23 декабря в студии интернет-издания Новости Украины – From-UA  состоялась онлайн-видео-конференция с известным украинским журналистом, актером, общественным и политическим деятелем Мыколой Вереснем. С нашим гостем мы поговорили об информационном пространстве Украины, об изменениях в социальной политике и о том, как изменилось наше общество за последнее время.  

Адекватный: - Мыкола, интересно Ваше мнение, что Вы думаете обо всем этом «карнавале», который обрушился на нашу страну? Когда над Украиной перестанут издеваться?

Мыкола Вересень: - Я бы позволил себе не отвечать на такой вопрос. Что вы думаете о мире вокруг себя? Можно говорить об этом два часа, две недели или 18 лет. Это вопрос, на который нет ответа.

Аркадий Иванович, Киев: - Как вы оцениваете сегодняшнее информационное пространство Украины? Я перестал уже смотреть наши полит-шоу и даже новости. Сплошные информационные перепалки разных олигархических кланов. В этой стране вообще когда-нибудь будет подаваться объективная информация?

Мыкола Вересень: - Ну, во-первых, и сегодня есть объективная информация. Надо как-то себя пересиливать и пытаться смотреть то, что показывают разные телеканалы, интернет-ресурсы. Если анализировать то, что пишут в журналах и газетах, то в результате можно найти истину. Потому что эта работа связана с истиной, которую, конечно, найти на 100% нельзя, но приблизиться к ней можно. А если отказывать себе в просмотре разных носителей информации, тогда никто и никогда ничего не узнает.

Во всем мире есть разные телевизионные каналы – социальные, более либеральные, может, более правые, более левые – это все можно смотреть и делать какие-то выводы.

Последнее, что я бы рекомендовал, – отключить все, сидеть дома в одиночестве и жаловаться на то, что нет объективности. Я бы не думал, что это правильный подход, потому что так объективности не будет никогда. Все очень связано.

Когда появится гражданское общество, когда оно станет основой управления государством, когда не государство будет управлять обществом, а общество будет управлять государством, отсюда появятся разного рода институты, такие как: институт-президент, институт-парламент, четвертой властью станет пресса (когда будут независимые суды)… когда-когда-когда… Вот тогда получится что-то похожее на стремление к объективности.

Сейчас, конечно, объективности нет, и доказательством этого может служить огромное количество журналистов, которые вошли в парламент и непонятно чем там занимаются. Пока – предательством. Эти люди вели за собой общество, или общество думало, что они его ведут…

Михаил, Киев: - Уважаемый Мыкола Вересень, очень нравится ваше исполнение роли генерала Власова в спектакле «Павлик Морозов».

Как вы считаете, не подобны ли последние события в Украине на трагедию «Король Литр», в частности, как в словах главного героя: «Все перевороты, дорогой друг, одно начало имеют и конец. Сначала разбивается стеклотара, и вскоре начинается 3,14*дец...»

Мыкола Вересень: - Во-первых, ничего общего с этой фразой нет. А во-вторых, Лесь Подервянский очень элегантно перевел на современный язык Шекспира. Ну а Шекспир – это вечность, и поэтому много чего есть в современном мире такого, что будет через 100 лет и было 100 лет назад, о чем написано в 1601 году Шекспиром. Он не Шекспир и заглянул очень далеко и назад, и вперед, и вышло так, что многие сюжеты, которые существуют в современном мире, – это сюжеты либо библейские, либо шекспировские.

Умные люди говорят, что всего есть 33 основных сюжета, из них 21 – это Библия и 12 – это Шекспир. Куда ни плюнь, можно попасть либо туда, либо туда. А ситуация – она такая, какая есть, и ничем не отличается. Просто люди мало изучают историю и мало наблюдают вокруг. Поэтому каждая генерация и новые события выглядят, как что-то сверхъестественное. Я вам скажу откровенно – 2 000 лет назад и через 2 000 лет люди каждый раз будут удивляться. Нужно читать книги и наблюдать за жизнью, тогда все будет намного легче.

Геббельс: - Считаете ли вы украинскую журналистику объективной? Да или нет – аргументируйте! Заранее спасибо за ответ.

