27 октября в редакции интернет-издания Новости Украины – From-UA был известный украинский политолог Кость Бондаренко. Наш гость проанализировал результаты внеочередных выборов в Верховную Раду,  а также поделился прогнозами, чего ждать от нового парламента и какова его судьба в дальнейшем.

Денис: - Порошенко вчера заявил, что он очень доволен тем, что в Раде уже, по сути, сформирована коалиция. Так ли это на самом деле?

Кость Бондаренко: -  Будет достаточно сложно сформировать действующую  и деятельную коалицию. Я думаю, что для начала Порошенко попытается создать коалицию из числа постмайданных партий. Например, Блок Петра Порошенко объединится с «Народным Фронтом», с «Батькивщиной», с «Самопомощью» и т.д. и продемонстрирует то, что у него есть 300-320 голосов. Будет ли эта коалиция работоспособной? Возникают сомнения.

Уже сегодня некоторые представители «Народного Фронта», в частности Александр Турчинов, начали критиковать программу Порошенко. Турчинов говорит о том, что надо де-факто объявлять войну России и отвоевывать Крым. Это абсолютно не входит в планы Порошенко. И я думаю, что на этом фоне партия мира и партия войны не смогут создать стабильную коалицию. Плюс ко всему кадровые вопросы. Яценюк будет настаивать на том, чтобы остаться в украинской политике и в украинской власти. Скорее всего, они не смогут создать стабильную коалицию, которая сможет работать длительное время.

Понятно, что «Народный Фронт» за вхождение в коалицию потребует некие кадровые преференции. В частности, Яценюк будет настаивать на том, чтобы остаться премьером, Турчинов - на том, чтобы остаться спикером. Вопрос – зачем было проводить выборы и что Порошенко может выиграть от этих выборов, кроме имиджевых потерь?

Второй момент – это то, что при дележе портфелей могут оказаться обиженными многие другие фракции, в частности «Самопомощь». Она сейчас вообще претендует на то, чтобы разыгрывать золотую акцию в парламенте, но если будет широкая коалиция, соответственно, нивелирует свое значение и «Самопомощь».

Я думаю, что нас ждет длительная коалициада: сначала объявят формирование одной коалиции, потом всплывут противоречия, которые приведут к тому, что коалиция рассыплется, начнется создание новой коалиции. Амбиции Арсения Петровича и Александра Валентиновича достаточно известны, и они могут подтолкнуть их к попытке создать коалицию без президента Порошенко. Нынешний формат Конституции позволяет привлекать внефракционных депутатов и делать им предложения, от которых они не смогут отказаться, и эти предложения, например, премьер может делать более эффективно, чем президент, сегодня у него такое количество полномочий.

Я думаю, что нас ждет серьезная драматургия вокруг парламента, создания коалиции большинства, выдвижения премьера, возможно, нас ждет череда «быстрых» премьеров, как это было в Японии, Италии и т.д. Мы наблюдали, когда премьеры приходили на несколько дней, на месяц, на полгода, уходили, и при этом провоцировался очередной парламентский или же правительственный кризис. Посмотрим.

Александр: - Добрый день! Следует ли ожидать от нового состава Рады процессов "тушкования" и "премьериады"?

Кость Бондаренко: - Вполне возможно. Но кто будет тушками? Вопрос будет в первую очередь не к фракциям, которые уже сформировались, и не к списочникам, а к мажоритарщикам.

Мажоритарщики проходят под одними лозунгами от одних политических сил, вполне возможно, что в парламенте они будут позиционироваться совершенно по-другому и искать новую пристань.

Юлия: - Кость Петрович, сколько продержится эта Рада? И от чего это будет зависеть?

Кость Бондаренко: - Давайте не будем загадывать. Идеально, чтобы она продержалась пять лет. Но противоречий так много, что я не удивлюсь, если это будет очередная быстротечная Рада.

Конституция не разрешает распускать Верховную Раду менее чем за год. А что касается ситуации в стране, то не всегда наш народ и политики руководствуются Конституцией. Давайте не будем загадывать. Есть несколько факторов, которые могут влиять на роспуск Рады – это конституционно предусмотренные моменты, которые позволят президенту распустить Раду в установленном порядке. Т.е. если на протяжении 30 дней не создана коалиция, если на протяжении 60 дней не внесена кандидатура премьер-министра и если на протяжении 30 дней Верховная Рада не работает – три эти момента.

