5 сентября в гостях у интернет-издания Новости Украины – From-UA был украинский дипломат, политик, экс-директор Координационного бюро европейской и евроатлантической интеграции Секретариата Кабинета Министров Украины Вадим Трюхан.

В ходе видео-онлайн-конференции мы говорили о достижениях и просчетах президента Украины Петра Порошенко, как дипломата и гаранта Конституции, о том, в каком положении сегодня находится наша страна и о путях решения накопившихся проблем, а также о перспективах Украины вступления в Евросоюз и НАТО.

 

Георгий из Киева: - Господин Трюхан, проанализируйте работу нашего президента за последние три месяца. Что мешает ему завершить военный конфликт, сколько еще будут гибнуть мирные жители и солдаты-патриоты?

Вадим Трюхан: - В первую очередь, хочу поблагодарить за такой вопрос. Для того чтобы объективно оценивать деятельность любого государственного деятеля, особенно президента страны, нужно брать во внимание ту среду, в которой он работает.

Петру Порошенко несколько, мягко говоря, не повезло. Он стал президентом страны, против которой, уже на момент его избрания, была развязана агрессия, часть территории которой была аннексирована другой страной.

Дело в том, что за все время нашей независимости, Украина пыталась исповедовать дружелюбную, миролюбивую внешнюю политику. Один период она называлась многовекторной, потом она перестала так называться. Но как часть этой политики, Россия всегда считалась нашим стратегическим партнером. С Россией в 1997-м году было заключено двухстороннее Соглашение о дружбе и стратегическом партнерстве. Вместе с тем, понятно, что любая страна должна прогнозировать возможное развитие событий, даже находясь в мире со своими соседями, все-таки быть готовой к тому, чтобы противостоять, возможно, некоторым поползновениям на те или иные национальные интересы Украины.

В начале 2014-го года Украина оказалась в ситуации, когда ни ее армия, ни экономика, ни спецслужбы не были готовы к противостоянию внешней агрессии вообще, и российской в частности. Петру Порошенко с первых дней его прихода к власти нужно было сориентироваться в том, каким образом сохранить главное – независимость Украины, и каким образом добиваться территориальной целостности страны. Думаю, эти задачи мало кому по плечу в мире в любой исторической ситуации и в любой стране.

Несомненным плюсом и достижением Президента Украины является то, что в довольно короткий период пребывания при власти, он сумел предложить свой мирный план, который стал известен в мире как «Мирный план Порошенка». Он был признан и украинским обществом, и всем международным сообществом, в т.ч. странами, которые являются нашими традиционными партнерами на многих континентах, а также и международными организациями, такими, как ООН, ОБСЕ и Совет Европы. Поэтому, это несомненный плюс. 

Теперь, переходя к тому, почему не удается установить мир. Дело в том, что для установления мира, нужна воля двух сторон, которые участвуют в конфликте. И, как мы видим, планы президента Российской Федерации, скажем мягко дипломатически, расходятся с теми намерениями, которые демонстрирует Украина и ее руководство. Как мне представляется, есть у такой ситуации и объективная и субъективная причины, но, тем не менее, мы имеем то, что мы имеем: Украина желает мира, Порошенко уделяет максимум своего внимания и 24 часа в сутки работает над тем, чтобы мир был установлен, а политической воли со стороны Российской Федерации пока еще, к сожалению, не наблюдается.

Более того заявления, которые мы время от времени слышим из Кремля, расходятся с практическими действиями. Последний пример: два дня назад состоялся телефонный разговор между президентами двух стран, причем, наверное, беспрецедентно для такого рода разговоров, в неудобное время, – в 5 часов утра. По его результатам разные аналитики, эксперты и СМИ уже заявляли о том, что достигнута договоренность чуть ли не о долгосрочном мире. Но на протяжении этих двух дней после телефонного разговора, мы видели, что и российские наемники и российские кадровые военнослужащие, которые пребывают сейчас на Донбассе (по сути, регулярные части вооруженных сил Российской Федерации), делают все для того, чтобы захватить максимально большую по площади территорию Украины. Делается это по-видимому для того, чтобы усилить свои позиции на переговорах, которые, в любом случае, когда-то должны произойти (любая война заканчивается миром в любой стране и в любой исторический период времени).

