16 декабря в студии интернет-издания Новости Украины – From-UA  состоялась онлайн-видео-конференция с руководителем юридического департамента «HeadHunter Украина» Анной Воеводиной. Беседовали с нашей гостьей о том, какие тенденции сейчас есть на украинском рынке труда и как найти работу во время кризиса.

Влад: - Выражаю доверие к HeadHunter, который предрасполагает. Ваше отношение к «утечке мозгов» из Украины при помощи Америки и Евросоюза. Что вы об этом думаете в целом?

Анна Воеводина: - На сегодняшний день такая тенденция действительно существует. И эксперты по миграции говорят о том, что к 2050 году из нашей страны в Европейский Союз уедет около 2,5 миллиона человек. Для страны, конечно, это плохо, потому что действительно ценные кадры уезжают.

Для этих людей, наверное, это хорошо, потому что они уезжают в государство, где могут рассчитывать на совсем другой уровень жизни, на более высокую зарплату и т.д. Сейчас существует такая тенденция, и она всегда существовала – люди всегда привыкают к хорошему.

Недавно мы общались с коллегами из Прибалтики, у них тенденция другая – их сотрудники уезжают в ЕС, и они готовы принимать на сегодняшний день наших сотрудников: IT-шников, врачей, инженеров и всех работников сферы производства. Эта тенденция есть, и она будет продолжаться, потому что люди потеряли, к сожалению, очень много за этот год, особенно те, кто на что-то рассчитывал. Именно средний класс, который является опорой экономики в любой цивилизованной стране, очень сильно пострадал, и я думаю, что люди будут уезжать.

Новости Украины – From-UA: - Анна, скажите, а есть ли такая тенденция, что люди, которые уезжают в страны Евросоюза и Америку, потом, набравшись опыта, приезжают сюда и применяют его здесь?

Анна Воеводина: - Такая тенденция есть, но на сегодняшний день пока это единичные случаи. В основном это люди, работая в наших компаниях, уезжают работать на определенное время по контракту за границу, чтобы затем вернуться и работать, возможно, в этой же компании.

Большинство, конечно, остается там. Особенно если говорить об IT-сфере. Потому что, к сожалению, в отличие от американских и европейских компаний, которые готовы инвестировать в развитие IT-отрасли, украинский бизнес к этому не готов. У нас очень талантливые программисты, их уровень подготовки достаточно высок, и если они уезжают, большинство, к сожалению, уже не возвращается.

Есть такая тенденция в сфере маркетинга, рекламы, что люди набираются опыта и приезжают сюда.

Но повторюсь – это единичные случаи, потому что наша экономика на сегодняшний день в таком состоянии, что многие компании не могут просто дать возможность развиваться здесь. Плюс нужно учитывать законодательство, которое было принято за последнее время, в основном – подзаконные акты, в частности, постановления Национального Банка Украины, которые фактически очень сильно ограничивают права иностранных инвесторов. Сегодня, к сожалению, капитал уходит из страны, потому что он не защищен на законодательном уровне.

Новости Украины – From-UA: - Какие требования работодателей в международных компаниях к нашим работникам? Чем отличаются требования зарубежных работодателей от украинских?

Анна Воеводина: - Если мы посмотрим на вакансии иностранных компаний, которые размещены на сайте HeadHunter, то увидим существенную разницу в требованиях образования.

Например, для того, чтобы получить хорошую работу за границей юристу, нужно окончить хороший университет. Эта тенденция родом из США, где на протяжении не одного столетия составлялись рейтинги вузов, где у человека, который окончил Гарвард, считается, что у него более высокий уровень подготовки, чем у человека, который окончил Колумбийский Университет. И это правда.

У нас еще нет существенной разницы между дипломами, но уже иностранные компании, выбирая среди наших выпускников, отдают предпочтения ведущим вузам, которые готовят юристов, т.е. Киевскому национальному университету им. Шевченко, Киево-Могилянской академии и т.д.

Конечно, одним из главных требований является язык. К сожалению, я могу сказать, что в нашей стране пока с этим очень плохо. Если взять портрет соискателя на сайте HeadHunter, то радует, что больше 40% владеют хотя бы одним иностранным языком на уровне, когда он может проходить интервью. В основном, это английский язык, конечно.

Я считаю, что английский язык учить нужно, и нужно это делать со школы. В Европе, где нет границ, где свободно передвигается капитал и рабочая сила, услуги и товары, в основном люди нашего возраста владеют на высоком уровне не одним иностранным языком. В ЕС очень высокий уровень внутренней миграции, люди заканчивают школу в Германии, первый курс обучаются в Италии, а колледж заканчивают в Великобритании.