Формально президент может распустить Верховную Раду – есть неконституционная норма, которая проистекает из логики политического процесса, и президент может распустить Верховную Раду, если она не проголосовала за Конституцию Украины. Но народ Конституцию поддержал на референдуме, таким образом, референдум по Конституции автоматически обозначает вотум недоверия парламенту.

И третий момент – это самороспуск Рады. Заявление о самороспуске тоже может фактически привести к роспуску Рады и досрочным выборам. Я говорю о юридических моментах. Хотя сейчас очень многие говорят о том, что обострение социальных противоречий и углубление социальной ситуации в стране может привести к моменту, когда просто наступит паралич всех органов власти, в т.ч. парламента, и попросту парламент будет ликвидирован как институт власти в нынешнем виде восставшим народом.

Алексей: - Как Вы объясните такой высокий рейтинг партии Садового и такой низкий рейтинг Ляшко, учитывая его предвыборный пиар в АТО?

Кость Бондаренко: - Садовой - ответ на то, что нынешняя власть, придя к высоким креслам власти, очевидно, не справилась со своими задачами. Люди, которые готовы голосовать за Садового и «Самопомощь», голосуют как бы за постмайданную партию, которая не замазана во власти и которая не брала на себя какие-то обязательства. Это надежда на приход новых людей.

«Самопомощь» базируется на трех китах: первый – самоуправление. Садовой как раз и олицетворяет это более или менее успешное самоуправление. Львов смог создать некий имидж, шарм успешного европейского города. Часть людей считают, что он этот опыт может внедрять во всей Украине. Как ни странно, высокий рейтинг у Садового и «Самопомощи» – почти 27% в Киеве. Т.е. киевляне где-то в чем-то завидуют львовскому самоуправлению.

Второй кит – вопрос защиты в условиях необъявленной войны. Это направление ассоциируется в первую очередь с Семеном Семенченко, наиболее известным из командиров батальонов, который присутствует в списке «Самопомощи».

Третий - люстрация, присутствие в списке Егора Соболева. Народ не понимает до конца, что значит люстрация и какие она несет с собой беды и риски, но при этом слово красивое, соответственно, цели благородные, которые декларируются. И многие голосуют за этот проект как за некую группу бескомпромиссных борцов, которые могут прийти и навести порядок.

Серьезный переток голосов в сторону «Самопомощи» мы видим из лагеря "Свободы". Многие из тех, кто голосовал за «Свободу» в 2012-м году, сейчас голосуют за "Самопомощь".

Что касается Ляшко, он предложил интересный полностью популистский проект, но при этом проект, имея привлекательную форму, был абсолютно пустым, по сути – он не смог предложить никакой начинки в этом проекте, и он фактически «сдулся». Если бы выборы состоялись две недели назад, этот проект мог бы иметь достаточно серьезные претензии, но его немного передержали. Если шарик долго надувать, наступает время, когда он лопается. Вот приблизительно по этому принципу надували и Ляшко.

Тарас: - Почему, как Вы думаете, в Раду не прошли Тигипко и Гриценко?

Кость Бондаренко: - По той же причине, что и Ляшко. Ни у Тигипко, ни у Гриценко не было внутреннего содержательного элемента. Была внешняя оболочка, красивые фразы, позы и т.д.

Что касается Тигипко, есть несколько моментов. Когда-то Сергей Рахманинов в одной из статей сказал, что одним из принципов украинской оппозиционности есть то, что можно находиться в оппозиции и одновременно претендовать на власть. У него было несколько законов оппозиции, несколько законов власти, еще в 2000-м году он выдвинул это, и Тигипко этому как раз самый яркий пример. Он выступает как оппозиционер, при этом на каждом шагу говорил, что не против того, чтобы, придя в парламент, работать вместе с властью. Это полуоппозиционность.

Вспомнилось, как в 1997-м году Леонид Кучма охарактеризовал лидера Народного Руха Украины Вячеслава Черновола. Он сказал, что Вячеслав Черновол ему напоминает женщину, которая хочет и детей иметь, и девственность сохранить. Приблизительно то же я могу сказать и о Тигипко. Плюс ко всему, его связи с Коломойским достаточно понятны и прозрачны. Я считаю, что они сыграли злую шутку против Тигипко.