Только господину Путину известны сценарии дальнейшего сосуществования с Украиной и сценарии желаемого им дальнейшего развития нашей страны. Я уверен, что вряд ли кто-то из действующих политиков в Украине мог бы добиться большего, чем добился господин Порошенко. Если перечислять на пальцах, то есть конкретные результаты:

1) Генеральная Ассамблея ООН, правда, еще до президента Порошенко, но приняла решение большинством голосов о том, что она выступает за сохранение суверенитета и целостности Украины, а в дальнейшем подавляющее большинство стран – членов Совета Безопасности ООН, кроме одной России, множество раз на своих заседаниях осуждали агрессию России и выступали за возобновление территориальной целостности Украины.

2) Парламентская Ассамблея ОБСЕ, которая собиралась в Баку уже при Президенте Порошенко.  По результатам ее заседания было принято жесткое заявление с осуждением агрессивных действий России. Это как раз его дипломатическое достижение;

3) Вчера на Саммите НАТО мы услышали о том, что НАТО осуждает агрессию Российской Федерации и будет помогать Украине с помощью четырех фондов, которые создаются по инициативе НАТО;

4) на двухстороннем уровне достигнуты договоренности о предоставлении военно-технической помощи Украине, в т.ч. летального вооружения – то, о чем еще две недели назад самые оптимистические эксперты боялись говорить вслух. Тем не менее, вчера официально было заявлено, что Украине будет предоставляться помощь отдельными странами – членами НАТО и ЕС и нелетальным и летальным вооружением;

 5) Украина возобновила еще до Порошенко, но сейчас углубляет сотрудничество с Международным Валютным Фондом и с другими международными финансовыми организациями, -  такими как Европейский Банк Реконструкции и Развития, Мировой банк, Европейский инвестиционный Банк и другими. Мы также видим большие перспективы развития сотрудничества с отдельными государствами на двустороннем уровне,  а также с частными инвесторами.

Я думаю, что эти пять пунктов – несомненный позитив, который можно сейчас занести в актив господина Порошенко.

 

Игорь, Россия: - Уважаемый Вадим Валерьевич, объясните, пожалуйста, положительные и отрицательные стороны Украины как государства от вступления в НАТО по сравнению с внеблоковым статусом, и использование своего геополитического положения в центре развилки Европа-Азия-Россия.

И второй вопрос: как произошло, что достаточно крепкие силовые структуры не смогли вовремя среагировать на зарождение на юго-востоке Украины конфликта, и позволили в короткий срок превратить конфликт, в гражданскую войну?

Вадим Трюхан: - Спасибо большое за вопросы. Они довольно глубокие, постараюсь ответить максимально полно.

По первому вопросу: в принципе ответ находится на поверхности. Когда 1 июля 2010-го года был принят Закон об основах внешней и внутренней политики и в нем записали клаузу о том, что  Украина является европейским внеблоковым государством, у тогдашней власти была определенная надежда, что Россией это будет воспринято позитивно, и она будет с Украиной выстраивать равноправные взаимовыгодные отношения. Но три года, после того, как Украина стала внеблоковым государством, показали, что это был огромнейший шаг назад в вопросе обеспечения безопасности Украины, в вопросе обеспечения реформирования по современным нормам и стандартам украинской армии, системы безопасности и подразделений специального назначения.

Как видим, после аннексии Крыма и развязанной Россией агрессией на востоке Украины, мы оказались по сути беззащитными, мы утратили динамику развития отношений с Североатлантическим Альянсом, который на данный момент является единственным военно-политическим блоком в мире, способным гарантировать безопасность странам, которые являются его членами. Поэтому отказ от этого статуса – это шанс после огромнейшего, но все-таки одного шага назад, в вопросе строительства эффективной системы безопасности, которая бы гарантировала независимость и территориальную целостность Украины, теперь сделать два шага вперед, вернувшись на рейки евроатлантической интеграции.

Думаю, что если не этот, то следующий Парламент своим первым решением примет Закон об отказе Украины от внеблокового статуса и уверен в том, что у Украины огромный шанс добиться перезапуска отношений с Североатлантическим Альянсом. 

И, кстати, тот факт, что президент Порошенко был вчера приглашен на Саммит НАТО, уже является политическим сигналом готовности Североатлантического Альянса к интенсивному сотрудничеству с Украиной. Поэтому, подытоживая, считаю, что решение отойти от рамок реализации политики евроатлантической интеграции, принятое в 2010-м году, когда в Украине существовал политический режим Виктора Януковича, было глубоко ошибочным. Факты это подтверждают.

Уверен, что Украина, в том числе и с помощью сотрудничества с НАТО и с отдельными государствами – членами этой организации, сумеет, во-первых, вернуть утраченные территории, в т.ч. Крым, и, во-вторых, сможет выстроить современную систему безопасности, реформирует свои вооруженные силы и будет способна защищаться от любого внешнего врага в будущем.