Мыкола Вересень: - Это разговор не на один час: что такое объективность, что такое журналистика, что такое украинская журналистика (это вообще сомнительное словосочетание, потому что есть либо журналистика, либо не журналистика). Украинской журналистики не существует в природе.

Существует специфика: англо-саксонская, романо-германская, континентальная журналистика, они как-то отличаются, но это длинный разговор.

Если говорить об Украине, у нас слабая журналистика, и я – ее первый критик. Мне она крайне не нравится, я крайне раздосадован. Я очень точно понимаю, что ничего не изменится, пока это не станет профессией, и пока эта профессия не организует свой цех со своими цеховыми принципами.

Например, художники могут собраться и сказать: это живопись, а это не живопись. И это решение не мое и не критиков, а самих художников.

Украинские журналисты не могут принимать совместные решения. Есть украинский лагерь, который может принимать решения, а это неправильно, потому что какая-то газета, которая не входит в этот лагерь, под ударом, а этот лагерь молчит.

А в любой другой стране не имеет значения, какие ты взгляды отражаешь, имеет значение, что тебе запрещают что-то говорить. А ты протестуешь не зависимо от лагеря, а в зависимости от своей профессии. В Украине такого нет. Вот когда, в случае какого-то давления средства массовой информации, все другие масс-медиа, независимо от окраски, будут говорить, что это плохо, – тогда это будет журналистика, и тогда у нас будут говорить на эти темы по-взрослому. А не так, как сейчас, когда недавно были под ударом «Вести», а все молчали. Завтра придет другая власть, кто-то другой будет под ударом, эти будут молчать, потом те будут молчать и т.д. Это не цеховой принцип, а отсутствие цеха как такового.

Православный: - Считаете ли вы правильным праздновать Рождество 25 декабря, учитывая то, что мы идем в Европу?

Мыкола Вересень: - А какая здесь связь? Можно праздновать Рождество 13 июня, отношения к Европе это не имеет. В Европе есть православные, католические, протестантские страны. А в этих протестантских странах есть мусульманские, еврейские и буддистские районы. И какое это отношение имеет к Европе, я не знаю. Я отвечаю на вопрос, который был задан, я не додумываю и никому не рекомендую додумывать.

Пастор: - Что происходит между Украиной и Россией?..

Мыкола Вересень: Война. Следующий вопрос…

Читатель: - Как вы относитесь к сексуальным меньшинствам? Должны ли нетрадиционные ориентации выпячиваться и демонстрироваться в Украине? Считаете ли вы это общедопустимыми европейскими ценностями?

Мыкола Вересень: - Самый большой гей-парад, по-моему, проходит в Берлине. В Амстердаме, в Париже недавно стало тоже с этим делом по-другому. Если это человеку не мешает жить в прямом смысле слова, пусть люди делают, что хотят. Мне они не мешают. Но то, что вызывает даже не тревогу, а размышления... Я говорил с гомосексуалистами на эту тему, и есть достаточно большое количество людей, которые говорят, что происходит некое приобщение, попытка перекраски. Но это не в Украине, а в Англии и Америке некоторые сообщества, определенные люди это дело культивируют. Это не самое лучшее, а помеха, вмешательство в личную жизнь. А если нет такого вмешательства, каждый живет так, как он хочет.

Илья: - Здравствуйте, я мечтаю стать журналистом, но не хочу тратить время на институт. Друзья говорят, что я хорошо пишу. Есть ли какие-то организации, которые помогают молодым дарованиям, вроде меня, деньгами?

Мыкола Вересень: - Я обожаю такой подход – друзья говорят… Моей маме нравится – очень сильный аргумент «за» или «против» той или иной программы.

Есть такие продюсеры, и я даже знал некоторых генеральных продюсеров, которые говорили «моей маме нравится» – и это такой важный аргумент.

Если вашим друзьям нравится, вы можете для них бесплатно писать. А они бесплатно будут вас радовать своими позитивными комментариями. Так что все в ваших руках.

