17 ноября в редакции интернет-издания Новости Украины – From-UA был известный украинский экономист, президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило. С нашим гостем мы говорили о причинах падения курса гривны, о возможности стабилизации украинской валюты в ближайшем будущем, а также о том, как быть сегодня вкладчикам и где выгодно хранить сбережения.

Кира: - Добрый день, Ярослав Анатольевич! Какое количество людей в Западной Украине останется, если отменят визы с Европой? И как это может отразиться на экономике Украины?

Ярослав Жалило: - Здравствуйте. Рад возможности при помощи современных технологий ответить на вопросы украинцев. Сегодня экономистам как никогда важно рассказывать о том, что реально происходит в экономике Украины, чтобы избежать разнообразных кривотолков и домыслов.

Вопрос, заданный Кирой, не совсем ко мне и, если честно, немного провокационный. В Западной Украине останутся люди, которые там живут, работают или не работают. Я не думаю, что отмена виз приведет к чистому оттоку населения из Западной Украины в страны Европейского Союза.

Прежде всего, там нужно иметь источник существования. Там можно зарабатывать какое-то время, но вряд ли можно будет многим жить постоянно.

Увеличатся ли объемы трудовой миграции? В некотором смысле, конечно, увеличатся, потому что проблема трудоустройства на украинской территории сохраняется,  а Европейский Союз, в принципе, нуждается в свежей рабочей силе, хотя мы знаем, что рынки тоже ограничены, особенно по лозунгам стран Центральной и Восточной Европы, там тоже наблюдается избыток рабочей силы.

Как скажется отмена визового режима? Активизируются поездки, приграничная торговля и сотрудничество, увеличатся объемы трудовой миграции. Но считать, что это будут какие-то колоссальные объемы, я бы не стал, потому что уже сегодня житель Западной Украины находит возможность работать в Европе и при нынешнем визовом режиме, потому что он для этих территорий довольно либерален.

Олег: - Доброе время суток. Подскажите, возможно ли положить депозит в долларах США и стоит ли это делать в пределах суммы гарантированного возврата, если живешь в Крыму? Если возможно, то какие банки могут быть: государственные или те, которые прошли стресс-тест НБУ?

Ярослав Жалило: - В последнее время у нас в банках есть некие нормативные документы, которые якобы ущемляют права тех, кто живет в Крыму, фактически их отнесли к нерезидентам.

У нас есть закон, по которому Крым считается специальной экономической зоной. Соответственно, те, кто там проживает, выведены за пределы украинского налогового и прочего пространства. Поэтому я не уверен, что человек с крымской пропиской сегодня может положить вклад.

В принципе, я считаю, что однозначно имеет смысл хранить деньги не в кубышке, под подушкой и в стеклянной банке, а нести в нормальный банк, который находится на верхушке рейтинга.

Взять 10 лучших банков – этого вполне достаточно, и не просто сохранить эти деньги от различных криминальных угроз, но еще получить определенный процент. Я агитирую за то, чтобы люди не теряли доверия к банкам, которые находятся в списке лучших. Нас ожидает слияние, поглощение, ликвидация банков, которых у нас слишком много при нашей экономике.

Игорь, Харьков: - Есть ли гарантии, что курс валют стабилизируется до нового года? Что для этого нужно делать и готовы ли к этому в Нацбанке? Если готовы, то почему до сих пор этого не сделали?

Ярослав Жалило: - Гарантий нет, потому что на сегодняшний день динамика курса гривны, к сожалению, связана с огромным количеством внеэкономических факторов, которые находятся вообще за пределами влияния Украины, украинской власти, не говоря уже о Нацбанке в частности.

Я считаю, что сегодня регулярные валютные паники падения курса гривны напрямую связаны с политическими и военными рисками. Два ключевых риска: первый риск связан с военными действиями на востоке Украины. И этот риск, пожалуй, самый главный, потому что люди реально понимают, что идет война, и перспективы этой войны не определены.