Кроме того, у соискателей очень сильно ценится опыт работы с проектами. Но, в принципе, иностранные компании готовы брать так называемых юниоров во всех отраслях для того, чтобы обучать их, но требования у них, конечно, намного выше. И первое требование – хорошо работать. Недавно было проведено исследование по поводу продуктивности труда и, к сожалению, здесь наше государство немножко отстает. Для примера, даже в Белоруссии продуктивность труда намного выше.

И когда мы начнем говорить уже непосредственно о проекте трудового кодекса, я могу сказать, что мне он нравится, потому что он достаточно неплох. Он в действительности рассчитан на более современные тенденции, прежде всего, чтобы сохранить работу, получать высокую зарплату. Согласно проекту, для того, чтобы ходить в отпуск, получать премии и какие-то гарантии, нужно работать.

Дело в том, что КЗоТ был очень советским. Он принимался в то время, когда все были равны, независимо от того, что они фактически делали и какую пользу приносили своему работодателю. Проект Трудового кодекса, который на сегодняшний день разработан экспертами и который находится на сайте Минсоцполитики, более реальный.

Игорь, Харьков: - С чем можно сравнивать трудовую модель Украины? Наш трудовой кодекс явно не соответствует международным требованиям. Возможно ли максимально адаптировать Закон под население, если возможно, то как именно это сделать и как это должно выглядеть?

Анна Воеводина: - Если читать проект Трудового кодекса, в нем есть недостатки: изначально он писался для того, чтобы быть больше приближенным к реальности. Очень много экспертов, особенно со стороны работников и Федерации работодателей, возмущает то, что там ограничивается роль профсоюзов. Но будем объективны, на сегодняшний день она и так невелика, и профсоюзы становятся в основном инструментом в руках работодателя.

Когда мы говорим о сокращении штата, этот вопрос достаточно детально расписан в этом проекте, и, согласно ему, в большинстве случаев не нужно получать согласие профсоюза. Как сейчас, согласно действующему КЗоТ, когда готовится сокращение штата и штатное расписание, работодатель подает список тех, кто подлежит сокращению, в профсоюз на рассмотрение, где сотрудники имеют право отстаивать свое рабочее место в этой компании. Я не уверена, что это всегда делается честно и прозрачно, и профсоюзы, к сожалению, зависят от работодателей.

В проекте Трудового кодекса предусмотрены моменты обжалования и оспаривания каких-то нюансов и процедур, потому что в КЗоТе все очень ограничено в этом отношении. Меня это всегда поражало, и я не могла понять, почему в КЗоТе очень сильно ограничены сроки судебного обжалования и невыплаты заработной платы и т.д. Это связано с тем, что в советское время меньше судились, потому что это противоречило сущности советского человека. Сейчас у работников меньше прав, но больше возможностей их реальной защиты.

Что касается адаптации этого документа к нашим реалиям, в нем предусмотрены нюансы, которые касаются АТО. Есть новый институт, которого никогда не было – о прекращении трудовых отношений. Идет речь о том, что на неопределенный срок могут быть приостановлены трудовые отношения в связи с наступлением непредвиденных обстоятельств. К непредвиденным обстоятельствам мы можем отнести Антитеррористическую операцию, которая происходит сейчас на востоке Украины.

С одной стороны, это развязывает руки работодателю. Там четко описано, что в такой ситуации работник освобождается от выполнения своих трудовых обязанностей, подчинения правилам трудового распорядка, а работодатель освобождается от обязанности обеспечивать ему условия труда, обеспечивать его работой, ну и платить ему заработную плату. Там сказано, что приостановление трудовых отношений не влечет за собой обязательное их прекращение. Т.е. оно может влечь, а может не влечь.

С другой стороны, работнику дается возможность поработать в этот момент у другого работодателя, но всегда вернуться. Сейчас, наверное, многие так и делают, потому что людей просто увольняли «по собственному желанию» или еще по каким-либо причинам. По крайней мере, этот кодекс предусматривает такие возможности, и я не вижу здесь ничего сверхъестественного.

Плюс там предусмотрены моменты, когда работодатель обязан продолжать выплачивать социальные взносы за работников в этот период, что дает работнику возможность не прекращать страховой стаж. Сейчас, когда человека увольняют, в большинстве случаев,  «по собственному желанию», это не дает ему возможности  встать на учет в Центр занятости, ограничивает его в правах, и у него прекращает начисляться страховой стаж. При использовании Института приостановления трудовых отношений, работнику можно продолжать формировать свой страховой стаж.