Те же одесситы могут простить все, и в Одессе у Тигипко был первоначально очень высокий рейтинг. Только за счет Одессы он мог пройти в Верховную Раду. Но после событий 2 мая и после того, как Тигипко привязали к Коломойскому, после логической цепочки Тигипко – Коломойский - 2 мая - Одесса, он фактически потерял Одессу. К тому же Тигипко не дал убедительные месседжи, которые заставили бы голосовать за него.

Что касается Гриценко, он работал на эпатаже, критиковал власть, обещал быть эффективным, но при этом от слов к делу не перешел. Он не продемонстрировал, в чем будет состоять эффективность, не дал какие-то программы, программные месседжи. Последняя его неделя была слишком невыразительна. У него большое количество умных людей, которые были внутри его политического проекта. Например, тот же Тарас Стецькив, только один он мог бы дать фору всем остальным людям в этой "Гражданской позиции" и мог бы стать украшением любого партийного списка. Но для этого надо к Тарасу Стецькиву время от времени прислушиваться, к его мудрым мыслям и к его опыту. В данной ситуации Анатолий Степанович, которого я искренне уважаю, очевидно, на некотором этапе попросту переоценил значение собственной фигуры и недооценил движение, которое ассоциируется с его фигурой, которое необходимо еще наполнить каким-то смыслом.

Александр: - Как Вы прокомментируете то, что в Раде впервые за 23 года не будет коммунистов? Хорошо это или плохо? Это была естественная неприязнь народа или все-таки повлиял недавний запрет фракции КПУ?

Кость Бондаренко: - На самом деле в первую очередь сыграла против коммунистов серия расколов и скандалов, которые преследовали коммунистов на протяжении последнего года. Сначала был конфликт между Симоненко и Грачом, потом скандал, связанный  с отходом молодых коммунистов: Голуба, Калетника от Симоненко.

Фактически Симоненко остался один в Коммунистической партии с группой людей, которых вряд ли можно назвать технологичными людьми, людьми, которые понимают пульс времени и ощущают пульс эпохи. На одной идеологии вряд ли можно выигрывать выборы.

На протяжении последних пяти лет Коммунистическая партия постоянно омолаживалась, привлекала новые молодые кадры, особенно на востоке Украины. Сейчас у коммунистов не было востока, они потеряли электорат Крыма, Донецка и Луганска - тех территорий, которые давали постоянный электорат коммунистам. Они были неубедительны своей кампанией, а также сработал тот фактор, что от коммунистов слегка устали. Тот же Оппозиционный Блок оказался более убедительным и более соответствующим духу времени, чем коммунисты.

Андрей, Тернополь: - Кость Петрович, вы один из немногих, кто прогнозировал прохождение Оппозиционного Блока. Откуда была такая уверенность?

Кость Бондаренко: - Я просто доверял тем социологам, которым доверяю фактически из года в год, а не социологам-однодневкам и социологическим фирмам-однодневкам или же заангажированным социологическим фирмам, задача которых была доказать, что у Оппозиционного Блока нет никаких шансов.

Реальная социология показывала с разбивкой по регионам с точностью фактически до 1-1,5%, как потом показали данные экзит-полла . Нынешний подсчет голосов - прохождение Оппозиционного Блока в Раду. Буквально на прошлой неделе мы с некоторыми политиками из Оппозиционного Блока смотрели большую развернутую картину в Excel, где, в каком округе какие шансы, и, соответственно, видели как раз эти шансы для победы, где какие могут быть результаты на основе именно социологических данных. Поэтому я смело мог говорить и утверждать, что Оппозиционный Блок пройдет.

Главное для Оппозиционного Блока не потерять голоса при подсчете, потому что мы знаем, как считают у нас голоса традиционно, и с переменой режима «умение считать» у  нас никуда не испаряется.

Андрей: - Какую нишу сможет занять Оппозиционный Блок, на что сможет влиять?

Кость Бондаренко: - Вообще есть два момента. Первый момент – в условиях, когда будет 6-7 партий, всегда можно выстраивать разные комбинации для игры. Какие комитеты будет контролировать Оппозиционный Блок? Если Оппозиционный Блок будет действительно оппозицией в Верховной Раде, он может претендовать на целый ряд комитетов, которые необходимо по регламенту отдать оппозиции – главный вопрос.

