...Александр Булавин.

В ходе видео-онлайн-конференции Александр Алексеевич рассказал о том, чем отличается нынешняя президентская кампания от предыдущей, почему Украине нужен царь, кто знает реальный рейтинг кандидатов в президенты и о многом другом.

Предлагаем вашему вниманию список заданных вопросов и ответов на них.




Жорж: – Скажите, а вы сами за кого будете голосовать на выборах – в первом туре? А за кого будете во втором, если будут Янукович и Тимошенко? Спасибо!

А. Булавин: – Я в первом туре буду голосовать, скорее всего, за Тигипко, а во втором туре против всех, потому что это не выборы Украины. Могу сказать что, в принципе, нереальный практический вариант, но было бы лучше, если бы люди проголосовали против всех. У нас есть вариант де-юре, что выборы будут объявлены несостоявшимися и будут повторные выборы уже с другими кандидатами. Но это маловероятная ситуация. По идее, нормальная реакция у человека на нынешнюю ситуацию – это когда на выборы приходит менее 50%. Но на удивление, при той ситуации, что сложилась в стране, предполагаемая явка сегодня под 80%.

Игорь Анатольевич: – Добрый день, Александр! Как вы считаете, почему нынешняя президентская кампания проходит так вяло – ни в какое сравнение с кампанией 2004 года? Неужто президентское кресло перестало быть лакомым?

А. Булавин: – Тут целый ряд факторов можно было бы назвать. Первый фактор, что наиболее реальные два кандидаты – Янукович и Тимошенко – дискредитированы на уровне страны, при том что у них есть некий электорат, но даже он не очень устойчив. Второй очень важный момент – фактически на этих выборах кандидаты в президенты ничего нового нам не предъявили, нет никаких новых технологий. Ну разве что «вона працює» – кампания Тимошенко в чем-то интересна, но она тоже не вышла за рамки традиционных избирательных кампаний. Третий момент. Надо сказать, что обществу не предложена никакая ясная проработанная детально оптимистическая перспектива. Все кандидаты в президенты оставляют людей в неведении об их будущем. Ситуация, когда появляется некая уверенность в завтрашнем дне, сегодня отсутствует. Поэтому, к сожалению, в Украине пока мы выбираем лучшего из худших, и не удивительно, что в очередь за не очень надежным мясом люди спешат выстроиться.

Старик Шапокляк: – Какова по вашему вероятность того, что Тигипко – технический кандидат Тимошенко?

А. Булавин: – Вы знаете, в нашей стране трудно от чего-то зарекаться, и у Тигипко действительно были некие связи с правительством Тимошенко: он был советником, возглавлял некую общественную палату при Кабмине. Возможно, это наталкивает на мысль о том, что Тигипко – технический кандидат Тимошенко. Но Тигипко – во многом либерал, он скорее отбирает голоса у Тимошенко, чем у Януковича. Можно было бы сказать, что Тигипко – технический кандидат Януковича, но это не так. Я хотел бы подчеркнуть: еще на выборах 2004 года у многих возник вопрос, а почему не Тигипко, а Янукович? Я могу точно утверждать и это подтверждают социологические исследования: если бы вместо Януковича был Тигипко, то он наверняка победил бы на выборах Ющенко. Если говорить о новой волне кандидатов в президенты Украины – Яценюк, Гриценко, Богословская, Тигипко – то Тигипко, с моей точки зрения, является наиболее эффективным кандидатом. Мне даже было предложение несколько месяцев назад войти в команду Тигипко, и когда мне сказали, что «мы идем на победу», я отказался, потому что в победу я, к сожалению, не верю. Не потому, что он не проходной, а потому что он поздно начал. Если бы Тигипко начал как минимум за 8 месяцев до своего реального старта, то он без сомнения прошел бы во второй тур, а во втором туре, скорее всего, он бы побеждал своего оппонента.

ZVir: – Александр Алексеевич, ответьте, пожалуйста, на два вопроса:

1. Какие правовые акты, как украинские, так и международные, будут нарушены введением русского языка в Украине как второго государственного?