Я обожаю, когда говорят, что можно стать богатым и знаменитым, ничего не делая… Можно, если ты принц по крови. Ты ничего не делаешь, ты уже при рождении богатый. А так, в основном, нет, нельзя. Нужно поднять задницу и поработать – это всегда помогает. И совершенно очевидно, что если ничего не делать, а опираться на некий талант, то талант через год-полтора сдохнет, ибо талант не развивается без труда.

Важно читать умные книги, и если их читать и пытаться понять, тогда будет хорошо. Все мы со страшной силой христиане, как раз сейчас будут христианские праздники, прочитать Ветхий Завет не помешало бы, но не только прочитать, но и понять. Там точно написано, что когда Бог посылал Адама и Еву на Землю, то это было наказание Божье. Он их наказал и сказал, что они будут добывать хлеб свой в поте лица своего. Но поскольку, как я понимаю, Бог – субстанция достаточно гуманистическая, то он как-то сделал так, что процентов 90 населения действительно работают и добывают в поте, а процентов 10 – получают удовольствие. Они не потеют. Они любят свою работу, стремятся к ней, они не могут в воскресенье дома сидеть – это такое исключение из правил. Это не работа – это желание получить удовольствие, скорее, хобби.

Я занимаюсь хобби – я люблю то, что я делаю. Когда я только скажу, что люблю то, что я делаю, у меня сразу возникает 150 тысяч врагов, потому что как же эта скотина любит то, что делает, а они мучаются и ненавидят меня. Это ужасная фраза.

Если вы хотите жить в ладу с собой, вы должны так говорить, а если хотите жить в ладу с обществом, то Боже сохрани говорить об этом вслух. Молчите и радуйтесь тихонько, что вам нравится ваша работа, но никому не говорите!

Марина, Ровно: - Как вам перспективы новой социальной политики? По вашему мнению, кому нужно искалечить наш народ?

Мыкола Вересень: - Нужно понимать, что чем страшнее, ужаснее и непреодолимее, на первый взгляд, испытания будут перед народом, тем скорее украинцы придут к пути победы в политической, социальной, экономической, финансовой жизни и т.д.

Думать, что реформы пройдут так снисходительно, красиво и мы все будем только богатеть, – такого не будет. Я точно знаю, что если так, как мы сейчас живем, проживем еще зиму и весну, и реформ не будет, это будет означать, что до Европы еще далеко.

А если будут действительно реальные трагедии, недостатки, то чем больше их произойдет, тем быстрее украинцы выйдут на нормальную европейскую дорогу. Сначала она будет советская, потом легче-легче, а потом автоматом все нормализуется.

А поскольку люди говорят, что уже плохо, значит, люди не готовы на жертвенность. А это жертвы. За это люди гибнут на востоке и на майдане. И дорога к Европе очень кровавая. Сейчас еще не плохо, плохо будет через полгода.

Если через полгода не будет плохо, значит, в Украине не произойдут реформы, значит, нужно снова ждать очередной майдан или просто Украина исчезнет в широких объятиях российского президента Путина.

Сейчас просто, потому что есть выдержка и выносливость. Либо Украина сдохнет, либо Россия. Я всем своим друзьям говорю, чтобы они купили мешок картошки, килограмма два сала и гнали самогон. Капуста всегда в Украине будет, и это я говорю абсолютно серьезно, без малейшей иронии. И если будет такой кризис, что люди будут покупать картошку, сало и самогон, тогда это будет означать, что через короткое время произойдут изменения.

Новости Украины – From-UA: - Как Вы считаете, должна ли Украина идти по европейскому пути? Возможно ли в нынешних условиях построить единую Украину, ни от кого не зависимую?

Мыкола Вересень: - Либо европейской, либо не зависимая ни от кого? Это противоречие. Либо Украина зависима от европейских ценностей, от европейских стандартов, от свободы слова, от независимого судопроизводства, от раздела власти и т. д., либо она независима ни от чего. У нас сейчас независима ни от чего Россия: от общественного мнения мирового, от прав человека она независима абсолютно. Так что в этом вопросе есть противоречия. А я пытаюсь не отвечать на вопросы, где есть противоречия.

Читатель: - Сейчас среди журналистов пошла мода – идти в депутаты. Почему вы не баллотировались?

Мыкола Вересень: - Я не модный.

