...«Гардарика», писатель-фантаст Константин Матвиенко.

В ходе видео-онлайн-конференции гость редакции рассказал о том, кому нужны политтехнологи, на что обижаются мелкие оппозиционные силы, почему русский язык не может быть козырем на выборах, и о многом другом.

Предлагаем вашему вниманию список заданных вопросов и ответов на них.




Юрий Михайлович: – Товарищ Константин! Что Вы думаете по поводу всей этой политической ахинеи, происходящей в стране? Вот Тимошенко недавно заявила, что все эти взрывы-теракты очень выгодны власти, ибо она таким образом отвлекает внимание людей от насущных проблем. Но мне кажется, что это только еще больше подрывает авторитет Януковича и иже с ним, возможно, у них просто бездарные политтехнологи, как Вы считаете?

К. Матвиенко: – По определению, политтехнологи не могут быть общественно полезны и нужны. Политтехнологи нужны недобросовестным политикам, которые подменяют смысл политиканством. Но эта ахинея, будем пользоваться такой терминологией, имеет не только украинские, но и общецивилизационные корни. Меняется в обществе смысл власти. Наша власть этого не понимает, они никак не могут осознать того, что власть – это набор сервисов, проще говоря, обслуга. Наша власть пытается довлеть, в первую очередь, над экономически активными субъектами, и в этом ее поражение. Поражение Украины состоит в том, что в новых цивилизационных условиях здесь не возник субъект, который смог бы взять на себя лидерство, переосмысление и переорганизацию государства.

гражданин: – Было бы всем нам лучше, если бы к власти пришла Тимошенко, а не Янукович? В любом случае, теперь ее политическая карьера явно переживает не лучшие времена, но все же, какие у нее шансы на очередных президентских выборах? Думаете, остались еще люди, которые ей поверят? Спасибо.

К. Матвиенко: – Я признаю то, что Тимошенко была бы менее опасна для Украины, чем нынешняя власть. Но, как я сказал в предыдущем ответе, никто из политиков не берет на себя миссию цивилизационного лидера, это касается и Тимошенко.

Светлана, Киев: – Как Вы оцените явно пока очень блеклые попытки оппозиционных партий объединиться в одну политическую силу? Далеко не первый раз они заявляют о том, что пора действовать вместе, но дальше разговоров дело так и не зашло пока. Неужели они надеются своими разговорчиками запугать власть?! Нет, ну нужно же, наконец, что-то сделать!

К. Матвиенко: – Они не пугают власть своими разговорчиками, эти политические карлики обижаются потому, что их не взяли во власть. Потому они маякуют: нехорошая власть, вот мы возьмем, объединимся – и вам будет плохо. На самом деле на них не стоит рассчитывать. Все эти ребята имеют достаточный политический бекграунд, чтобы могли посмотреть от комсы и коммунистов до разных национал-патриотических организаций. Давайте вспомним, что и Яценюк, и Гриценко, и Матвиенко, и Порошенко занимали высокие посты в исполнительной власти и при Кучме, и при Ющенко. Они несут весомую часть ответственности за то, что происходит в стране сейчас.

просто Стас: – Здравствуйте, уважаемый политолог! Вот мой вопрос:

Оппозиция постоянно обвиняет Януковича в сдаче интересов России. Но вот парадокс – электорат регионалов, собственно и выбравший Януковича президентом, обвиняет последнего в продолжении политики предыдущего президента Ющенко. И действительно, кроме сомнительной «сдачи интересов страны» в виде продления аренды российской базы ЧФ в Крыму, Януковичу и предъявить-то нечего. Ах, да – с Бандеры сняли звание героя. СПУСТЯ ГОД! Да и то, президент не лично это сделал, как того ждали его избиратели. Тем более, никто и никогда не сделает русский язык государственным – это и ежу понятно (не будет тогда у регионалов козырной карты на очередных выборах). Так чего же так зудит оппозиции и националистам? Вон, Азаров, не может, но пытается говорить на украинском языке. И где же пресловутое неуважение к державной мове? Гаишника, вот, даже наказали... Представить такое, например, при Кучме невозможно. Прокомментируйте, пожалуйста.