Второй вопрос – то, что в некоторых условиях можно сыграть и "золотую акцию", потому что парламент будет достаточно небезоблачным и неоднозначным. Так что будут разные комбинации.

Я не удивлюсь, если на некотором этапе оппозиции даже предложат  войти в состав большинства. Не сейчас, а через полгода-год есть возможность войти в состав большинства и сыграть иную комбинацию - предложат одно-два министерских кресла. И такое бывает.

В 1936-м году во Франции в парламенте была создана коалиция, так называемая широкая коалиция, коалиция народного доверия, которую называли от крайне правой до крайне левой. Девять месяцев проработала эта коалиция, спасла Францию от фашистской розы, от угрозы фашистского переворота, и ушла в небытие. Почему бы не предположить, что у нас вдруг на некотором этапе возникнет некая коалиция от Луценко до Бойко? Давайте будем исходить из того, что рано или поздно майданная истерия выветрится и мы приступим все-таки к нормальной стабильной жизни.

Олег: - Как вы оцениваете прохождение Дмитрия Яроша в Днепропетровской области?

Кость Бондаренко: - Игорь Валерьевич Коломойский бросил все ресурсы на то, чтобы подконтрольные ему силы получили представительство в Раде. Если не смогла получить такая партия представительства, как "Правый сектор" (а ей этого никто не прогнозировал), то ему было важно, чтобы прошли люди, которые ассоциируются с "Правым сектором", в частности и Дмитрий Ярош. Он добавит некоего колорита в работу Верховной Рады, посмотрим, к кому он примкнет в Раде.

Екатерина, Киев: - Кость Петрович, чем и как можно объяснить относительно невысокую явку избирателей? Не получится ли так, что те, кто проголосовали, вынуждены теперь "отдуваться" за свой выбор перед пассивными гражданами?

Кость Бондаренко: - Нет, это не так, более того, явка не во всех странах означает активность-пассивность граждан. Напомню, что в 2009-2010-х годах во время выборов в Европарламент явка была на уровне 24-25% - это средняя явка в Евросоюзе, менее 40% в этом году. Это абсолютно нормальное явление для европейских стран, но что касается нашей страны – у нас еще очень жива мифология, которая предвидит то, что выборы являются гражданским долгом каждого. Это постсоветский рудимент (пережиток какого-либо исчезнувшего явления. - Ред.) после Советского Союза, где действительно выборы были гражданским долгом, и более того, неголосование и неучастие в выборах было уголовно наказуемым. Соответственно, сейчас большинство не могут осознать, что выборы – это не обязанность, а право граждан. В этом кардинальное отличие Украины от Советского Союза.

Что касается второго момента, в условиях войны и нестабильности неявка на избирательные участки – это демонстрация гражданами Украины своего отношения к власти, т.е. недоверие к власти, к такому институту, как парламент. Мы думаем, что наш голос фактически ничего не значит, все равно они посчитают так, как посчитают нужным, управляют, как они считают нужным. Для Одессы и для Харькова, где явка вообще была катастрофически низкой, это тревожный сигнал.

Это значит, что значительная часть, более 70% населения не ассоциирует себя со структурами власти в стране. Это повод для того, чтобы задуматься, не зарождается ли в этих регионах новый сепаратизм, который сможет быть более организованным и ощутимым и который может заявить о себе уже весной. Когда заявляют некоторые наши руководители о том, что Одесса или Харьков - это украинские города, явка на избирательные участки – это ответ украинским политикам относительно того, насколько чувствуют себя украинскими эти территории.

Игорь: - Может ли мировое сообщество признать выборы в Украине нелегитимными, учитывая, что очень многие не голосовали и не по своей воле?

Кость Бондаренко: - Нет, дело в том, что Россия уже объявила о том, что она считает выборы состоявшимися в Украине. Крупных нарушений со стороны международных структур, которые наблюдают за выборами, пока не обнаружено. Даже если будет заявление от ОБСЕ о том, что были массовые нарушения, это не повод для того, чтобы признать эти выборы недействительными.