Экс-журналисты-депутаты пока ничего не делают. Я все жду, когда в Верховной Раде они все вместе соберутся и, во-первых, отменят все законодательство про прессу (потому что чем больше законодательство, тем больше чиновников, чем больше чиновников, тем больше они вредят прессе и журналистам и т.д.). А во-вторых, разработают какие-то правила, которые могли бы предотвращать влияние владельца на главного менеджера, влияние главного менеджера на главного редактора, влияние главного редактора на главного журналиста, влияние главного журналиста на просто журналиста и т.д.

Это делегировали журналистам, месяц прошел, я что-то ничего об этом не слышу. Какие-то журналисты стали «гаишниками» - они ловят тех, кто нарушает правила.

Так я скажу, что общество их делегировало не для сержантских погонов, а для абсолютно других вещей. Я пока не вижу никаких действий. Не вижу действий общественных активистов, которые туда пришли. Где они? Я не вижу действий журналистов, которые туда попали. Я вижу действия политиков, которые постепенно скоррумпируют и журналистов, и общественных активистов. И это ответ, почему я не пошел в депутаты.

Новости Украины – From-UA: - Как Вы оцениваете факт появления Министерства информационной  в том виде, в котором оно есть?

Мыкола Вересень: - Я не знаю, в каком оно виде. Я не собираюсь сейчас это комментировать, потому что название мне не нравится, а про его содержание я пока ничего не услышал.

Если это Министерство действительно будет собирать каждый день круглые столы и советоваться, что делать в печатных средствах массовой информации, в интернет-медиа, на телевидении, радио, поднимать вопросы о нормировании отношений владельцев медиа-средств – тогда можно будет говорить о чем-то. Там есть чем заняться. 

На сегодня я думаю, что Юра  (Стець. - Ред.) может легко собрать всех, разработать какие-то правила и объявить на всю страну: Министерство информации выполнило свое задание и закрывается.

Инга: - Скажите, пожалуйста, наверняка, вам приходилось общаться с нашими бойцами и с теми, кому пришлось уехать из Крыма и Донбасса. Можете ли вы поделиться, что они рассказывали не на камеру, как оценивают все происходящее?

Мыкола Вересень: - Да примерно то же они рассказывают не на камеру, что и на камеру. Чего они должны бояться? Они ходят там, где пули летают, и не боятся, а тут они будут что-то скрывать?

Это мужественные люди, которые страдали. Я, в принципе, на камеру задаю те вопросы, которые бы задал, сидя в кресле, на кухне, в кафе или в баре.

Лариса: - Интересно бы узнать, что, по вашему мнению, случилось с «заблудившимися» на Донбассе российскими десантниками, которых в августе передали России? У вас случайно нет информации по этому поводу?

Мыкола Вересень: - У меня нет информации, но я точно понимаю, что они сидят где-то у себя в России в каких-то подразделениях или не в подразделениях, и я думаю, просочилась бы какая-то информация, если бы с ними что-то случилось.

А может, им дали какие-то ордена за освобождение Донбасса от киевской хунты от жидо-бандеровцев. Я думаю, что ничего плохого с ними не случилось, потому что, в конце концов, они выполняли задание командования. Их же направили для чего-то, какая-то задача у них же была. Как они выполнили или не выполнили, я не знаю. Но они пострадали – были в плену у жидо-бандеровцев.

Новости Украины – From-UA: - Как вы оцениваете заявление господина Турчинова о том, что у нас пройдет три волны мобилизации в следующем году? Не сломает ли это наше общество окончательно?

Мыкола Вересень: - Почему окончательно? Оно что, уже сломлено? Выбирайте слова, дамы и господа! А если сломали – значит, слабое общество. Если три волны могут сломать какое-то общество, значит, оно не достойно жизни. Очень просто. Любое общество, которое не способно себя защитить, способно сломаться из-за каких-то обстоятельств, значит, оно будет поглощено другим обществом.

Европейская традиция – это когда ты проявляешь собственную инициативу, русская традиция – когда за тебя проявляют инициативу, то, скорее всего, в этом случае это общество будет поглощено Российской Федерацией и на этом все закончится.