По поводу второго вопроса –  он не столько сложный, сколько ответ на него очевиден. Дело в том, что за последние 3-3,5 года, режим Януковича делал все для того, чтобы вооруженные силы Украины утратили свою боевую способность. Финансирование осуществлялось по остаточному принципу – меньше 1% от бюджета, зарплаты военным не повышались, вооружение не обновлялось, государственных заказов на новейшие образцы вооружения практически не было, ликвидировались целые боевые подразделения, в т.ч. десантные подразделения, учебные заведения, не проводились учения и т.д.

Второе – практически было сведено до минимума сотрудничество с Североатлантическим Альянсом и другими нашими партнерами. Опять же, - отсутствие финансирования через отсутствие политической воли. 

Но есть и третья, – очень важная и чувствительная причина. К сожалению, на протяжении последних нескольких лет в вооруженных силах Украины, в правоохранительных и специальных службах оказалось слишком много агентов с соседней страны, которые работали на развал обороноспособности Украины. Причем некоторые из них либо оставались гражданами России, либо в недалеком прошлом были гражданами России. Тот же господин Лебедев – Министр обороны и много-много других. Поэтому после трех с половиной лет пребывания у власти Януковича, мы оказались в ситуации, когда по сути нужно не просто лечить ту болезнь, которая была занесена в систему обороноспособности страны, а создавать систему безопасности и обороны заново. И, как мне кажется, господин Путин, понимая, что происходит в украинских вооруженных силах и спецслужбах, был уверен, что сколь заметного сопротивления на востоке страны, и, кстати, на юге также, не последует. Но своими действиями, он в принципе, спровоцировал обратный эффект, –украинское государство и общество всеми силами пытается очень быстро возобновить обороноспособность страны. Мы видим, что первоначально на востоке Украины, на Донбассе – в Донецкой и Луганской области – присутствовали только диверсанты и агенты ФСБ и ГРУ ВС РФ. Они принимали участие в организации незаконных террористических и бандитских формирований для того, чтобы те захватывали административные здания, вытесняли законную власть и дестабилизировали ситуацию в регионе. Делалась ставка на то, что именно они очень быстро смогут захватить контроль над всем Донбассом, а дальше пойдут следующие области: Днепропетровская, Запорожская, Одесская, Херсонская, Николаевская. Но после того, как украинская армия очень быстро начала на марше возобновляться и давать надлежащий отпор, то уже было принято решение, по-видимому, в Кремле, не полагаться больше на те парамилитарные силы, которые были созданы с помощью России, а ввести регулярные войска.

Дело в том, что украинская армия, воюя с террористами, бандитами и российскими наемниками, показала свою эффективность, добилась значительного сокращения подконтрольной им территории, освободив города, которые казались незыблимыми бастионами – Славянск, Краматорск, Дебальцево и многие другие. Другое дело, когда Украина воюет против армии, превосходящей ее в 7-10 раз по количеству и вооружению, против армии, которая в отличии от нашей страны, на протяжении последних 23-х лет, постоянно воевала. Это происходило в Приднестровье, в Чечне, в Абхазии, в Нагорном Карабахе, и т.д. Украинская армия, к счастью, кстати, за 23  года независимости Украины не воевала нигде. Только часть наших военнослужащих прошли миротворческие миссии в разных странах мира: в Африке, в Азии, на Балканах и т.д. Сейчас очень много тех офицеров, сержантов и лиц рядового состава, которые прошли миротворческие миссии, и цементируют боевые подразделения вооруженных сил.

Да, это досадный факт, что к началу российской агрессии Украина оказалась небоеспособной. Но это не повод усомниться в том, что Украина будет защищаться всеми доступными ей ресурсами, с целью защитить свою независимость и территориальную целостность.

 

Игорь: - Какие целевые государственные программы должны в срочном порядке реализоваться для создания в государстве функционального компетентного аппарата управления, а также законодательного органа, судебно-правового аппарата в ближайшие 5-10 лет?

Вадим Трюхан: - Хороший вопрос. За все время существования Украины, существовали только программы о подготовке и переподготовке кадров по вопросам европейской и евроатлантической интеграции. Целевых программ подготовки по каким-то сферам государственного управления, честно говоря, я не припоминаю.

Единственное, что было сделано – создана Высшая Школа государственного управления при Национальной академии государственного управления при Президенте Украины. Но этого явно недостаточно. На самом деле в Украине осталась система управления, унаследованная от Советского Союза. И тот бюрократический аппарат, который есть, до сих пор руководствуется многими инструкциями, которые переписаны с инструкций, существовавшие при СССР. Более того, бич украинского Закона «о государственной службе» в том, что нет разделения между политической властью и административной.