Еще один момент – зафиксирован целый ряд нарушений на востоке Украины, особенно в Днепропетровской области, где один из известных всей стране губернаторов пытался в ручном режиме управлять избирательным процессом (знаем из пленок, опубликованных накануне выборов). Так что это еще не повод для того, чтобы считать выборы несостоявшимися. Даже если бы меньшее количество граждан пришло на избирательные участки, у нас тоже нет обязательного порога 50% + 1% - должны присоединить голос и должны принимать участие в выборах.

Единственное, что если бы выборы не состоялись более чем в 1/3 округов, то эти выборы были бы признаны недействительными только на этом основании.

Марина, Киев: - Учитывая то, новый парламент будет достаточно проевропейским, как вы оцениваете стремление Петра Порошенко к 2020-му году получить для Украины статус кандидата на вхождение в Евросоюз? По силам ли это будет новой команде?

Кость Бондаренко: - Получить статус кандидата теоретически можно, если постараться. Другое дело, что Украина должна подойти к определенному сроку, должна продемонстрировать прорыв в экономике, в социальной сфере, внедрить ряд европейских стандартов, показать свою готовность к тому, чтобы приблизиться к Евросоюзу.

Дело в том, что было восемь государств, сейчас семь государств, которые претендуют на вступление в Евросоюз (Исландия добровольно отказалась вступать в Евросоюз, как известно, в прошлом году). Одно из этих государств, Турция например, ждет свою очередь с 1962-го года, т.е. 52 года она ждет своей очереди, когда ее примут в Евросоюз. Ее не принимают.

Такие государства, как Сербия, Македония, которые подали свои заявки на членство в Евросоюз, но они постоянно наталкиваются на то, что, например, Германия настаивает на том, что Евросоюз достиг своих границ расширения и вряд ли стоит расширяться в дальнейшем.

Получить статус кандидата – возможно, это некий утешительный приз за все те страдания, которые мы получили после 2012-го года. Что касается реалий, я больше скептик, вступим мы в Евросоюз или нет.

Известный европейский анекдот, который часто любят повторять в Брюсселе, это: "Когда Украина станет членом Евросоюза?" - "Сразу после Турции". - "А когда станет Турция?" - "Никогда".

Грустный крымчанин: - Почему неприязнь к России в Украине постоянно усиливалась с 1991 по 2004 год без малейшего повода и даже в ответ на добро, которое делали украинцам?

Кость Бондаренко: - Проект Украина предвидел, что он должен создаваться на неком антагонизме по отношению к России. Наши истории и культуры настолько тесно были переплетены, что  надо было доказать России, что мы – не Россия.

Кульминация – 2003 год книга Леонида Кучмы «Украина – не Россия». Соответственно, весь проект Украина выстраивался на том, что мы не являемся частью России, мы не являемся Россией, мы нечто другое, мы – другая страна. В данной ситуации, чем больше мы на этом акцентировали внимание, тем больше очевидно создавались предпосылки для некоего столкновения культур, цивилизаций или некоего противопоставления друг другу, неких моментов, как раз связанных с подготовкой сначала холодной, а потом горячей войны.

В России та же ситуация: вся идеологическая машина была направлена на то, чтобы доказать, что Украина - это часть России, что ересь украинства, Малороссия – нечто, что придумали австрийцы для того, чтобы расчленить Россию. На этом выстраивалась вся идеологическая система «Русского мира», России – что нет никакой Украины. В результате это создало идеологические предпосылки для холодной войны.

Для того, чтобы появилась война горячая, необходимо было несколько других составляющих – это газ, который нас постоянно делил: мы не хотели платить по ценам, которые диктовала Россия, а Россия не хотела отказаться от легкой наживы за счет Украины. Это все транзитные потоки, которые шли через территорию Украины: газ, нефть, оружие, наркотики, живой товар - все то, что шло из России через Украину в Европу. Это все тоже было фактором, который нас заставлял часто спорить. Территориальные претензии – историческая память как часть идеологии, ну и, очевидно, деньги. У России деньги всегда были, она - сырьевое государство. Украине этих денег всегда катастрофически не хватало. Это тоже нас заставляло противостоять друг с другом.

Ashabad: - Я – крымчанин. И думаю, вы должны знать, что новообращённые – наиболее ярые фанатики какой-то веры, идеологии, убеждений. В связи с этим мои вопросы:         1. Скажите, пожалуйста, вы верите, что крымчане хотят вернуться в Украину?