2. Какие политические, имущественные, социальные и другие права граждан будут нарушены или ущемлены введением русского языка в качестве второго государственного?

Благодарю за ответы.


А. Булавин: – 1. С точки зрения международных актов никаких нарушений быть не может. Есть целый ряд европейских стран, где в конституции закреплены несколько государственных языков, которые имеют право на жизнь. Что касается Украины, то в Конституции прописано, что державною мовою є українська мова. И в принципе введение русского языка как второго государственного можно было бы рассматривать как нарушение, однако если бы референдум прошел, например, и большинство в Украине проголосовало бы за принятие русского языка вторым государственным, то Верховной Раде ничего не оставалось бы, как проголосовать за внесение изменений в Конституцию. И все было бы законно.

2. Никакие права не будут нарушены. Речь не идет о замене украинского языка на русский. Тогда бы некие права ущемлялись. А если гражданин Украины имеет право писать заявление в суд то ли на украинском, то ли на русском языке, то никаких нарушений не было бы. Сегодня Тягныбок возмущается тем, что в Крыму говорят на русском, а он хочет говорить на украинском. Этот бы конфликт был бы снят. И, кстати, для граждан Крыма тоже. У меня целая жизненная полоса связана с Крымом, и когда многие правительственные чиновники говорят, что рука Москвы, проплаченная акция – это полная галиматья. Я объясню почему. Крымчане действительно думают так, как они говорят. В данной ситуации крымчан беспокоит не то, что Тягныбок говорит на украинском, а то, что им не позволяют говорить на русском.

Сергей: – Неужели никто из кандидатов не понимает, что действия Ющенко и его националистического окружения (последний указ о чествовании сечевых стрельцов, например) опасны – в сознание людей закладывается идеология ненависти к России.

Как будем разгребать это сомнительное «наследие» нашего «гаранта»?

К сожалению, я не вижу реальной политической силы способной прекратить разжигание вражды между русским и украинским народами.

С уважением. Сергей Оводенко. Днепропетровск.


А. Булавин: – Я хотел бы подчеркнуть, что, без сомнения, Ющенко существует, потому что он отражает взгляды определенной части населения. Точно так же как некие силы праздновали день рождения Сталина, это для кого-то казалось дикостью. Точно так же, когда Ющенко устанавливает празднование сичовых стрельцов, присваивает звание героя Шухевичу, когда это выглядит дико в глазах другой части населения. Разгрести это достаточно легко. Эти указы можно отменить. Проблема в другом – проблема в том, что это нельзя отменить в сознании определенной части населения Украины. Эта предвыборная кампания показала, что, с одной стороны, Украина представляет собой некую единую структуру, которая объединяется не только территорией. Нынешняя избирательная кампания – одна из немногих позитивных черт состоит в том, что она объединила Украину тем, что и во Львове и Донецке, в Сумах и Керчи стали одинаково негативно относиться к тотальной лжи, которая распространяется в ходе выборов. Аллергия на ложь – общая характерная черта для всей территории Украины. Оказалось, что независимо от того, в каком регионе украинцы живут, они выступают против лжи. И вот этот вопрос и другие процессы в ходе кампании еще раз поставили вопрос о необходимости федерализации Украины. Изначально не экономической и не административной, а культурной. Вот даже на вашем сайте на форумах я читал, что мы должны дать право жителям Галичины праздновать их праздники, но не распространять их на всю страну. Так же как мы должны дать право жителям восточной Украины, Слобожанщины, праздновать свои праздники, но не заставлять эти же праздники праздновать во Львове. То, что существует в ментальности, изменяется наиболее трудоемко.

Лидия: – Вопрос один и прошу на него ответить, пока еще согласно «Закона о выборах Президента Украины» можно. За кого из кандидатов лично Вы будете голосовать. Можете ответить на электронный адрес.

С уважением к Вам,
Лидия (г. Винница)


А. Булавин: – Ответ уже есть, смотрите выше.