Каждое правительство и каждый президент, которые приходят к власти считают своим долгом поменять все и вся вплоть до начальников отделов. На самом деле только Министр и его один-два заместителя должны быть политическими фигурами. Дальше должен идти уже административный аппарат – Государственный Секретарь и госслужащие, которые ни в коем случае не должны меняться при смене власти. Тогда наступает преемственность власти, передача инвестиционной памяти. Но для того, чтобы не было заскорузлости государственной системы, ежегодно должна существовать практика проведения аттестации кадров. И те госслужащие, которые не проходят по определенным четко выписанным критериям, а именно: знание языков, компьютерной грамоты, новейшие технологии, и те, кто не успевают за временем, должны отчисляться из госслужбы, заниматься чем-то другим. На их места должны приходить качественно новые люди. Причем суть не в том, молодые или старые, а другие, с точки зрения подготовки, у которых есть опыт работы в бизнесе, в общественной сфере, которые повышают свою квалификацию, в т.ч. за границей, которые имеют первоклассное образование и в обязательном порядке знающие, как минимум, один иностранный язык, а именно английский, а лучше два или три. 

Европейская практика показывает, что во многих странах гражданин страны не может стать госслужащим, если он не знает иностранного языка или не знает права Европейского Союза. У нас же таких требований абсолютно нет.

В Украине, к сожалению, очень живучие принципы подбора кадров на основе непотизма, т.е. когда руководители подбирают себе лояльный персонал из каких-то помощников из бизнеса либо из числа родственников.

Последний пример – недавно был проведен конкурс на должности заместителей министров по вопросам европейской интеграции во все министерства. Все руководители Правительства, в т.ч. премьер-министр, отрапортовали, что впервые в истории Украины проведен самый успешный конкурс – 190 суперквалифицированных кандидатов подали свое резюме и т.д. Но никто публично не сказал о том, что из этих 190 ни один не пришел «с улицы» по своему профессионализму. Практически все замминистры по вопросам европейской интеграции либо в дружественных отношениях с Министром, либо были его советниками, либо какие-то знакомые, либо кто-то их пролоббировал. Причем часть из них, не имеет абсолютно никакого представления о европейской интеграции, в т.ч. замминистра юстиции.

Поэтому для того, чтобы государство было конкурентоспособным, оно должно при подборе своих кадров учитывать европейский опыт, постоянно обновляться, отделить политический уровень управления от административного и плюс ко всему финансово обеспечить госслужащего. Нельзя побороть коррупцию одними методами уголовного преследования.

На ту зарплату, которую имеет сейчас госслужащий, выжить практически невозможно. Иногда многие люди удивляются, как можно жить за 1,5-2 тысячи гривен в месяц в Киеве. В моем родном Министерстве иностранных дел сейчас вообще катастрофическая ситуация. Квалифицированные дипломаты со знанием двух-трех иностранных языков, в т.ч. восточных, которые проработали 10-15 лет, в т.ч. заграницей, имеют зарплату на уровне трех тысяч гривен. А если у человека два-три ребенка в семье, он живет в Киеве, а если у него нет квартиры? А ведь есть и такие, и их большинство. Как человек может выживать в таком случае?

Поэтому мы и видим, что эффективность нашей дипломатии сейчас довольно низкая. Наиболее квалифицированные кадры уходят из Министерства. В результате, вместо того, чтобы суметь плотно на каждодневной основе работать с нашими политическими партнерами, мы имеем суперкачественного, суперталантливого президента-дипломата, который в основном все вопросы решает сам. И все равно он не дотягивает, потому как страна в цейтноте.

А рядовые дипломаты, которые пока что остаются в МИДе, к сожалению, не могут качественно выполнить свою функцию. Я очень надеюсь, что следующий Верховный Совет примет новый Закон о госслужбе, в котором будут заложены эти принципы и очень быстро вместе с правительством будет достигнута коренная модернизация госслужбы в Украине. Иначе у нас будут постоянные большущие проблемы и с проведением реформ и с качеством государственных решений, и с уровнем коррупции и т.д.

 

Игорь: - Так как в  данный момент Вы, возможно, не будете давать критическую оценку действиям Президента Украины, прошу Вас дать рекомендации относительно тех возможных ошибок, которые Глава Государства может допустить в ближайшие несколько месяцев (конфликт на юго-востоке, выборы, ратификация договоров с ЕС, спад экономики и т.д)

Вадим Трюхан: - Почему, не буду? Буду. О позитивах я вначале сказал. Теперь о негативах скажу. Первое и главное, как мне кажется, – это упущения в работе с Верховным Советом.