К. Матвиенко: – Уважаемый Стас, я не политолог, даже тех людей не люблю, которые называют себя политологами. Я – эксперт в достаточно узкой сфере – местного самоуправления и территориальной организации власти. Теперь что касается сдачи интересов страны Януковичем, как Вы сказали. Самую большую тревогу вызывает попытка объединения авиационной промышленности Украины и России, потому что на рынке продажи самолетов, а также вооружения, Украина и Россия являются прямыми конкурентами. Крайне опасным является усиление зависимости украинской ядерной энергетики от архаичных и отсталых российских технологий. Что касается флота, то, с одной стороны, как боевое подразделение он неэффективен и для российской безопасности и обороны, а с другой стороны, остается техногенно-опасным объектом на территории Украины. В случае же военного конфликта России с какой-то из стран Украина автоматически, помимо ее воли, может быть втянута в какой-то конфликт. В отношении украинского языка самым ярким примером неуважения к нему является высказывание городского головы Одессы Костусева, который запретил подавать ему документы на украинском языке. Русский язык не может являться козырем на выборах в условиях социально-экономической стагнации, точно так же, как и украинский. В отношении Степана Бандеры и Романа Шухевича меня искренне удивляет, зачем Партия регионов взяла на себя роль промоутера этих исторических личностей в сегодняшней политической современности. Чем больше разговоров о Бандере, тем выше к нему интерес молодежи.

Сергей: – Почему в момент жесткого экономического кризиса интересы жителей юга и востока, которые на 80 % создают ВВП страны, лишают права использовать в общении с чиновниками, в получении образования и прочих языковых правах?

К. Матвиенко: – Никто не лишает их такого права. ВВП страны создается не на 80, а на 60 процентов на юго-востоке. При этом качество жизни на юго-востоке гораздо ниже, чем на других территориях Украины. Жители юго-востока должны требовать от правящей партии обеспечить перераспределение национального богатства таким образом, чтобы условия жизни и труда в шахтерских городках и поселках, например, Донбасса, были не хуже, чем на западе Украины. Но дело не только в деньгах, дело в качестве общества, в разных территориях Украины, его способности добиваться минимально достаточного качества власти. Именно в силу слабости гражданского общества мы имеем такой низкий уровень жизни.

Оксана: – Скажите, а как политолог совмещает в себе еще и писателя-фантаста – т.е. реальность и фентези? И не бывает ли политолог в своих прогнозах фантазером, а писатель-фантаст реалистом?

И еще: может ли современный украинский писатель жить только с продаж книг?


К. Матвиенко: – Писательство может быть только хобби в Украине, жить с этого достаточно комфортно невозможно, за исключением таких настоящих писателей и мыслителей, как Лина Васильева-Костенко, Мария Матиос, а также многие писатели, живущие в Украине, но активно продающиеся на Западе и в России. Что касается моих романов, то этим я развлекаюсь, а не зарабатываю деньги. В отношении прогнозов недавно переизданной моей первой книги «Час настав», я сфантазировал такое государственное учреждение, как Центр исторических коррекций, Федерацию. Указ господина Медведева об учреждении комиссии по противодействию фальсификации истории появился позже. Также один из моих героев, гуляя по Владимирской горке и обсуждая перспективы ее застройки, говорит своему собеседнику, что недолго осталось молодой команде киевского мэра рулить Киевом...

donbass: – В Европе неоднократно звучали заявления о том, что нынешняя власть в Украине нелегитимна. Каково Ваше мнение на этот счёт? Только, пожалуйста, без общих фраз, чётко и конкретно. Благодарю.

К. Матвиенко: – Без общих фраз – власть легитимна. Она признана как всеми странами мира, так и украинским обществом.

Александр П.: – Янукович весьма удачно начал политику, названную оппозицией «антисоциальной» – обещал повышение минимальной пенсии, но не выполнил, повышаются в цене коммунальные услуги, принимаются весьма неоднозначные кодексы, прочитав которые, простой человек просто ничего не поймет. Меня интересует два вопроса:

1. Неужели эта политика сворачивания социальных гарантий и свобод действительно настолько вынужденная мера и ничего нельзя было сделать по-другому?

