в течение года. Командир батальона – два года. Можете себе представить? 

А у нас операция длится только полгода. Я уверен, что в нашей армии есть профессионалы: боевые снайперы, гранатометчики, которые воевать готовы, есть и командиры взводов. Но достаточно подготовленных командиров рот, батальонов, уже нет. Нет командиров и высшего руководства. Та же ситуация была и в Афганистане. Представьте, когда командир батальона за два года только подготовился - его сразу начинают заменять. Адекватными были решения руководства лишь в том случае, когда к планированию боевых действий привлекались опытные командиры рот. Люди, которые видят и понимают, что будет  как происходить, которые могут анализировать ситуацию, они уже вносят свои коррективы. И тогда операция уже спланирована, и она идет успешно. Поэтому очень важен опыт. И если, скажем, опыт Афгана соединить с тем опытом, который есть сейчас в АТО, то, естественно, планирование всех боевых действий, было бы профессиональным.

Опыт дается с годами, с каждым выходом на боевую операцию. Уже после того, как я отвоевал два года, последние полгода я выходил на операции в той группе, в которой участвовал, в моем дивизионе не погиб ни один солдат и мы выполняли боевые задачи успешно!

Тот опыт, который у нас был, технологии, которые были там отработаны, эти стереотипные задачи, они почему-то нашим руководством АТО игнорируются.
А вот среди ополченцев-сепаратистов этот опыт главенствующий. Поэтому инициатива сейчас на их стороне. И пока мы не поменяем стратегию, пока мы не поменяем мышление, то дальше будут гибнуть наши солдаты, будут гибнуть мирные жители, и будут рушиться города.

Антон:  - Валентин, как успешно закончить АТО, чтобы максимальное количество людей не пострадало? Есть ли какие-то варианты?

Валентин Депто: - Я хотел бы подчеркнуть: я обращался через фэйсбук и к Петру Порошенко и к Арсену Авакову, и ко всем его советникам с предложениями принять боевой опыт и учесть его в проведении АТО. Если поменять стратегию, поменять тактику, это бы спасло сотням наших ребят жизни. Я звонил в Штаб АТО неоднократно. 

Если мы сможем достучаться до президента Порошенко, до руководства АТО и предложим хотя бы послушать о том, как нужно воевать, тогда удастся спасти жизни десяткам, сотням украинских солдат! Воевать нужно умом, а не кровью бойцов!

Игорь Гиркин правильно сказал, что наши генералы удобряют свою славу костями наших солдат. Так оно и есть. Надо удобрять свою славу умом и грамотными действиями, грамотным планированием.

Благодаря тому, что на канале "112" прозвучало мое интервью, благодаря работе вашей группы, я думаю, мы сможем поменять общественное мнение, и оно сыграет свою роль. 

Друг: - В какой-то передаче вы рассказывали о трассе Харьков - Ростов, как о символическом Сталинграде, объясните, почему Вы так считаете. Какое это имеет значение, учитывая войну на востоке?

Валентин Депто: - Глядя на ситуацию, которая происходит сейчас, мы смотрим и думаем, что или среди руководства АТО полные идиоты, или они все работают на российское ГРУ (Главное разведывательное управление, ред.). Потому что все делается в точности наоборот, как нужно делать. Наши войска идут сейчас по пути наибольшего сопротивления. 

Вот ополченцы зашли в город, устроили там свою оборону, и наши войска пытаются их оттуда выбить. Это путь наибольшего сопротивления. Наши войска залазят на господствующую высоту – путь наибольшего сопротивления. Наши войска закрывают географическую границу и там погибают – путь наибольшего сопротивления.

Путь наименьшего сопротивления – это трасса Ростов - Харьков. Ее заняли? Там нет сейчас группировок больших. Ее легко сейчас занять. Но это стратегическая трасса, которая обеспечивает движение, маневр, боеприпасами те самые "Грады". К примеру, БМ-21 сделала залп – это сорок снарядов. Сколько таких машин нужно, чтобы прошло по трассам, по дорогам из Российской Федерации в Зону АТО чтобы они могли вот так обстреливать? Как только эта трасса закрыта – все, уже машины не идут со снарядами, с минами. 