Если, не дай Бог, будет развитие военных событий и продвижение российских войск вглубь территории Украины, то никакой гарантии по курсу никто не даст, и никто не берется прогнозировать перспективу украинской экономики. Это можно сделать, построив обыкновенный график в Excel, взяв ежедневную динамику валютных курсов, обычно он есть на сайте Национального банка. Если построить этот график, он будет очень интересен, потому что очень четко отразит всплески курса, которые возникают в привязке к основным рискам, которые были на территории Украины в последнее время. Ноябрь прошлого года, начало событий на майдане, трагические события 19-21 февраля, начало военных столкновений в апреле на востоке, активизация военной ситуации и интервенция российских войск на юге Украины в августе.

Интересно, что до практического всплеска этих событий, когда ожидания уже нарастают и всем понятно, что это уже зреет и неопределенность нарастает, как раз в этот период происходит максимальный всплеск курса, т.е. гривна резко проваливается. Потом некоторая стабилизация и укрепление курса, но потом уже поднимается на новое плато. Вот такой очередной всплеск мы видим сейчас, который еще связан с отменой фиксации курса Национального банка.

Второй внеэкономический риск – это ситуация в политике Украины, связанная с тем, что у нас шли парламентские выборы, но еще формируется коалиция, еще не сформировалось правительство и, соответственно, не артикулированы приоритеты новой политики. Эта неопределенность всегда приводила к напряженности на валютном рынке.

Экономические факторы, разумеется, тоже влияют, но как раз в этом смысле Нацбанк может дать некоторые гарантии. Во-первых, есть административные инструменты, которые сохраняются и отсекают часть возможных спекулянтов с рынка. Во-вторых, я считаю, что факторы в четвертом квартале года могут способствовать некоторой стабилизации курса – это увеличение притока от экспортеров, прежде всего, экспортеров агропродукции, сброс излишней валюты тем, кто ее закупил в предыдущем месяце.  Гривна традиционно нужна в конце года предприятиям и населению, ожидаются некоторые дополнительные поступления от Европейского Союза.

Мы знаем, что в ближайшее время ожидается транш, плюс позитивное решение о предоставлении увеличенного транша со стороны МВФ в начале следующего года. Эти факторы будут способствовать в экономической сфере укреплению курса, и Нацбанк такие инструменты имеет, но нужна политическая воля. Такая колебательная политика Национального банка, которая весьма не определена и бросается от жестких фиксаций административных мер к освобождению, причем анонсирует освобождение заранее, возбуждая нездоровый ажиотаж и панику. Она, конечно, не способствует доверию к гривне, и тут помимо наличия инструментов нужно все-таки наличие политической воли, последовательности политики, а также отсутствие корыстных интересов.

Я не берусь никого обвинить, но я, как аналитик, могу констатировать, что подобные качели в политике Национального банка однозначно потенциально могут иметь коррупционную «емкость».

Аркадий Иванович, Киев: - Господин Жалило, подскажите, как быть сегодня обычным вкладчикам, у кого валюта лежит на депозитах? Забирать по возможности или ждать «чуда», что экономика стабилизируется и курс в том числе? Где вообще сегодня наиболее выгодно хранить деньги и какие именно это могут быть банки?

Ярослав Жалило: - Банки называть не буду однозначно, тем более наперечет я их не перечислю. Можно зайти на сайт Национального банка и посмотреть верхушку рейтинга, там сейчас еще стресс-тесты проходят, но это, скорее, тестирование для бизнесовой деятельности банков.

Я считаю, что все-таки выгодно держать гривну и валюту в таких банках. Я не считаю чудом, что экономика стабилизируется. Конечно, стабилизируется, если не будет войны. Война смешает все планы и разрушит все прогнозы. Я даже в последнее время не берусь прогнозировать курсовую динамику, потому что всплески возникают за пределами возможности прогнозирования экономики.

Вкладчикам следует стараться не поддаваться панике, потому что паника вкладчиков, пожалуй, самый главный бич и угроза для самих вкладчиков. Паникуя, они срывают банковскую стабильность и сами лишают себя возможности получить свои вклады или проценты по вкладам в должный срок.

Ни один банк ни в одной стране мира не в состоянии сразу вернуть все деньги вкладчикам. Это противоречит природе банковской деятельности. В разных странах нормативы разные, но традиционно 10-15% вкладов он может выдать, и то это будет проблемой. Поэтому, возбуждая панику и участвуя в ней, вкладчики сами рубят сук, на котором сидят. Если речь вести о банках второго и третьего уровня, которые когда-то искусили хорошими процентами, то тут нужно думать о том, чтобы переводить вклады в более качественные банки. Но зачастую это уже сделать довольно сложно, потому что выдача в банках может задерживаться.