2. Растолкуйте, пожалуйста, свое видение Налогового, Трудового и Жилищного кодексов. Действительно ли все так плохо, как об этом кричит оппозиция?

Спасибо.


К. Матвиенко: – В какой-то степени действительно эта политика вынужденная. Объективно такого количества льгот в столь малопроизводительной и малоэффективной стране обеспечить невозможно. С другой стороны, полученные за счет повышения тарифов средства не будут направлены на модернизацию коммунальной инфраструктуры, а следовательно, платя более высокие цены, мы будем получать все более низкокачественные услуги. Что касается кодексов, то, разумеется, в двух словах в режиме общения в чате проанализировать их невозможно, но об их крайне низком качестве говорит уже тот факт, что Президент был вынужден наложить вето на подготовленный его же правительством Налоговый кодекс. К сожалению, крайне высока вероятность того, что такого же качества будут и другие законы.

одессит: – Что ждет Украину в будущем? Ваш прогноз, как аналитика, пожалуйста. Удастся ли Тимошенко когда-нибудь стать президентом? Или кто, по-Вашему, победит на выборах в 2015?

К. Матвиенко: – Полагаю, что Тимошенко уже никогда не вернется в ситуацию апогея своей политической карьеры. Любой из на сегодня известных политиков вызывает у меня неприятие в качестве будущего президента. Будем надеяться, что президентом станет тот, кого сегодня мы не знаем.

Гена: – Как Вы думаете, возможно ли в Украине повторение того, что сейчас происходит в ряде африканских стран и уже докатилось до Европы? Я имею в виду массовые акции неповиновения народа, а возможно и революцию. Последний майдан предпринимателей показал, что даже объединенные общей целью наши люди уж очень слабо консолидируются и не могут прийти к общему решению. Но когда-то же общественное терпение лопнет, и что тогда? Сколько еще правительству понадобится «драконовских» реформ, чтобы окончательно разозлить даже свой электорат?

К. Матвиенко: – Мне не известны исторические примеры, когда бы силовой захват власти стимулировал эффективность государства. Оппоненты могут припомнить Ататюрка и ряд других авторитарных лидеров, которые, сломав предыдущий режим, долго и упорно строили новую страну. Ни в Тунисе, ни в Египте, ни как это было ранее в Румынии, силовая революция не даст социального позитива для большинства общества. С моей точки зрения, для Украины нужен не силовой путь, а нечто подобное тому, что делала Ганди в Индии. Минимизация контактов с властью. Все, что можно сделать без нее, следует делать. Сегодня крайне недооценивается то обстоятельство, что введение в действие Налогового кодекса привело к тому, что предприниматели контактируют, напрямую обмениваются товарами и услугами по бартеру, стихийно строят систему взаимоотношений таким образом, что государство из нее исключается.

Игорь: – Добрый день! Верите ли Вы, что Украины может быть две? И на одной из них будет очень авторитарная власть?

К. Матвиенко: – Я за то, чтобы Украин было хоть десять. Например, Украина образовательная, когда люди, предоставляющие образовательные услуги, функционируют самостоятельно на всей территории страны, без участия в этом процессе Минобразования. Украина товаропроизводительная – когда производственная кооперация, включая и выходы на внешние рынки, осуществляется без участия Министерства экономики и финансов. Аналогично Украина медицинская, Украина культурная и так далее.

Миллионер из трущоб: – Многие считают, что мы повторяем путинскую модель власти. В таком случае будет ли и у нас свой Ходорковский?

К. Матвиенко: – Путинскую модель власти можно было повторить, если бы у Украины было столько нефти и газа, а также леса, алмазов и золота, сколько у России. Уровень ресурсного обеспечения Украины не дает нам возможности сделать такую модель минимально общественно эффективной. Можно привести пример Белоруссии, где так же мало ресурсов, но Беларусь маленькая. Поэтому для России не слишком обременительно поддерживать на плаву правящий в ней режим. А Украина большая, неспокойная и развращенная свободой слова, свободой передвижения, вообще свободой.

Дмитрий В.: – Ув. Константин, есть ли для Украины альтернатива МВФ? Неужели без него никак? Спасибо.