Новости Украины – From-UA: - Анна, как вы относитесь к сегодняшней люстрации? Как это юридически можно объяснить и как это относится к новому кодексу? Например, человек работал праведно при режиме Януковича, т.е. не воровал, ничего плохого не делал, за ним никакие плохие поступки не были замечены, но за сам факт, что он работал в тот период, его люстрируют при нынешней власти.

Анна Воеводина: - Как юрист и как человек, я абсолютно против люстрации в том виде, в котором она есть. Я вообще в принципе против люстрации, потому что мы живем в таком государстве, где люстрация для меня что-то вроде, извините, политических репрессий. Когда человек ограничивается в правах, потому что он работал в какой-то период и при какой-то власти, то такое положение дел очень сильно напоминает сталинские репрессии. Пусть не в такой жесткой форме, где человека могли физически ликвидировать, но это абсолютно неверно.

Я знаю, что не все, кто работал в тот период, должны отвечать за действия кого-то. Получается, что искореняется принцип индивидуальной ответственности за свою деятельность. Это абсолютно неверно. Многие из этих людей – профессионалы. Кто будет занимать их место? Здесь уже, прежде всего, вопрос целесообразности.

Возьмем, например, ситуацию с органами прокуратуры. Мы помним все случай, когда 24 февраля текущего года новопоставленный Генеральный прокурор собрал на заседание всех областных прокуроров, и в этот день их всех просто отправили в отставку, абсолютно не разбираясь, кто эти люди, как они работали, какие у них достижения. Во-первых, в этот момент власть очень сильно ударила по репутации этих органов, деморализовала их, что, наверно, и привело к не очень хорошим последствиям, включая рост преступности в стране.

Я досконально изучила Закон об очистке власти и скажу, что он не соответствует никаким принципам о защите прав человека. Там написано, что для того, чтобы очистить власть, определенная категория лиц должна пройти проверку. В Законе изложен список этих лиц – это все чиновники определенных рангов, которые просто работали в период с 25 февраля 2010 года – день инаугурации президента Януковича, и до 24 февраля 2014 года – день его отстранения от власти. Больше ничего не выясняется, во-первых, как действительно этот человек работал, и во-вторых, куда идти многим из этих людей, если они делали карьеру на госслужбе? Очень многим трудно перестроиться. И, к сожалению, многих это обозлит. Я к люстрации отношусь очень плохо. И тот закон, который прописан у нас, абсолютно неверный.

Николай Иванович: - Как вы расцениваете заявление Яценюка о том, что в правительстве хотят сделать рынок труда конкурентным с еврорынком, используя дешевую рабочую силу? Что ждет нас в таком случае?

Анна Воеводина: - Сразу скажу, что оно мне не нравится, потому что дешевая рабочая сила, к которой относятся представители неквалифицированного труда, и раньше работали в Европе, никогда их права не были защищены, и эти украинцы получали зарплаты на порядок ниже, чем заработные платы граждан ЕС.

Сегодня, когда действительно происходит тенденция «утечки мозгов» и очень много людей уезжает отсюда, такая позиция правительства является абсолютно неверной. Зачем нам, чтобы к Украине было такое отношение, что украинская рабочая сила априори является дешевой? Это будет программировать работодателей к тому, что можно украинцам не платить и относиться к ним не очень хорошо. Если наша конкурентоспособность будет заключаться только в нашей низкой стоимости, то ничего хорошего из этого не выйдет, и потом мы очень долго будем менять отношение к себе.

Инна: - Что Вы думаете об инициативе Минфина сделать зарплаты «белыми»? Это дело – благородное, но как его сделать правильно и какие последствия это может повлечь?

Анна Воеводина: - Очень правильно поставлен вопрос: какие это будет иметь последствия. Самое главное – это инструменты, механизмы реализации любой нормы. На сегодняшний день менталитет отечественного работодателя и работника таков – быть в тени. Бизнес в тени, потому что налоги действительно высоки. Есть очень большое количество работодателей, которые налоги не платили никогда. И от того, что правительство понизит налоги, я не думаю, что все работодатели с 1 января захотят их платить.

Да и по сути никто не контролирует, как соблюдаются трудовые права граждан. Государство интересует только фискальная функция – пополнить бюджет. Проверки на предмет «белых» зарплат все неэффективны. У нас есть очень много людей, которые не получают «белую» зарплату, и потом, когда они увольняются, работодатели не выплачивают ее в полной мере, и таким работникам некуда идти за восстановлением своих нарушенных прав. Они идут жаловаться в прокуратуру, которая разводит руками и ничего не делает.

Да, конечно, «обелить» зарплату – дело правильное и очень благородное. Если посмотреть на планы нашего правительства, они очень сильно ставят на этот налог. Ведь в планах бюджета получить доходы от НДФЛ (налог с доходов физических лиц) в 10 раз больше, чем сейчас. Откуда они возьмут эти деньги – в реальности непонятно. Тем более, многие сотрудники сами не хотят получать «белую» зарплату, потому что они получат на руки меньше, а работодатели сейчас не могут платить высокие зарплаты, потому что экономика находится в очень плохом состоянии.