Юлия: - Где предел тому маразму правительства, которое уничтожает украинскую экономику, и как Вы оцениваете действия Яценюка и его команды?

Ярослав Жалило: -  Я вообще избегаю подобных характеристик медицинского характера, потому что я не психиатр, т.к. это прогноз, имеющий медицинское наименование.

Если речь вести о деятельности правительства, то, конечно, на правительство Яценюка возлагались большие надежды. Прямо скажем, надежда после майдана, потребность в реформах и готовность, чтобы эта реформа была. Нужно понять, что правительство работает в очень жестких условиях в связи с военными действиями и ситуации на Донбассе. Эти условия разрушают экономические вещи, мы знаем, что один приток экономической безопасности, связанный с поставками угля, чего стоит, не говоря уже о том, что нужны просто расходы и управленческие действия, связанные, естественно, с войной. Увы, на это часто списывается, что реформы не проводятся.

Думаю, что временной коридор, когда общество примет реформы, резко сужается, и многое мы уже упустили. Ряд реформ у нас будет вынуждено иметь непопулярный характер, т.е. будет вести в определенном периоде к ухудшению жизни людей, снижению уровня жизни и т.д. Это естественно и было возможно в первые месяцы после эйфории майдана, когда появилось новое правительство, потом новоизбранный президент. Тогда это можно было делать.

Сегодня очень многие разуверились в действующей власти, во-вторых, война истощила многие ресурсы, которые можно было перераспределить, чтобы этот удар был не таким болезненным. В-третьих, доверие к самому правительству, которое проявило себя как правительство-камикадзе, потом осталось живым и здоровым, оно тоже несколько поиссякло.

Перезагрузка власти, связанная с новым парламентом и новым форматом исполнительной власти, может быть, что-то и даст, хотя, если честно, та версия, которая была озвучена со стороны «Народного Фронта», может быть, она была очень сырой и неокончательной еще в пятницу, но у меня особого доверия не вызвала.

Думаю, что этот временной коридор стремительно теряется, но в то же время, прекрасно понимая проблему правительства, уже сегодня непопулярные реформы крайне опасны. Можно в очередной раз создать волну общественного протеста, и сегодня я берусь утверждать со всей ответственностью: провоцирование социального протеста на почве недовольства правительством, властью и т.д. является одной из составляющих гибридной войны, которая ведется против Украины и целенаправленно формируется. Как только условия будут созданы, однозначно этот инструмент будет задействован. Поэтому не надо требовать от правительства, чтобы оно в тот же момент куда-то понеслось, оно тоже находится в крайне незавидном положении – это не маразм, это действительно глубокий стресс.

Алексей: - Какой курс доллара Вы прогнозируете после нового года и как это отразится на нашей экономике?

Ярослав Жалило: - Я прогнозировал курсы с осени 2008 года, и нужно сказать, довольно успешно. На фоне того, когда меня регулярно спрашивали, когда же доллар будет 20 грн , я говорил, что весьма нескоро, и последние пять лет мне удавалось попадать в точку.

Я перестал прогнозировать курсы с того момента, когда начался майдан и война, потому что это те факторы, которые я как экономист не в состоянии прогнозировать, и это полностью изменило ситуацию на валютном рынке.

Если абстрагироваться от войны и сказать, что вроде бы конфликт заморозится и мы будем надеяться, что не будет развиваться дальше, то я бы прогнозировал определенное укрепление курса до нового года. На уровень 13 грн за доллар, я думаю, курс уже не вернется, но 13,5-14 до конца года – это ситуация вполне нормальная, даже, может, в условиях довольно высоких военных рисков, если они не будут обостряться.

Следующий год зависит от политики, от формирования нового правительства и его поведения, уровня социальных протестов и от военных действий. Если бы этих факторов не было, то у нас были бы все основания для укрепления курса гривны, и я бы утверждал, что курс 12,5-13 до следующего года был бы реалистичен. Но я не утверждаю, потому что не думаю, что внеэкономических рисков не будет.