Понятно, что Верховный Совет некачественный. Понятно, что мы имеем тех же депутатов, которые 16 января голосовали за антидемократические законы. Но, тем не менее, у государства и у Президента в том числе, достаточно инструментов для того, чтобы убедить депутатов принимать нужные стране законы.

Вот сейчас мы будем проводить выборы народных депутатов по устаревшему недееспособному Закону о выборах. Понятно, что если бы в свое время 45 депутатов вовремя подали в Конституционный Суд свое обращение, то он бы был признан неконституционным, потому что у нас по действующей Конституции не предусмотрено мажоритарки как таковой. А мы ее имеем, понимая, что она давно себя скомпроментировала. Историй с гречкой, подкупом избирателей и тому подобное несметное количество.

Понятно, что мы не сможем избрать 225 депутатов по мажоритарке. Как избирать из Крыма или из Донецка или Луганска? Уже на 95% очевидно, что там выборов не будет. Вот этот вопрос он не дотянул. Более того, не снизив в нынешнем Законе проходной барьер, как минимум до трех, а лучше до двух процентов, не предусмотрев прозрачные процедуры финансирования политических партий, не создав равных условий политической конкуренции для так называемых старых и новообразованных политических партий, мы не создали условий для того, чтобы произошло качественное изменение и персонального, и политического состава Верховного Совета.

Партии, которые имеют по последним рейтингам шансы на то, чтобы войти в Верховный Совет, в большинстве своем повторяются. Лица все те же, с тем исключением, что они переименовываются в другие партии. Только Партия Ляшко может завести какие-то новые фигуры. Но возникают обоснованные сомнения в подборе этих новых лиц. Откуда они, кто они? Они до настоящего момента обществу не были предъявлены. Как написал господин Ляшко в своем фэйсбуке: «Я занимаюсь формированием списков». Да ни один политик в мире, если это демократическое государство, сам лично не формирует список. Его должны формировать избиратели и те, кто поддерживают партию, партийцы. В Партии Ляшко этого нет. В партии «Батькивщина» этого нет, хотя она устами своих спикеров заявила о реформировании, исключении нескольких сотен участников и т.д. Я больше, чем уверен, что там будут те же старые лица, финансисты партии и снова какие-то балаболы - популисты. 

Уже сейчас есть информация, что в первой пятерке чисто номинально идут люди, которые где-то засветились на майдане, но которые своей эффективности ни в политике, ни в государственном управлении, не показывали. Поэтому я считаю, что это первый и главный просчет господина Порошенко.

Второе – когда господин Порошенко шел к власти, он позиционировал себя как проевропейский политик. Я помню точно, как буквально за несколько дней до выборов, на одном из круглых столов, я лично задал ему вопрос: «Господин Порошенко, когда Вы придете к власти, Вы создадите систему институционального обеспечения исполнения Соглашения об Ассоциации и реализации политики европейской интеграции в целом?» Он ответил: «Однозначно будет центральный орган исполнительной власти со специальными полномочиями и т.д.» За три месяца при его власти, абсолютно ничего не сделано. Проведение фэйкового конкурса на должность замминистров по вопросам европейской интеграции в министерствах – это абсолютно разные вещи с созданием отдельного органа управления процессом, как делали это Польша, Румыния, Хорватия и все страны, которые присоединялись к Европейскому Союзу и декламировали свою цель присоединиться к Европейскому Союзу. В этом, я считаю, огромное упущение и очень надеюсь, что он в контакте с новым парламентом и новым правительством, сразу после его избрания, сможет выйти на это решение.

Третье – одновременно с подписанием 27 июня этого года Соглашения об Ассоциации между Европейским Союзом и Украиной, были подписаны еще два соглашения: между Европейским Союзом и Молдовой и Грузией. Молдова на третий день, а Грузия, по-моему, через пару недель, ратифицировали Соглашение, четко продемонстрировав политическую волю и свою сильную позицию, которая не допускала какой-то слабинки по отношению к России, несмотря на жесткое давление со стороны Кремля, который пытался сорвать ратификацию. Украина этого не сделала. недавно, 30-го августа в Брюсселе по итогам встречи Президента Украины с Президентом Европейского парламента было заявлено, что Верховная Рада Украины и Европейский Парламент в один день синхронно ратифицируют это Соглашение. И это должно произойти в середине сентября. Но зачем мы эту тему оставили для того, чтобы ею манипулировали в первую очередь Российская Федерация и евроскептики в Украине? Откуда у нас уверенность, что нынешний Парламент Украины сейчас ратифицирует Соглашение? А что произойдет, если не ратифицирует? Если перекрашенные регионалы и коммунисты, заблокируют трибуну? Я считаю, что с такими вещами играться нельзя. Это не по-государственному. Это Соглашение должно быть уже давно ратифицировано.