2. Допустим, гипотетически, что Крым вернулся как-то в состав Украины. Объясните, пожалуйста, зачем Украине Крым, где 80% населения раньше просто не любили Украину, сейчас радуются, что они вне Украины, а в описываемом случае возненавидят Украину?

3. Если украинская власть считает, что Крым - это Украина, то как выдумаете, постоянные угрозы создать максимум проблем крымчанам (свет, вода и т.д.) добавляют популярности Украине?

Я объясню свою позицию. Я полностью пророссийский элемент. Но в отличие от фанатиков с обеих сторон, я пытаюсь критически подходить к рассмотрению проблемы. Не знаю, как это получается, но пытаюсь. Поэтому, даже если администрация сайта побоится опубликовывать мои вопросы, у меня просьба: передайте мои вопросы Бондаренко. Он достаточно адекватный политолог, хоть я и не разделяю его точку зрения. И у меня нет зла к украинцам. Просто, может быть, мои вопросы, достаточно риторические, помогут украинцам вообще и Бондаренко в частности выработать оптимальную позицию по Крыму.

Кость Бондаренко: - 1. Я верю социологии, которая показывает, что в большинстве своем нет. Но это не значит, что рано или поздно, через год и так далее, ситуация резко не поменяется. Пока еще жива мифология марта 2014 года, что нам станет лучше жить в России, но может и наступить ситуация, которая наступила в Украине после референдума 1991 года.

Вы помните, что референдум 1991 года показал, что 96% украинцев хотят жить в независимом государстве, а в 1995 году тогда проводились опросы жителей, которые поддерживали независимость, было только 46%. Вполне возможно, что эти же тенденции будут наблюдаться и в Крыму. Потом уже выравнялась ситуация, и количество жить в независимой Украине начало расти, но был некий момент, точка, когда меньшинство ценили свою независимость и были даже готовы вернуться в Советский Союз. Думаю, что и с Крымом может быть та же ситуация. Давайте подождем, не будем торпедировать время и действия.

2,3. Массовые угрозы, а также перекрытие канала, который поставляет воду в Крым, – это глупость и подлость со стороны отдельных украинских политиков. Я считаю, что крымчан надо не наказывать, а всячески необходимо продемонстрировать свою эффективность и свою любовь, если мы хотим, чтобы когда-то Крым вернулся к нам.

Многие живут представлениями 1918 года, когда Крым пытался провозгласить свою независимость во времена гетмана Скоропадского. Крыму перекрыли доступ воды и хлеба на полуостров, и он, что называется, добровольно-принудительно сдался. Но тогда была совершенно другая ситуация, и крымский поход балбачан – это было нечто другое, чем нынешняя авантюра некоторых украинских военных и политиков, призывающих начинать войну за возвращение Крыма.

Что касается жителей Крыма и жителей Украины, мы сосуществовали как два организма на протяжении очень длительного времени. После Владимира Щербицкого ни один украинский лидер не уделял должного внимания Крыму, я скажу это откровенно.

Более или менее Леонид Кучма уделял внимание. Для Виктора Ющенко  это была непонятная территория, там у него была дача, можно было отдыхать, но Крым как-то не вписывался в его картину, в его понимание концепции Украины. Было нечто другое, это не то, что он себе представлял.

Для Виктора Януковича это была некая территория, к которой можно было относиться грабительски. И то, что произошло в Крыму в марте этого года, не в последнюю очередь – реакция на деятельность макеевской группы в Крыму. Эта группа настолько вызвала отторжение у крымчан, как некое инородное тело, что они взбунтовались. Не найдя понимания в Крыму, в Киеве они обратились к России, которая, конечно же, распростерла свои объятия. Это важный момент.

Стоит учесть, что жители Крыма – это носители особого менталитета, особенно это касается побережья Крыма, как раз курортной зоны. Люди, которые живут в этой курортной зоне, являются носителями инертного сознания. Главный их заработок за счет туристов, которые приезжают. В Крыму достаточно короткое лето по сравнению со средиземноморскими, африканскими и азиатскими пляжами,  и, соответственно, они зарабатывают, как могут.