Если не будет катастрофической ситуации во внеэкономических сферах, не прогнозируя значительного обвала, цифра 20, которая называется – это излишне экстремальная цифра, и курсовой стабильности я не прогнозирую. Колебания возможны в пределах 1-2 гривен, а конечный исход этих колебаний будет зависеть от слишком многовариантной ситуации. Я не прогнозирую катастрофического обвала и надеюсь, что политики будут достаточно работать, чтобы его не допустить. Это очень сложный вопрос.

Инна: - Огромная проблема в том, что украинцы учатся снова жить без государства. Повторится ли ситуация 1990-х или государство поумнеет?

Ярослав Жалило: - Вопрос как к экономисту, так и к гражданину. Очень меткий и хороший вопрос. Действительно, очень четко подмечено, что, увы, украинцы после короткого периода эйфории снова начинают разлагаться, т.е. снова не формируется чувство государственности.

История так сложилась, что у украинцев, в принципе, не было чувства государственности, они всегда находились в большинстве своей истории на уровне, в лучшем случае, формата самоуправления, и, как следствие, традиции и государственность очень слабы и ментальность сужена до пределов микросоциума. Поэтому думаю, что главная задача государства сегодня – пытаться вернуть к себе доверие.

Годы предыдущей власти сильно подорвали доверие к государству и его разрушили. Прямо скажем, что здесь были обоюдные движения со стороны общества и независимой структуры, и через средства массовой информации тоже велась очень активная деятельность по разрушению восприятия государства в сознании людей. Это дискредитация государства, благо, власть предоставляла всю возможность, все почвы, все поводы, чтобы эта ситуация произошла. Под таким двойным воздействием возникло то, что мы называем институциональным кризисом, и одна из его составляющих – это то, что в сознании, в ценностях люди настолько отделили себя от государства, что, по сути, стали его противниками. И куда сегодня ни посмотри (деятельность тех же объединений предпринимателей или бизнеса), все говорят о том, что они отстояли у государства свои права, добились снижения налогов и проверок, т.е. они противостоят государству.

Среди обычных людей говорят, что государство им ничего не дало, все, что с ними ни происходит, все происходит вопреки. Это крайне опасная тенденция. К сожалению, приходится констатировать, что события майдана тоже подорвали это доверие, несмотря ни на что, создали «потенцию», то есть предпосылки к формированию нового государства. Но они разрушили отношение к государству как к институту еще больше, а «потенция», увы, использована в полной мере не была, потому что слишком глубокий и длительный был период разрушения.

Украинцы, к сожалению, опять учатся жить без государства, но в этом вопросе заложен определенный оптимизм – украинцы УЧАТСЯ. Я думаю, что именно через самоорганизацию гражданского общества, а оно в последний год получило колоссальный импульс к развитию, и можно ожидать возрождения.

Государство – это высший уровень цивилизации социума (социум - как лучший представитель, пользующийся максимальным доверием). Но социум должен организоваться, чтобы поднять на своих плечах это государство. Поэтому самоорганизация должна быть, прежде всего, на уровне регионов. Региональные сообщества пользуются гораздо большим доверием и у украинцев, тем более традиционно ощущение единства на географических основах.

При предыдущей власти мы довольно много работали с разными регионами, и наблюдалась проблема, связанная с перспективностью власти, доверия власти на самом высоком уровне. На уровне регионов формировались здоровые силы, здоровая новая элита, взаимосвязи между властью и региональным обществом - то, что называется громада в нашей Конституции. Поэтому я считаю, что именно на уровне региональных местных громад будет формироваться то, из чего потом вырастет новое доверие к государству. Так что если украинцы учатся – это уже хорошо.

Читательница: - Объявили, что с 1 декабря жители зоны АТО не будут получать пенсии. Моя мама живет в Углегорске – это город как бы Украины, но государство там никак не представлено: ни мэра, ни почты, ни банка. Командир базирующегося батальона проблемами горожан никак не обеспокоен. В свете заявлений Денисовой, скажите, мама будет получать пенсию?

Ярослав Жалило: - Ответить не могу, потому что я не знаю о намерениях Министерства соцполитики и прочих государственных структур.