Хочу лишь выразить надежду, что это все таки произойдет, и в середине сентября мы будем иметь ратифицированное Соглашение.

Четвертое – Президент Порошенко, идя к власти, декларировал, что он обеспечит проведение системных реформ в государстве. Понятно, что по нынешней Конституции, экономическая политика – это прерогатива Кабинета Министров и Верховного Совета. Но Президент это обещал. Если он обещал, он должен был апеллировать к обществу, объяснять причины, по которым ему не дают реализовать его намерения. Но за эти три месяца мы не добились абсолютно никакого прогресса в проведении системных реформ в государстве. Ни административной реформы, ни налоговой реформы, ни реформы пенсионного обеспечения, ни медицинской. 

Единственное, что было сделано – принят Закон о высшем образовании, который действительно является проевропейским.

Думаю, что это огромное упущение и его критичность еще обусловливается тем, что:

а) Украине важно продемонстрировать международному сообществу свою способность реформировать все сферы своей жизни в соответствии с европейскими нормами и стандартами;

б) Украине нужно продемонстрировать России, как стране, а не как государству, и российскому народу, что Украина может создать такие условия жизни, которые на порядок выше, чем в России. В этом случае поддержка россиянами действий Владимира Путина, которая сейчас фиксируется на уровне 80%, моментально уменьшится. Тогда никакая пропаганда не сможет затмить те успехи, которые достигнуты Украиной и ни Путин и никто другой, не рискнет вводить войска в Украину;

в) не нужно забывать то, что Украина должна вернуть Крым. Но вернуть его исключительно военными методами мы сейчас не сможем. Более того, в Крыму до сих пор подавляющее большинство людей, которые там проживают, поддерживают Россию и выступают за то, чтобы Крым оставался в составе России. Для того чтобы ситуацию изменить, а уже наблюдаются некоторые тенденции к тому, поскольку там уже начались репрессии, перебои с продуктами питания и тому подобное, Украина должна продемонстрировать, что на материковой части уровень жизни и демократии на порядок выше. Поэтому проведение системных реформ – это главная задача для следующего Правительства и Верховного Совета, но и роль Президента, несмотря на то, какие полномочия сейчас есть у него по Конституции, остается ключевой.

Как мне кажется, Президент Порошенко не сумел проявить достаточной гибкости и в то же время настойчивости в формулировании предложения относительно дееспособного формата переговоров по востоку. Даже сейчас в Минске от имени Украины ведет переговоры человек, который официально ее не представляет, - бывший Президент Кучма, а со стороны ДНР и ЛНР – люди, которых мы называем террористами.

Несмотря на то, на что они могут выйти, эта договоренность фэйковая а приори.

Для достижения всеобъемлющего урегулирования нужен формат «Женева +», который бы включал участие в переговорах Украины – на уровне официальных лиц и на определенном этапе лично Президента Порошенко, Европейский Союз – официальные лица Европейского Союза, уполномоченные Европейским Советом, Соединенные Штаты – аналогично, ОБСЕ, ООН и Россия – как агрессор.

Пока мы не сможем перевести урегулирование ситуации в такой формат, мы не сможем добиться позитивного результата. Вспомним, например, хорватский опыт. На Балканах, в начале 90-х годов,  на протяжении трех-четырех лет прошло несколько кровопролитных войн. Довольно долгое время не удавалось выйти на какие-то соглашения. А Соединенные Штаты дистанцировались. И только в 1995-м году, когда известный матерый дипломпт Ричард Холбрук был назначен специальным представителем Президента США по вопросам Балканского урегулирования, начались всеобъемлющие переговоры. В результате была заключена целая система международных договоров, известных как Дейтонские соглашения, которые вмещали в себя вопросы, связанные с дальнейшим поддержанием мира, развитием взаимоотношений между странами региона, пост-конфликтным урегулированием и т.д.

По сути, нам нужно добиться не только прекращения огня, но и добиться военного пос-тконфликтного урегулирования, примирения общества, возобновления инфраструктуры и т.д. Т.е. целый комплекс вопросов, который должен решаться в дееспособных форматах переговоров, а не в фэйковых.

По моему мнению, то, что в свое время Президент Порошенко согласился на такого рода формат (на определенном этапе даже фигурировали такие одиозные личности как Медведчук и Шуфрич), он все-таки не на пользу нашей стране.