К. Матвиенко: – Отличный вопрос. Уважаемый Дмитрий, ни одна страна мира, которая выполняла рекомендации МВФ, не построила эффективной экономики. Ни Сингапур, ни Тайвань, ни Южная Корея не ориентировались на денежные ресурсы МВФ в то время, когда делали свои знаменитые экономические скачки. Мы же свято выполняем рекомендации МВФ и Мирового банка. Данные рекомендации направлены не на улучшение социальных условий в Украине, а на гарантии возврата с процентами кредитов. Нам дают миллиарды, мы под них опускаем гривну, а свободно конвертируемые доллары уходят в офшоры. Сотрудничество очень выгодное, но не для страны.

Вальтер: – На днях был арестован экс-спикер крымского парламента регионал Гриценко. Получается, Регионы уже мочат своих для показухи? Или Вы верите в другие причины?

К. Матвиенко: – Ресурс разграбления страны практически исчерпан. Уважаемый Вальтер, Вы когда-нибудь что-нибудь слышали о поведении пауков в банке?))

Геннадий Александрович, г. Харьков: – Здравствуйте! Можете сделать прогноз относительно того, грядут ли в политикуме глобальные перемены – ну там новые коалиции, громкие увольнения-назначения...

К. Матвиенко: – Геннадий Александрович! Наша с Вами заочная беседа имеет место в интерьере Интернет-издания, на стене которого вывешены фотографии практически всех топовых украинских политиков. Глядя на них, я остро ощущаю, что их судьбы мне не интересны. Назначение, увольнение, коалиция не имеют ничего общего для реальной жизни в стране.

Виктория: – Кем Вы видите следующего ИЗБРАННОГО мэра Киева?

К. Матвиенко: – Киев лишен статуса территориальной общины – субъекта местного самоуправления, должность киевского городского головы теперь имеет только формально представительское и церемониальное значение. Поэтому сначала Киев должен получить свое право самоуправления, как любой другой город в Украине, и только потом можно говорить о личности городского головы. Полагаю, что им должен быть киевлянин, потому что мне приходилось сталкиваться с ситуацией, когда один из заместителей городского головы путал Никольскую Слободку с Никольской Борщаговкой и очень ругал своего водителя за то, что он его «не туда» привез.

Шереметьев Олег: – Приветствую Вас, уважаемый! Хотел бы узнать, какие геополитические возможности есть у нашей страны, как Вы думаете? И как она могла бы ими воспользоваться?

К. Матвиенко: – Возможности огромные. Первая – географическое положение. Мы – естественный и инфраструктурно развитый коридор между Азией и Европой. Вторая – мы мощный игрок на рынке продовольствия. Третья – только не смейтесь, мы стабильная страна, не государство, а именно общество и страна. Даже массовые манифестации в Украине проходят уникально мирно. Четвертая – у нас сохраняется достаточно высококвалифицированное население, то есть можно размещать высокотехнологичное производство.

Дарий: – И все-таки, когда состоятся парламентские выборы? Какая сила может быть на них триумфатором?

К. Матвиенко: – Парламентские выборы состоятся, скорее всего, в 2012 году. Большинство за счет мажоритарной составляющей парламента получит Партия регионов. Роль оппозиции плохо будут играть парочка национал-демократических блоков и националисты.

Левый: – Что Вы думаете о Тягныбоке и его «Свободе»? Как-то подозрительно власть взялась за Юлю и пофигистски относится к ультраправым националистам. Какие вообще перспективы у этого политика?

К. Матвиенко: – Власть пофигистически относится не только к ультраправым, но и к окружению Ющенко. Что касается Тягныбока, то отдаю должное его последовательной политико-этической позиции. Это второй случай в Украине, когда идеология превалирует над личностью лидера политической силы. Первыми в таком случае были коммунисты. У меня нет ответа на вопрос, почему партия «Свобода» не ставит во главу угла сегодня проблемы социальной политики. Национализм – слишком узкая ниша (хотя она имеет тенденции к расширению), чтобы только с его позиций претендовать на контрольный пакет акций в политическом холдинге.