Но чтобы реализовать эту инициативу, для начала нужно все-таки стимулировать бизнес для того, чтобы он имел возможность платить эти деньги. Ведь сегодня бизнес потерял очень много. Мало того, что в результате непрекращающейся девальвации гривны, которая привела к удорожанию всех товаров и услуг на внутреннем рынке, бизнес еще и потерял клиента на востоке Украины, не говоря уже о том бизнесе, который просто прекратил свое существование. Поэтому для начала нужно стимулировать бизнес, а не давать обещания, которые никто не будет реализовывать.

Новости Украины – From-UA: - Если инициатива правительства относительно того, чтобы «отбелить» зарплаты, окажется провальной, тогда как украинцы могут себе обеспечить старость?

Анна Воеводина: - Это уже пенсионное законодательство, там отдельные нормы. Единственное, что предусматривается – это негосударственное пенсионное страхование.

Новости Украины – From-UA: - То есть ты сам идешь и откладываешь себе на старость?

Анна Воеводина: - Да. Но проблема в том, что факт осуществления таких накоплений не освобождает вас от обязательных взносов в государственный Пенсионный фонд. Я считаю, что нам в корне нужна пенсионная реформа. Не та пенсионная реформа, которую пытаются проводить уже много лет и которая заключается только в том, что государством четко стало определено, за какие периоды будет накапливаться пенсия (то есть за периоды, когда только взимается единый социальный взнос, а не так, как это было раньше при Советском Союзе, когда страховой стаж был равен трудовому).

А также она заключается только в том, что пенсионный возраст бесконечно повышается, люди делятся непонятно как, и на вопрос о том, какая у тебя будет пенсия, с уверенностью не может ответить ни один человек. А вопрос этот интересует очень многих. Человеку зачастую очень трудно представить, какая она будет.

Я считаю, чтобы обеспечить себе старость, нужно обращаться к негосударственным накоплениям. Но и тут же есть один нюанс. Позиция наших граждан такая: кто гарантирует, что через 20 лет тот или иной фонд выплатит эти деньги? В этом отношении это абсолютно правильная позиция.

Но есть другой момент: а кто гарантирует, что и будущие правительства в Украине выплатят вам эту пенсию? Безопаснее всего откладывать на счета иностранных накопительных фондов. Но и здесь есть нюанс. Государство ограничивает нас в реализации этой возможности. Для того чтобы получить кредит, либо открыть депозит в иностранном банке, либо застраховаться в иностранной страховой компании, необходимо пройти такой Крым и Рым, а именно – получить индивидуальную лицензию Нацбанка, что очень сложно. Получается, что на сегодняшний день очень трудно говорить о том, как обеспечить себе старость. Сегодня настолько все нестабильно, что нужно только работать, работать и работать.

Анастасия: - Согласно проекту трудового кодекса, кому при устройстве на работу будет отдаваться приоритет? Мне сейчас 36 лет, я потеряла всякую надежду трудоустроиться. Изменится ли эта ситуация в дальнейшем? Сейчас, если тебе за 30 и ты вышел из декрета, каждый второй работодатель тебе отказывает в работе.

Анна Воеводина: - Это неправда. В новый проект Трудового кодекса перенесены почти все нормы Закона о занятости, который был принят 1 января 2013 года, т.е. введена группа лиц, которые называются неконкурентоспособными. Здесь они называются более лояльно, те, кто имеет дополнительные гарантии трудоустроиться. Среди них – молодые специалисты, а к ним относятся люди до 35 лет, потом, наоборот, сотрудники старше 45 лет, т.е. и Закон о занятости, и новый проект Трудового кодекса ограничивают дискриминацию как гендерную, так и возрастную. Предпочтение отдается лицам, освобожденным из  мест лишения свободы, семейным, тем, у кого есть один ребенок и более.

А 36 лет – это возраст, когда уже у многих сотрудников имеется огромный опыт, и в этом возрасте многие занимают должности руководителей крупных корпораций и компаний. Если человек вышел из декрета, для работодателя это гарантия как минимум того, что ребенок уже есть и, возможно, следующего уже не будет. Я не думаю, что прямая причина, по которой наш читатель не получает работу, именно в этом.

Сейчас очень много возможностей, в принципе, и если вы – профессионал, вы свою работу найдете всегда. Проект Трудового кодекса предусматривает, легализует и наконец-то видит все реальные способы труда, которые на сегодняшний день есть. Например, надомная работа – труд так называемых фрилансеров, гибкий график – здесь все это предусмотрено. И это очень хорошо, потому что долгое время считалось, что этот труд вне закона.