 

Unknown: - Каковы перспективы украинского государства? Возможны ли риски в случае блокирования избирания Верховной Рады прогрессивных сил, у которых была бы возможность в дальнейшем сдвинуть с мертвой точки направление эффективного развития Украины и вернуть народу Украины надежду быть равной среди цивилизованных и экономически развитых стран?

Вадим Трюхан: - Определенные риски есть. По рейтингам, которые сейчас публикуются, проходят Партия Порошенко, которую почему-то назвали «партия Блок Порошенко»,  беспрецедентный случай в мировой политике, когда партию называют блоком чьего-то имени.

Проходит Радикальная Партия Ляшко, персональный состав которой непонятен. И, возможно, проходит Партия Гриценко, у которого самый большой опыт работы на государственной службе, в том числе в парламенте. Но кто там будет в списке, сейчас пока еще до конца не понятно. А дальше – темный лес.

Либо пройдут какие-либо партии, образовавшиеся на осколках Партии регионов, либо пройдет партия «Батькивщина». Но в такой конфигурации в любом случае парламент превратится в гибрид ежа и удава.

Но есть и позитив.  Как мне кажется, впервые в истории Украины, существует неопределенность. Как правило, результат выборов был все-таки более либо менее прогнозируемым. Но сейчас, почти за два месяца до дня голосования, очень много чего может измениться. Неизвестно, как повернется ситуация на востоке. Если дальше будет эскалация и будет продолжаться война, захват все новых и новых территорий Украины, ясно, что рейтинг господина Порошенко упадет и соответственно его партия наберет минимум голосов. 

Если удастся заключить долгосрочное перемирие, тогда эта партия, наоборот, может набрать довольно большое количество голосов. Но в любом случае, кроме трех фаворитов, имеют шансы и другие партии. И тут появляется реальная возможность на то, что новые политические силы, которые были зарегистрированы после Революции Достоинство, либо за год-два до, и которые до нынешних выборов не имели опыта присутствия в Парламенте, но имели какой-то опыт в политической и общественной деятельности, в случае объединения, могут пройти в парламент мощными командами. Насколько мне известно, такие процессы сейчас идут полным ходом: Демократический Альянс объединяется с партией «Гражданская позиция»; «Самопомич», «Воля», РПР и партия «Сила людей», которую я, кстати, представляю договариваются о совместном походе на выборы и т.д.

Если удастся объединиться, даже пускай под одним брендом, ведь блоки сейчас нашим законодательством не допускаются, и провести грамотную пропагандистскую, а не популистскую, кампанию, то таких политических команд появятся огромные шансы на успех!

В противном случае, при наличии исключительно старых политических лиц, радикалов и, возможно, националистов, к сожалению, риски того, что Парламент окажется недееспособным, будет популистским, кардинально возрастут.

Опыт стран, которые пережили арабскую весну, и опыт многих других стран, показывает, что в таких ситуациях два пути: первый – это приход к власти военных и, кстати, армия в Украине набирает оборотов в популярности, появляются боеспособные командиры и кто знает, что может случиться через два-три месяца. Возможно, они поставят вопрос ребром и захватят власть в Украине. А второе – это такой вялотекущий процесс, по сути, потеря Украиной драгоценного времени, необходимого для того, чтобы уже сейчас проводить реформы, потому что идет война на Донбассе и т.д. В таком случае, парламент будет снова распущен.

Единственная проблема в том, что по нынешней Конституции, парламент должен проработать как минимум год после внеочередных выборов. Т.е. страна потеряет еще один год драгоценного времени. Поэтому мне бы очень хотелось надеяться на то, что эти риски так и остались рисками и чтобы в Парламент пришли не популисты, не перекрашенные регионалы и коммунисты, не представители власти, которые были уже у власти и ничего не показали своими действиями, и не радикалы. Стране нужно, чтобы в  парламент пришло максимальное количество качественно новых идеологических политических сил не вождистского плана, у которых есть программы развития страны, есть политическая воля все-таки строить европейскую демократическую Украину, в которой бы государство служило людям, а не наоборот, как это было до последнего времени.

А.П.: - Возможно ли в данной ситуации, чтобы Украина все-таки вступила в НАТО? Ведь Запад явно не хочет злить Россию, а пока в Украине не будет НАТОвских баз, она не сможет отбить гарантировано вторжение восточного соседа.

Вадим Трюхан: - Надо понимать, что вступление в ЕС и в НАТО не происходит автоматически. К примеру, господин Путин делал все для того, чтобы затянуть нас в Таможенный Союз.