Конечно, командир батальона, базирующегося там, не должен заниматься социальными проблемами региона, у него совсем другие проблемы, и дай бог, чтобы он ими нормально занимался, не считая физического уничтожения людей.

Я еще не имел возможности прочитать Указ президента, который был принят в субботу, но, насколько я понимаю, если речь идет о территориях, подконтрольных Украине, то там должны быть сформированы институты, которые обеспечат финансирование. Если на неподконтрольной территории, соответственно, он даже не может быть временно перемещенным лицом, не должен регистрироваться как перемещенное лицо и перерегистрировать пенсии.

Наверное, будут пересмотрены границы районов, соответственно, зоны пенсионных и социальных структур. Крайне низка эффективность работы правительства в этих военных условиях. Медленно решается осуществление социальных вопросов перемещенных людей и людей на освобожденных территориях, военных и т.д. Непонятно, с чем это связано, но эта бюрократическая проволока негативно сказывается на людях и на действиях правительства.

Надеюсь, что этими вопросами все-таки новое правительство будет заниматься больше,  поскольку заявление шло не только от министра социальной политики, но здесь уже и премьер-министр в этом плане отметился. Нужно изучить нормативную базу. Я считаю, что, в принципе, постановка вопроса в таком формате, что государство отказывается от своих социальных обязательств перед людьми, которые находятся на территории, временно не подконтрольной украинской власти, оно все-таки неправильно.

Если мы определяемся с тем, что это украинская территория и украинские граждане, государство ни в коем случае не имеет права отказываться от своих обязательств. Более того, оно должно максимально выполнить свои персональные обязательства перед каждым гражданином и найти способ это сделать. Сегодня подобные технологии имеются, мы знаем, что большинство социальных выплат уже выплачиваются на карточки.

Я считаю недопустимым говорить о том, что они закрывают карточные счета, перестают перечислять, если только человек не зарегистрируется на подконтрольной Украине территории.

Если люди будут находить возможность получать деньги на карточки, временно уезжая и т.д. – все, что мы можем сделать для этих людей. Но мы не сделали главного – мы не обеспечили соблюдения для них прав на той территории, на которой они живут.

Я считаю, это главная ответственность государства, но, увы, так вышло, что оно не смогло ее выполнить – обеспечить, защитить людей от прихода извне чужих, желающих зла, от активизации внутренних элементов, которые желают деструкции. Государство это не сделало, но оно должно хотя бы обеспечить социальную ответственность.

Я считаю крайне неправильным и деструктивным именно для сохранения единства страны решение в значительном усложнении социальных выплат для украинского народа, которые находятся на временно неподконтрольной территории. Скорее нужны методы, чтобы эти проблемы решать.

Денис: - С учетом падения гривны,как быть людям, которые зависят от импортных лекарственных препаратов? Ведь цены вырастают в разы. В Грузии в свое время просто отменили все лицензирование импортных препаратов и другие лекарственные поборы  и снизили таким образом цены. Они просто доверились контролирующим органам США и ЕС. Возможен ли такой сценарий у нас?

Ярослав Жалило: - Ответ из двух частей: от людей не зависит отмена лицензирования и прочих сборов. Я думаю, что людям нужно думать о том, что, может, есть возможность перехода на определенные отечественные аналоги, хотя это часто невозможно и это просто вредно для здоровья.

А государству, конечно, следует обратить внимание на то, что эта проблема есть и ее нужно каким-то образом решать. Возможно принятие международных сертификатов, которые бы гарантировали главное – безопасность тем людям, которые эти препараты потребляют. Насколько мне известно, сейчас введен пониженный НДС на лекарственные препараты, но это не сказалось на ограничении роста цен в аптеках. Возможно, нужно проверить Монопольный комитет.

Многие препараты, от которых люди зависят, закупаются по разным государственным программам и проводились на коррупционных основах. Сколько очистятся от этих схем сегодня? Некоторые говорят, что это не вполне удалось. Контроль за госзакупками и контроль за обоснованностью цен на закупаемые лекарства – тоже крайне важно. Людям – терпеть, а государству – заняться проблемой этих людей, потому что это очень важная проблема.

Светлана: - Каковы Ваши прогнозы на ценообразование в строительстве жилья?