Юристы знали, как легально построить отношения с таким сотрудником, потому что нормы были, и никто не ограничивал в правах обеспечивать работу на дому. Даже в компании HeadHunter были такие случаи, когда ценные сотрудники уходили в декрет и потом, когда они из него выходили, работали на условиях гибкого графика, половину времени находились дома, потому что нужно было все равно уделять внимание ребенку. И сегодня проект Трудового кодекса, наконец, предусматривает все эти нюансы, это будут абсолютно легальные механизмы, главное – работать.

Сейчас мы приходим к тому, что человек – это товар на рынке труда, и это всегда было правдой. К сожалению, для некоторых это шок и не все к этому готовы, но нужно адаптироваться, и проект Трудового кодекса предусматривает все эти механизмы. Если грамотно строить свою карьеру, думаю, что, в принципе, можно найти себе хорошую работу. Я бы советовала нашей читательнице составить свое резюме, разместить его где-то на сайтах, в т.ч. на нашем. Посмотреть, какая есть работа, возможно, придется идти в другую профессию, надежда есть всегда и можно найти работу.

Ольга, Житомир: - Слышала краем уха статистику, что сейчас конкурс на одно рабочее место – 10 претендентов. Я уже полгода не могу найти работу, по моему резюме даже никто не прозванивает. У меня два высших образования – психология и финансы. Что делать для того, чтобы найти работу в этих ужасных условиях?

И какую роль на сегодняшний день играет высшее образование в трудоустройстве?

Анна Воеводина: - Международный кадровый портал HeadHunter регулярно проводит такое исследование на основании одного нашего параметра «HH- index», это означает изменение уровня конкуренции в разных профессиях. Есть профессии с низким уровнем конкуренции, где предложение превышает спрос. На первом месте, как уже всем понятно, – область IT. Вакансий много – специалистов мало. Платят им большие деньги. Они требуют к себе особого отношения, потому что эта отрасль будущего и здесь самый низкий уровень конкуренции. Грубо говоря, на одну вакансию приходится иногда меньше половины человека. И наоборот, вакансии с высоким уровнем конкуренции, к ним, к моему большому сожалению, относится профессия юриста. Эта профессия занимает второе место в списке профессиональных отраслей, где присутствует самый высокий уровень конкуренции.

Новости Украины – From-UA: - А что уже говорить о врачах и учителях?

Анна Воеводина: - Абсолютно неправда, что эти профессии невостребованные. Сегодня нужно менять свое мировоззрение. Например, в Киеве очень много вакансий для преподавателей университетского уровня, и сейчас люди, которые потеряли работу на Донбассе, особенно в Донецке, который сейчас оккупирован ДНР и террористами, ищут работу в столице. Потому что на востоке все университеты, которые там находятся, вне закона. И многие преподаватели переезжают в Киев, мы их консультируем и советуем это делать, и они находят работу в бизнесе, т.е. в направлении тренингов, преподавания в различных академиях, где сотрудников компаний обучают маркетингу, психологии, финансам, иностранным языкам.

Финансы и психология – это такой прекрасный набор. Я вообще не понимаю, какая может быть проблема. Но есть один нюанс: когда задают вопрос, какую роль играет высшее образование сегодня, ответ будет таков: конечно, играет огромную роль, но если, кроме образования, за вашей душой ничего нет, прежде всего, инициативности, желания работать, опыта, то работу будет найти сложно.

Возьмите такую отрасль, как продажа. Продажа – это профессиональная отрасль, где уровень конкуренции очень высок, но и вакансий очень много. На сегодняшний день 50% всех вакансий, которые размещены на всех Job-сайтах, – это вакансии в сфере продажи. Т.е. торговля любого уровня – от самого низкого, хотя есть продавцы-консультанты,  к которым очень высокие требования, к внешности, опыту, знанию языков и т.д., так и продажи высокого уровня, т.е. это продажи IT- и телекоммуникационных услуг, консалтинга, рекламы в бизнесе, и поверьте мне, во многих вакансиях нет даже требования высшего образования, либо высшее образование – любое. Оно должно быть по умолчанию.

Для того, чтобы продавать услуги телекоммуникационной компании, ты должен быть достаточно эрудированным человеком, потому что круг твоих клиентов в основном имеет высшее образование, потому что ты общаешься с такими людьми. Если вы классно продаете, а это большой талант, который очень сильно ценится, то работодателю будет все равно в большинстве случаев, какое у вас образование.