Европейцы не будут за нас ничего делать. Они будут помогать. Знаменитая история про рыбу и удочку. Они дадут удочку, а ты уже сам лови рыбу. А русские тебе принесут рыбу, но она будет гнилая, от нее будет понос, но это будет «на шару». Поэтому это выбор общества.

Андрей: - Ваши мысли по поводу этого года. Как вы его оцениваете?

Мыкола Вересень: - А правда, что днем светлее, чем ночью? Правда! Весь мир знает, что происходило в Украине, только Андрей не знает, как оценивать. Вот такая у нас сложилась история. В Бразилии, Америке, Канаде, Китае – везде все показывали по телевизору: и майдан, и аннексию, и войну на востоке, и героизм, и предательство, и победы, и поражения – все всё видят.

Новости Украины – From-UA: - Ваши прогнозы на следующий год. Чего Вы ожидаете? Какой Вы хотите видеть Украину?

Мыкола Вересень: - Я дам прогноз не на следующий год, а на следующие 3-4 месяца. Либо украинское общество сформировано и оно есть, и тогда никакие препятствия не станут помехой развитию. Либо этого общества нет, несмотря на всеобъемлющие дискуссии, что оно вроде бы есть, и тогда ничего не будет. Или общество умеет самоорганизовываться, или может идти и действовать самостоятельно, или оно еще не сформировано, и тогда вопрос, кто раньше сдохнет – Россия или Украина? Это важный момент. Я думаю, что это то, о чем сейчас думает Путин - удастся ли ему побороть Украину для того, чтобы тут воцариться.

Пока что Украина выглядит более совершенной социально-политической или социально-экономической конструкцией, и если это такая конструкция, тогда она имеет право на жизнь. Но все еще может измениться, если у нас есть такие люди, которые считают, что можно сломать общество окончательно. Вот тогда общество можно будет сломать окончательно, и тогда этому обществу ничто не поможет и оно погибнет. Что будет – никто не знает.

Новости Украины – From-UA: - Как Вы считаете, украинцы уже научились самоорганизовываться или они умели?

Мыкола Вересень: - В каких-то моментах, где есть тренировка, где украинцы тренировались на протяжении 20 лет – там они научились более-менее самоорганизовываться на майдане, научились иногда отстаивать маленькие права.

Но я не уверен, что научились, например, контролировать власть. Уже год прошел после майдана, а мы ничего не знаем. Мы не знаем, что у нас в Киеве происходит, кто-то слышал от мэра о планах?

Мы не знаем, что у нас происходит в стране, какие будут дороги, мосты, врачи и учителя. Разговор с обществом власть не ведет. А общество не выходит на майдан и мирно не говорит: что мы будем делать, господин мэр, господин президент, господин премьер, господин министр? Кто-то критикует, кто-то приветствует, но мы понимаем, что министр образования, сидя у себя в кабинете, когда он не был министром, про себя думал, что когда-то он может стать министром. Для этого нужно иметь бумажку, где будет написано, что там есть реформы, мы их чувствуем.

У Альмодовара есть фильм с названием «Поговори со мной», так вот общество постоянно говорит: «Поговорите с нами!». А вместо этого обществу предлагается посмотреть 1328 серию очерка «Дурак – сам дурак» - это так называемые политические шоу. А что от этих шоу обычному гражданину, я не знаю, мне тяжело понять. Они хвастаются между собой, красивые рубашки и костюмы надевают, говорят глупости, но общество от этого ничего не получает. Поэтому здесь мы организовываться еще не научились.

Новости Украины – From-UA: - Не считаете ли Вы, что общество заслуживает то правительство, которое имеет? 

Мыкола Вересень: - Более маразматического высказывания я никогда не слышал. Я постоянно с ним сталкиваюсь и даже не помню, кто автор этих слов, но это так смешно всегда. Например, в январе 1917 года общество Российской Империи заслуживало Николая II, а ровно 3 марта пошло временно заслуживать князя Львова, потом Керенского – не князя, а потом Ленина-Ульянова. Т.е. за один год общество заслуживало четырех разных человек? Или в ноябре прошлого года общество заслуживало Януковича, а потом Турчинова в марте, а уже потом Порошенко? Как-то очень быстро выходит.