Если посчитать статистику, сколько в госпиталях сейчас наших солдат лежит, и от чего они получили ранения – это большинство от установок "Града" и от обстрелов минометами. Мина летит сверху, она разрывается и максимально разит осколком. Понимаете, и люди от этого страдают. Почему? Потому что они не подготовлены, потому что они не в окопах, потому что они не в укрытии. Потому что не находятся в  забетонированном блокпосту. Они находятся между огневыми точками. Они находятся на открытой площадке. И сейчас ополченцы где-то засекли наши подразделения, обстреляли из минометов, все, есть и погибшие и раненые. Они даже и не видели ни одного ополченца в глаза, но уже ранены и лежат в госпитале. Вот поэтому эту трассу надо закрыть, прекратить доступ туда боеприпасов, снабжения – и все. Ополченцам нечем будет воевать. У этого монстра, когда ему обрубить одну голову, вторая уже не вырастет. Потому что не будет подпитки. 

София: - Как Вы видите события на Донбассе, что там происходит на самом деле? Я уже ничего не понимаю. Это целенаправленное уничтожение восточного населения страны?

Валентин Депто: - Вы знаете, очень важный и правильный вопрос. Ведь наше руководство АТО делает ошибки не только в стратегическом, тактическом плане, но это ошибки и в политическом плане. 

Эти неумелые, безграмотные, непрофессиональные действия влекут за собой гибель наших солдат, гибель мирных жителей. Это разрушенные кварталы,  сгоревшие самолеты, это просто разбазаренный бюджет Украины. 

Естественно, народ Донбасса, который видит это все, соответственно на это реагирует. И если сепаратисты-ополченцы пытаются настроить людей Донбасса против Украины, то руководство АТО им способствует. 

Владимир, Днепропетровск: - Валентин, сколько людей, молодых ребят гибнет в Зоне АТО . С  высоты своего опыта дайте какие-то дельные советы для наших солдат. Как выдержать там происходящее морально, что делать, чтобы все это как можно скорее закончилось?

Валентин Депто: - Когда я попал в Афганистан, мне повезло, потому что  у нас в полку было четыре дивизиона, четыре начальника разведки дивизиона  и у меня был наставник, который полгода меня обучал. Трое моих лучших друзей за два года погибли -  Сережа Курицын, Володя Пирогов, Валера Каранадзе. Они погибли, в том числе из-за того, что у них не хватало боевого опыта. Я выжил благодаря тому, что меня постоянно обучал боевой наставник,  благодаря этому я научился успешно выполнять боевые задачи. 

Первое, что я могу посоветовать ребятам, которые находятся в зоне АТО: готовиться к любой операции, к любому виду боевых действий, подготовка должны быть с полной выкладкой! Тяжело в учении – легко в бою. И поэтому, солдаты должны учиться, тренироваться до полного изнеможения, но тренироваться. Отдыхать надо в бою. Надо учиться, надо спрашивать, перенимать чужой опыт, спрашивать у  своих друзей, которые уже были в боевой обстановке.

Когда солдат в бою, здесь надо принимать все меры к тому, чтобы себя защитить. Если есть возможность перемещаться, то бегом. Если есть возможность окопаться, значит окопаться. Если есть возможность замаскироваться, значит замаскироваться. Т.е. солдат своим трудом должен обеспечить себе безопасность. И выполнение боевой задачи здесь уже зависит от того, насколько он мастерски к этому подходит. Это уже передается от одного другому. 

Человек, который уже имеет боевой опыт, может подсказать. Скажем, снайпер, который уже работал, он может подсказать своему ученику. Тот вместе с ним пошел, посмотрел, как это происходит именно в боевых действиях, перенил  опыт, и он уже уверенно потом идет на выполнение боевой задачи. И в таком случае, когда у человека есть опыт, когда у него есть пример успешного выполнения, он уже не является жертвой, он уже является охотником. 

Состояние жертвы – это страх. И человек скован страхом. Состояние охотника – это адреналин. Это как прыжок с парашютом. У меня было такое состояние двое суток – пока я готовился к боевому выходу, согласовывал все взаимодействия с артиллеристами, саперами, со смежными подразделениями, у меня был страх за то, чтобы никто не погиб, и страх, чтобы я, не дай бог, что-то не упустил. И когда я был уже полностью уверен в том, что боевая задача будет выполнена, что меня поддержат, что будет маневренный резерв обязательный, с которым я уже все согласовал, после этого наша группа выходила на задание. И как только мы вышли на задание, мы все – охотники и у нас у всех адреналин. 

Если разведчик не участвовал в рукопашном бою, он никогда не считался полноценным разведчиком. У моей группы, с которой я выходил, в разведку отправляли только добровольцев. И, я вам скажу, солдаты между собой дрались за право пойти на операцию. 

Я больше, чем уверен, что традиции вот этих вот наших казаков, характерников, исторические традиции воинов-украинцев, они должны преумножаться. И тогда эти бойцы, которые будут идти, они будут умножать славу украинских военных, украинских казаков.