Ярослав Жалило: - Я не эксперт рынка жилья, но, в принципе, насколько я понимаю, цены на рынке жилья существенно упали и приблизились к этим уровням, но здесь есть носящий возмущение фактор, он наверняка уже действует и наверняка будет дальше действовать больше.

Этот фактор связан с тем, что довольно большая масса людей стремится переселиться из зоны АТО в плотные города. Наверняка это будет повышать спрос на рынке жилья, и будут повышать цены. Здесь трудно что-то решить. Наверное, государство могло бы несколько уменьшить эту проблему путем создания Фонда социального жилья и предлагать его тем, кто купить не готов, но им необходимо жилье, поскольку они – перемещенные лица.

Мне кажется, что к тому буму, который был на рынке жилья пять лет назад, когда цены достигли максимума, мы, наверное, пока возвращаться не будем, слишком невысоки доходы.

За 9 месяцев этого года в строительстве у нас минус в нежилищном секторе, в жилищном - +10%. Я подозреваю, что это за счет индивидуального строительства. Предложение сокращается, а квартиры построить – длительный период, фундамент не закладывается, а это означает, что через 2-3 года этот дом не будет введен в действие. Падение в строительстве закладывает перспективы медленного роста предложения жилья в будущий период.

Юрий: - Выполнят ли банки условия депозитных вкладов физлиц в 2015 году?

Ярослав Жалило: - Выполнят. Конечно, есть банки, которые не смогут выполнить, тогда оплата будет за счет Фонда гарантирования. Но будем надеяться, что ситуация несколько стабилизируется, установятся перспективы и интерес к инвестированию, будет проводиться укрепление банковской системы.

Это означает, что часть банков будет просто покупаться более крупными украинскими, а может, и зарубежными банками, и, соответственно, обязательства перед вкладчиками тоже будут перекупаться. Это ни в коем случае не риск, наоборот, если ваш банк кто-то покупает, это большой плюс и означает, что более крупный партнер взял на себя ответственность за выполнение обязательств.

Евгений: - Как Вы прокомментируете обвинение «Ощадбанка» в сотрудничестве с сепаратистами? Правда ли, что все донецкие отделения «забиты» долларами?

Ярослав Жалило: - Не знаю, информации нет. Считать, что это устроено сепаратистами –тем более не уверен. Была информация, что банкоматы «Ощадбанка» работали на выдачу на оккупированных территориях, в принципе, это могли быть определенные договоренности.

Мы говорили о социальной ответственности государства перед людьми, которые там оказались, можно считать, что такая договоренность была, и это позитивно. Я не думаю, что это сильно поддержало сепаратистов. Их есть кому поддерживать, и, в принципе, у них покрытия очень богатые (лица, сбежавшие от нас и живущие за пределами страны).

Екатерина: - Я попрошу Вас поделиться прогнозами: как закончится этот экономический год и с чего стоит начать работу нашему правительству в 2015 году?

Ярослав Жалило: - Новый год должен начаться с принятия бюджета. А сегодня, как я понимаю, длительный период формирования бюджета происходит, но без формирования нового правительства нет смысла его вносить даже на обсуждение.

Бюджет наверняка будет очень скудны, потому что пошли деньги на военную операцию, на оборонительные действия и на перевооружение. И в этой сфере, думаю, очень важная задача правительства - максимально способствовать тому, чтобы эти деньги на непродуктивные цели все-таки сыграли свою роль стимулятора экономического роста.

Это возможно, если мы, допустим, будем производить закупку военной техники и амуниции украинских производителей. Это возможно, если мы наладим нормальные прозрачные инструменты поставки продовольствия по социальным каналам и для нужд военных. Это возможно, если мы обеспечим прозрачную и оперативную систему государственных закупок, потому что нередко было, когда деньги выделялись, но они просто зависали по той простой причине, что процедуры официальной закупки не срабатывали, когда бронежилеты жизненно нужны военным, а тендер длился два месяца, и государство погрязло в своей собственной бюрократии.

Второй важнейший момент, связанный с аналитической безопасностью. Мы понимаем, что зависимость Украины от России в вопросах газа нужно прерывать. Но сегодня звучат такие оптимистические заявления, что через пару лет сможем отказаться от газа. Хорошо, если сможем, но для этого нужно сделать очень много, учитывая то, что мы еще лишены поставок нашего же украинского угля, и сколько продлится это, сказать довольно трудно.