В проекте Трудового кодекса предусмотрена норма, что соискатели несут ответственность за то, что они пишут в резюме, потому что на сегодняшний день мы знаем, что многие врут. Врут и работодатели в вакансиях, когда обещают золотые горы, врут и соискатели в своих резюме. Многие украшают свои резюме, добавляют то, чего не было и т.д. В принципе, наверное, это плохо, но каждый делает, как может. Мы на сайте проводим модерацию этих резюме, но проверить каждого человека из тех, кто там есть, невозможно.

И получается, что теперь соискатели будут нести за это ответственность, причем ответственность гражданско-правовую, т.е., по сути, работодатель может просто обратиться в суд и привлечь его к ответственности за то, что он соврал и подделал документы. Если речь идет о подделке документов, то это уже преступление.

Новости Украины – From-UA: - А что касается ответственности работодателя, который врет в вакансиях, в проекте Трудового кодекса что-то сказано об этом?

Анна Воеводина: - Есть Закон о занятости, где целый раздел посвящен именно вакансиям. И там говорится, что нельзя ограничивать человека, внедрять дискриминационные нормы, но нигде не написано, что работодатель отвечает за информацию, которая написана в вакансии. Здесь налицо односторонняя ответственность соискателя. Это, скорее всего, несправедливо, но, наверное, будет дисциплинировать рынок на сегодняшний день.

Возможно, правительство таким образом заявляет, что будет контролировать работодателей и зарплаты будут «белые», но, с другой стороны, Трудовой кодекс – это не единственный Закон, который будет вводиться в этой стране. Есть Гражданский кодекс, который не ограничивает вас в вашем праве подать в суд и получить какое-то возмещение и выплату за то, что вас обманули.

Я считаю, что работник и работодатель – это равные стороны отношений. Пора уже это понять. И поэтому работник всегда имеет возможность это сделать, если он это хочет сделать. В новом проекте есть интересные вещи, о которых, наверное, никто не спросит, но было бы интересно о них рассказать.

Во-первых, там очень много прописано норм о защите работника от сексуального домогательства. Я думаю, это есть везде, мы живем в реальном мире, но, как по мне, лучше этот факт признать, чем игнорировать его. В США эта тенденция существует уже десятилетиями, где работодатели очень часто страдают от исков, где сотрудники заявляют о сексуальных домогательствах. И в основном работодатель обязан доказать, что такого не было. Сотруднику достаточно прийти и сказать, что его не повысили либо уволили как раз по этой причине.

В проекте Трудового кодекса говорится, что если кто-то из сотрудников подал жалобу о сексуальном домогательстве и в течение года после этого он был уволен, на работодателе лежит бремя доказывания того факта, что его сотрудник был уволен не из-за этой жалобы.

Плюс в проекте Трудового кодекса предусмотрена защита людей, которые ВИЧ-инфицированные либо больны СПИДом. В США очень сильно защищаются эти люди, потому что считают, что они имеют такие же права, как и все другие, и не дай Бог кому-то не взять кого-то на работу, потому что он узнал, что этот человек болен ВИЧ. В проекте также говорится о том, что этих людей нужно защищать. У нас никогда не было таких проблем, и мы о них не говорили. Сейчас этому очень много уделяется внимания в проекте кодекса, и, в принципе, это очень хорошо, т.е. эти люди могут быть защищены.

Еще один нюанс по поводу увольнения. Все знают, что всегда была такая норма о том, что работник может быть уволен по инициативе работодателя в случае появления на работе в состоянии алкогольного, наркотического либо токсического опьянения. Я вам хочу сказать, что эту норму очень часто использовали даже против работника. Такой вот советский атавизм, согласно которому работу можно потерять только в одном случае – прийти на работу в состоянии алкогольного опьянения. Я никогда за всю историю моей карьеры не видела, чтобы кто-то из моих коллег приходил в таком состоянии на работу. Других причин для увольнения будто бы нет.

В проекте Трудового кодекса предусмотрено право работника защитить себя в этом случае. Раньше увольняли, если три человека подтвердили факт появления сотрудника в нетрезвом состоянии, и на основании этого можно было человека уволить. А ведь работодателю ничего не стоит просто троим своим подчиненным дать приказ, и они, к сожалению, в большинстве случаев, подпишут и станут свидетелями на стороне работодателя в этом не очень хорошем деле.

Поэтому теперь будет предусмотрено, что работник, в случае несогласия, имеет право требовать за счет работодателя провести освидетельствование, и если результаты этого освидетельствования покажут, что он трезв, то работодатель обязан компенсировать ему заработную плату за период отстранения его от работы, а также возместить ему моральный вред в пятикратном размере. То, что в проекте Трудового кодекса предусматривается возможность получения возмещения морального вреда, это очень большой плюс и большой шаг вперед.