При этом не предъявляется абсолютно никаких требований, не формулируется никаких критериев к потенциальным членам – только желание затянуть, чтобы использовать пространство, экономику, людские ресурсы и т.д. в своих целях.

Аналогичная ситуация с ОДКБ (Организация Договора Коллективной Безопасности). К счастью, мы смогли выстоять даже при Президенте Януковиче, мы не вступили ни в ОДКБ, ни в Таможенный Союз.

Вопрос ЕС и НАТО кардинальным образом отличаются. В Европейский Союз и в НАТО никто никогда никого не затягивает. Там всегда стоит очередь кандидатов, которые хотят присоединиться, в одном случае к европейской семье народов, во втором случае, - к более широкому пространству, которое называется евроатлантическим.

Европейский Союз – это Союз, который первоначально создавался как экономический. Но постепенно он стал политико-экономическим.

НАТО – это Организация Североатлантического Договора, которая создавалась как оборонительный союз. Постепенно он тоже трансформировался и стал военно-политическим союзом. Задачи у них разные.

Европейский Союз не отвечает за оборону, боеспособность и безопасность. А НАТО не отвечает за экономику. Для того, чтобы вступить и туда и туда, нужно соответствовать критериям, которые в обеих организациях четко выписаны. Они практически идентичны. Нужно быть, во-первых, демократическим государством, в котором соблюдаются европейские стандарты относительно свободы СМИ, верховенства права, прав человека и т.д.

Второе – нужно быть готовым, в случае вступления, на равных конкурировать с теми государствами, которыми они есть.

В случае с Европейским Союзом речь идет об экономике, в случае с НАТО речь идет о том, чтобы как раз была совместимость вооруженных сил и системы безопасности.

И третье – это определенные экономические критерии, макроэкономические показатели, бюджетная политика, уровень инфляции и тому подобное. Как это ни странно, но в рамках Годовых национальных программ, которые мы ежегодно исполняем, согласовав их с НАТО, экономические разделы наиболее емкие. Как раз недавно Кабинет Министров очередная такая программа на 2014-й год была поддержана. Думаю, что Президент на днях подпишет соответствующий Указ, который окончательно ее утвердит.

Когда страна исполняет критерии, которые ей предъявляются, у нее появляется право вступить в ЕС и в НАТО. Но право не значит, что это обязанность ЕС либо НАТО принять. Тут уже вступает в силу политика.

Каждый раз, когда принимается решение о приеме того или иного государства в члены ЕС либо НАТО, принимается политическое решение. И вот по состоянию на сейчас, мы имеем ситуацию, когда Украина не соответствует критериям ни ЕС, ни НАТО, которые предъявляются для стран-кандидатов.

Более того, наша страна не определена официальным кандидатом на вступление в ЕС и не получила Плана действий относительно членства, - документа, который готовит претендентов к вступлению в НАТО. А мы вовсю рассуждаем о том, нужно вступать или не нужно.

Этот вопрос вообще на повестке дня не должен стоять. По отношению к ЕС – мы должны сейчас ратифицировать Соглашение об Ассоциации, создать систему органов, которая будет ответственна за его исполнение, исполнить его и попытаться, возможно, через пять лет получить статус официального кандидата на вступление. 

 

После этого начать переговоры об условиях вступления в ЕС, параллельно подгоняя свою экономику к тем критериям, которые определят. Только тогда можно будет говорить о вступлении или не вступлении.

Аналогично с НАТО. Нам сейчас нужно принять Закон об отказе от статуса внеблокового государства, перевести формат отношений в статус плана действия относительно членства, и двигаться далее. Параллельно нужно проводить широкомасштабную разъяснительную кампанию. Только после этого можно будет вести речь о проведении референдума и, в зависимости от его результатов, уже вести речь непосредственно о вступлении.

Некоторые политические силы,, партия «Батькивщина» в том числе, муссируют тему о проведении референдума о вступлении в НАТО уже сейчас, во время выборов в парламент. Как минимум, это не профессионально. Тем более, что рейтинг этой партии не стойкий, на уровне проходного барьера. Таким образом ламается логика действий, которые предпринимают любые страны кандидаты. Абсолютно никаких предпосылок для того, чтобы проводить сейчас референдум о вступлении в НАТО, нет. Он преждевременен.

Вместе с тем, хотел бы подчеркнуть, что у Украины, при проведении надлежащей системной подготовительной работы, есть огромнейшие шансы стать членом и Европейского Союза и НАТО в среднесрочной перспективе. А среднесрочная перспектива – это 10-20 лет.