Соответственно, этот заработок заставляет их конкурировать с государством, которое приходит и пытается засунуть руку в карман, забрать часть их заработка, который они считают своим кровным. Вступают в конкуренцию, потому что власть пытается регулировать те или иные процессы, запрещает селиться в частном секторе и т.д. Соответственно, это инертное сознание заставляло крымчан идти на подсознательный конфликт с властью. Что им дает украинская власть? Только у них забирает и грабит. Такая создавалась мифология.

Сейчас пришла российская власть. Пока что у многих эйфория: пришли, дали пенсии побольше, но в России законы более строгие, которые регламентируют эти отношения: запрет селиться в частном секторе, практически невозможно вести учетную бухгалтерию, вывод всех средств из "тени" и т.д. Через год-второй украинская власть покажется благодетелем на фоне того, что сейчас предлагают россияне, как раз для людей с инертным сознанием. Т.е. любая власть, которая будет приходить в Крым - украинская, российская, турецкая, собственная, будет людьми восприниматься как объективный и естественный враг.

Ольга Ивановна: - Практически все политические силы, которые баллотировались в ВР, обещали вернуть Украине Крым. Получится ли у нового парламента это сделать и сможет ли он, в конце концов, закончить эту необъявленную войну на востоке?

Кость Бондаренко: - Дело в том, что несколько раз выдвигались разные проекты, что делать с Крымом. Я знаю, что неформально они согласовывались на разных уровнях в Украине, России и т.д.

Крым сегодня является яблоком раздора между Украиной и Российской Федерацией. Но есть целый ряд примеров в мировой практике, например Соглашение Страстной Пятницы между Великобританией и Северной Ирландией, Соглашение по Гибралтару, Соглашение по Палестине, которые показывают, как те или иные территории могут быть территориями двойного подчинения, когда та или иная территория может стать объектом, который является сферой интересов двух государств, которые объединяют, а не разъединяют.

Я знаю, что еще в марте-апреле некоторые политики предлагали такие концепции, но как в России, так и в Украине есть своя партия войны. У нас есть те, кто любит махать шашкой наголо и кричать "вперед, на танки!", в России есть поговорка, что в Кремле 22 башни - и каждая думает по-своему. Я думаю, что рано или поздно разум восторжествует, и Крым для начала станет полуостровом, который будет нас объединять, а не разъединять.

Что касается войны на востоке, я считаю, что все-таки лучше плохой мир, чем хорошая война. Это намного лучше, и я думаю, что эта тенденция будет доминировать в Украине. Народ должен протрезветь и понять, что кровопролитие ради кровопролития и ради амбиций отдельных политиков – это нонсенс.

Новости Украины – From-UA: - Народ – это одно, а  смогут ли политики договориться, разрешить это?

Кость Бондаренко: - Для начала надо не допустить Турчинова к креслу спикера. В нем я вижу сегодня одну из самых больших угроз для дальнейшей стабильности Украины. Он уже и так наломал столько дров за время, когда возглавлял парламент, когда он был фактически Главой государства, и мы еще будем очень долго расхлебывать его эксперименты.

Владимир: - Кого вы видите в кресле спикера?

Кость Бондаренко: - Это должны видеть депутаты. Как говорил герой комедии Гайдая: «Огласите весь список!». Я думаю, что все равно будет решать парламентское большинство, кто будет спикером. Его выдвигать будет та политическая сила, которая наберет наибольшее количество голосов, либо же, как вариант, это будет размен между двумя равноценными политическими силами. Т.е. одна политическая сила получит премьера, вторая получит спикера.

Ирина: - Кость Петрович, поделитесь прогнозами, за что в первую очередь возьмется новый парламент и какие вопросы будут решаться в первые полгода?

Кость Бондаренко: - Главный вопрос, который сейчас будет стоять перед парламентом, после того, как он будет сформирован, это вопрос бюджета на следующий год. Мы не можем себе позволить вступить в следующий год без бюджета – это первый момент.

Второй момент – очевидно, что необходимо начать работу над новой Конституцией, потому что ныне действующая Конституция является источником очень многих противоречий, которые мы наблюдали во времена Ющенко. И она, будем говорить откровенно, не работоспособная. Конституция, которая порождает огромное количество противоречий в обществе и в политике. Это два главных момента.

Третий момент – необходимость выработки некоего базисного документа, который бы регламентировал отношения между центром – Киевом и теми или иными регионами, в т.ч. между Киевом и Донецком, Киевом и Луганском.