Потому что на сегодняшний день компенсация морального вреда предусмотрена только в Гражданском и Семейном кодексах, но там эти нормы настолько размыты... У нас нет хорошей судебной практики возмещения морального вреда. Это всегда такие копейки, потому что никогда не понятно, как его обосновать и в каком размере. Здесь четко написано – в пятикратном размере, все. Это говорит о том, что вы можете идти в суд и требовать возмещения, и, скорее всего, вы его получите.

Новости Украины – From-UA: - Какие еще плюсы в проекте нового Трудового кодекса Вы видите?

Анна Воеводина: - Мне нравится, что он детализирует очень много всего. В КЗоТе всегда было очень много пробелов. Он принимался в Советском Союзе и был достаточно императивным – имелось в виду либо так, либо, если не написано, значит, вообще никак. Часто приходилось догадываться, что же делать. Особенно, когда были нюансы, которые были связаны с событиями в Крыму и на Донбассе. Очень много хороших иностранных компаний, которые были готовы обеспечить безопасность своих сотрудников, перевозить их на другие территории и предлагать им работу.

Примером является «Метро Кеш энд Керри», они много чего сделали, чтобы увезти с востока магазины и перевезти людей. Они рассказывали о своем опыте, как они это делали. Дело в том, что они столкнулись с большим количеством проблем, им приходилось просто выходить из ситуации. Многие сотрудники, например, просто исчезали, сами уезжали в другие города, и работодатель терял с ними связь. «Метро Кеш энд Керри» пытались их разыскивать, созванивались с ними, находили их, а сотрудники говорили, что хотят уволиться, но приезжать для этого в офис не хотят, потому что они уже, например, в Белоруссии.

Законом на основании КЗоТ нельзя было его уволить, потому что нельзя было даже получить его документов и отправить ему трудовую книжку. Потому что на сегодняшний день трудовая книжка еще со времен Советского Союза – архиважный документ, который должен храниться в архиве и не дай Бог его передать даже курьером этому сотруднику. В будущем Трудовом кодексе предусмотрены все эти нюансы, что можно отправлять документы по электронной почте, что подпись может быть нотариально удостоверена. Он очень конкретизирован, в нем четко прописаны моменты, как поступать.

С одной стороны, это, может быть, ограничивает юристов в разработках новых механизмов, но, с другой стороны, дает возможность принимать решение для отделов кадров, которые всегда были достаточно консервативными структурами. В этом отношении этот документ разъясняет очень многое для этих людей, и, наверное, в этом он достаточно хорош.

Я  еще не изучила досконально этот проект полностью, потому что он появился лишь на днях, но я буду этим заниматься, а на данном этапе могу сказать, что, в принципе, как юристу он мне нравится. Возможно, как работнику, там очень много таких нюансов, которые сейчас предусмотрены, но они и раньше были, просто все о них молчали, будто их не существует.

Многие задавали вопрос: как вы относитесь к видеонаблюдению на работе, когда был законопроект, чтобы его позволить. Видеонаблюдение есть во многих компаниях, только когда мы легализуем и заявим официально, что оно есть и предусмотрим процедуру, как это будет работать, что можно снимать, что нельзя, тогда работник будет защищен. А если мы просто везде поставим камеры и будем заявлять, что в Украине видеонаблюдения нет, то так будет намного хуже. Закон должен быть реальным и приближенным к жизни.

Есть такой великий ученый, теории которого изучали все юристы – Ганс Кельзен, который говорил о том, что закон исходит из отношений. Закон суров, но он Закон. Каким бы он ни был, его нужно соблюдать. И если мы пришли к тому, что у нас какое-то явление присутствует повсеместно, то не нужно его игнорировать и говорить, что этого нет. Не лучше бы действительно принять правила, которые будут ограничивать в каких-то вещах работодателя, защищать работника, и наоборот. Если мы четко определим статус, то будет намного легче. Поэтому я не вижу ничего плохого в новом документе, где реально заявляется о том, что есть.

Новости Украины – From-UA: - Вопрос касается защиты прав людей с ограниченными способностями. Мы говорили о том, что ВИЧ-инфицированным людям уделяется особое внимание в проекте нового Трудового кодекса. Что касается этих людей? Прописаны ли там какие-то нормы?

Анна Воеводина: - Там достаточно хорошо прописан статус людей с инвалидностью. Много норм у них, как и сейчас, им нельзя отказать в работе, уволить по этой причине, у них дополнительные отпуска.