Я думаю, что здесь очень большая задача правительства и по введению энергоинструментов повышения энергоэффективности, и по внедрению альтернативных источников энергии. Причем здесь главное внимание должно уделяться модным, но пока еще, к сожалению, мало экономически эффективным солнечным и ветряным станциям. Я не говорю, что их не надо развивать, просто пока это игрушки.

Третий момент – это социальная сфера в широком смысле этого слова, потому что люди сегодня находятся в сложной ситуации: резкое падение уровня жизни уже налицо, если даже официальный уровень доходов за девять месяцев снизился порядка 8%. Плюс динамика цен мало предсказуема. До конца года инфляция, по разным оценкам, до 25% может точно вырасти. Уже сегодня у нас 19% за 10 месяцев.

Социальная защита, программы и доступность к этим программам именно тех, кто в этом нуждается, а соответственно, инструмента обеспечения целевого характера. Почему в широком смысле вопросы ценового и антимонопольного контроля? И в этой мутной воде находятся желающие получить навар. Это немонетарные инструменты социальной защиты, организационные механизмы социальной защиты, помощи – это крайне важно.

И, наконец, очень важный момент, который пока выпал из внимания правительства и президента, – это вопросы новой региональной политики. Несмотря на то, что мы все время говорили о необходимости расширить полномочия регионов, необходимы предоставление возможностей, стимул к местному развитию, расширение инструментов развития на местном уровне, тем более у нас есть живой пример сепаратистской тенденции, которая в том числе подкреплялись тем, что регионы были слишком зацентрализованы.

После этих разговоров настало затишье, и реализация этих процессов пока происходит крайне слабо. Я считаю, что правительству необходимо обратить на это внимание, потому что только после возрождения регионов произойдет возрождение Украины. Только с возрождения к региональной власти начнется возрождение власти в стране и в целом государства. Все это - на фоне необходимости реализации положений соглашения об Евроассоциации.

У нас есть четкий план, что мы должны сделать, это требует дееспособного правительства и особого парламента. Это хорошо, что у нас есть эти обязательства и стимулы, потому что, с одной стороны, это будет подстегивать и подгонять реформы и не будет позволять правительству расслабиться или поддаться текущим проблемам отсрочки реформ. А правительству, с другой стороны, это будет крайне необходимо, потому что обязательное условие сегодня – получение финансовой помощи от Евросоюза, во-вторых, условие того, что в конце следующего года будет принято решение о том, что мы формируем зону свободной торговли с Евросоюзом, введение которой отсрочено на год.

Что касается того, что будет с экономикой, думаю, если не будет развития войны, то год будет неплохим. Уже порадовали итоги третьего квартала, ожидалось хуже. Если ВВП у нас порядка -5% за три квартала, то не знаю, какой глубины должен быть провал четвертого квартала, чтобы мы вышли на прогнозировавшиеся ранее 9%.

Падение оказалось менее глубоким, чем ожидалось, а эта ситуация уже радует. Тем более, что обычное оживление четвертого квартала происходит традиционно: результаты действия аграрного сектора и просто большая активность в конце года, сдаются проекты, и я думаю, что люди потихоньку адаптируются к тому, что происходит, и могут лучше планировать свою потребительскую активность.

Может быть, дадут стимулирующий эффект те меры, которые зачисляются по финансированию военной операции, потому что это другая сторона и это действительно довольно активный спрос на внутреннем рынке.

Мину 6% ВВП – это тоже для Украины показатель крайне сложный, но в нашей ситуации можно радоваться хотя бы тому, что не стало так плохо, как предполагалось. Если так будет, то есть основания говорить, что будет поддержана стабильность в банковской системе.

Национальному Банку нужно не терять свои функции регулятора. Если на валютном рынке эти функции выполняются весьма посредственно, то на рынке банковских услуг и регулирования устойчивости банковской системы, в принципе, неплохо получается. По крайней мере, банки не упали, и это хорошо.

Я не считаю эти прогнозы оптимистичными. Оснований ждать катастрофы пока нет, если только не будет развития ситуации в той сфере, на которую мы влиять не можем. Может повлиять другой человек, но он находится далеко…