В плане трудовых гарантий в проекте Трудового кодекса все нормально. Раньше все боялись, что у нас будет 12-часовой рабочий день, но такого не предусмотрено. Все остается, как и раньше: 40-часовая рабочая неделя, сокращенное рабочее время, смены, графики, но там очень много прописано про разные виды работ, например, про тяжелую работу, подземные работы. Все предусмотрено не инструкциями, как сейчас (так как на сегодняшний день это все регулируется специальными приказами, и юристу не всегда удается найти их), а Трудовым кодексом. Инструкцию легко отменить, а Закон изменить достаточно сложно, и это очень хорошо.

По поводу отпусков: сегодня у нас есть отпуск основной и дополнительный. И отпуск социальный, например, в связи с беременностью, по уходу за ребенком и т.д. Но у работодателя раньше не было возможности давать оплачиваемый дополнительный отпуск, в основном все отпуска были за свой счет, либо человек по-хорошему просто уходил и ему вообще никак не оформляли, он был как бы на работе. В принципе, работодатель мог дать отпуск, но в налоговом отношении он очень сильно ущемлялся, в данном случае это воспринималось как дополнительное благо и, соответственно, могло предусматривать какие-то дополнительные выплаты на зарплату.

А в проекте Трудового кодекса предусмотрено, что работодатель имеет право предоставлять поощрительный отпуск, например, отпуск за выслугу лет. Раньше это был подарок от работодателя, сейчас говорится о том, что такое можно даже требовать. Просто написано, что за систематическое, качественное, хорошее выполнение своих трудовых обязанностей человек может получить дополнительный отпуск, например, сроком до 7 календарных дней в году.

А основной отпуск – 24 календарных дня – таким и остается. Это тот отпуск, который был у всех всегда, на который имеет право любой сотрудник любого уровня. Все отпуска, которые были установлены Законом дополнительно: для несовершеннолетних, для инвалидов, для матерей-одиночек – все это осталось. Но предусмотрены более конкретно для тех, кто работает на тяжелых производствах. Если раньше списки таких работ были предусмотрены какими-то устаревшими инструкциями, принятыми еще в 70-80-х годах, в которых были прописаны работы, половины из которых уже нет, то сейчас прописаны новые, такие как даже полевые работы, мерчендайзеры, торговые агенты и т.д. Да, если досконально почитать проект Трудового кодекса, в нем можно найти много недостатков. Но уже то, что эта попытка приблизить нормы  к реальности, причем достаточно неплохая, большой плюс.

Ирина: - На какие сегодня качества работников больше всего обращает внимание работодатель? Могли бы вы их перечислить?

Анна Воеводина: - Я работаю в компании, которая занимается исследованием рынка труда, и, кроме всего, прочего мы постоянно крутимся в кругу HRов, и нам понятно, какими должны быть сотрудники. Прежде всего – это, наверное, лояльность и вовлеченность в работу. Есть такая позиция, для кого-то она кажется смешной, но, поверьте, вам всегда воздастся за это – «воспринимай этот бизнес, как свой». Понятно, ты – не акционер и ты не получишь таких высоких дивидендов, какие получают акционеры.

Но хорошие работодатели – это дальновидные бизнесмены, которые развивают бизнес и понимают, что сотрудники – это ценная часть этого бизнеса, они всегда скажут спасибо не только словами, если вы будете к ним лояльны. Отзывайтесь хорошо о своем работодателе, любите свою работу, хорошо работайте, будьте проактивными, т.е. пытайтесь предлагать что-то новое, берите на себя дополнительную работу.

Если вы видите, что за это в этой компании ничего не будет, то в основном это советские структуры либо структуры с авторитарным режимом, где есть такие руководители, которые всегда правы и привыкли держать все под контролем. Но все зависит от вас, и даже здесь можно проявить себя.

В новом проекте Трудового кодекса предусмотрена возможность совмещать разные функции, об этом очень четко прописано, как, например, пятирукий юрист, такое тоже бывает, и здесь нет, в принципе, ничего плохого. Потому что иногда человеку, у которого высокая квалификация, лучше одному работать за троих, пусть не в таком количестве, но по уровню ответственности выполнять разные функции, и это новым проектом тоже предусмотрено.

Нужно сейчас адаптироваться к новым условиям труда. Мы уже никогда не вернемся к тому, как раньше, когда предприятия дотировались государством, а в итоге это все оказалось огромным мыльным пузырем. Поэтому сейчас нужно быть максимально полезным. Нужно хорошо работать, развиваться, учиться, слава Богу, сегодня работодатели готовы обучать своих сотрудников. Нужно всегда идти дальше. Просто так же хорошо работать, как ты работал 5 лет назад, к сожалению, это не гарантия того, что вы будете на этой работе и будете на ней расти. А сегодня можно расти. Поэтому все в ваших руках.