Кирилл: – Сколько, по-вашему, потрачено на предвыборную кампанию денег Тимошенко и Януковичем по-белому и по-чёрному?

А. Булавин: – Я должен сказать, что еще никогда ни в одной стране мира (учитывая, что я этой сферой занимаюсь уже более 20 лет), в принципе, суммы, потраченные на выборы, никто не оглашал. Что касается официальных затрат, то они будут, естественно, в рамках избирательного фонда. Это не будет превышать 1,5-2 млн. долл., так как эта сумма была потрачена на телевидение, и ее скрыть как бы нельзя. Реальные расходы никто никогда не определит. Предположим, кто знает, сколько концертов провела Юлия Тимошенко? Никто не знает, только в штабе знают. Никто не знает, сколько реально стоил каждый концерт. Предположим, он стоил 20 тыс. долл. В 2004 году, по оценкам экспертов, избирательная кампания обходилась более 500 млн. долл. каждому кандидату. Проблема не в том, что они потрачены. Во всех странах кандидаты в президенты привлекают очень большие суммы денег, как известно, Обама был оценен как лучший фандрайзер (Фандрайзинг – собирание средств. – Ред). Проблема в том, что сегодня Тимошенко тратит наши деньги. Одной из позитивных сторон любой избирательной кампании является то, что люди на ней зарабатывают – те, кто стоят в палатках, на митингах, печатают листовки. В общем, страна на выборах зарабатывает. Проблема в том, что деньги у нас берут и нам же отдают. Что совершенно справедливо возмущает и Партию регионов, и того же Литвина, и Ющенко, и Тягныбока. Делается это очень не чистоплотно. Нам сегодня говорится: вы только проголосуйте – и вам будет счастье. При том, что один из кандидатов в президенты из этой казны вытащил все, и не просто на выборы, а на ближайший квартал. Очень интересен эксперимент этих выборов. В 2004 году Янукович и его правительство добились того, что страна достигла роста экономики в 12,7%. Янукович реально повысил накануне выборов зарплаты и пенсии людям. И, тем не менее, это стало недостаточным мотивом для того, чтобы страна за него проголосовала. Для многих западных экспертов было полной неожиданностью и дикостью, что 60% за него не проголосовали. А теперь давайте посмотрим на другой вариант. Юлия Тимошенко опустила страну на дно, но провела самую дорогостоящую тотальную масштабную и очень эффективную избирательную кампанию. Вот интересно, сможет ли она обдурить украинский народ. Мне интересно, фактически все, что сделала Тимошенко в ходе выборов, – это только антитехнологии, ложь и обман, смена костюмов, нарядов и лозунгов. Сможет ли сегодня Тимошенко с помощью антитехнологий обмануть народ? Мне кажется, что тот процент, который показывали социологические службы накануне той даты, когда нельзя уже их обнародовать, в районе 15%, – вот это ее рейтинг, ее возможности, ее шанс. Выше она не должна подняться. Мне интересно, сбудутся ли мои прогнозы.

Алексей: – Можно ли агитировать голосовать «не поддерживаю ни одного человека»? Законно ли это?

А. Булавин: – В данной ситуации человек должен согласовать это со своей совестью. Мне иногда задают вопрос: скажите, а можете ли вы к чему-то призывать, если вы в это не верите? Я отвечаю, что это вопрос совести. Некоторые мои коллеги обвиняют меня в непрофессионализме, потому что я работаю с теми, кто мне интересен, за небольшой гонорар, и не работаю с теми, кто мне неинтересен, даже за большие деньги. Эти выборы будут тестом на совесть, поскольку уже известно из многих источников: многие кандидаты подкупают избирателей. Может, эта кампания будет поворотной, когда размеры подкупа не будут совпадать с количеством голосующих. Возможно, это отвратит политиков в будущем от подкупа вообще.

Михаил Иванович: – В Ялте автобусы и троллейбусы залеплены портретами Януковича. Во время новогодних утренников для детей (а по сути услуги для избирателей) в клубе военного санатория ЧФ РФ раздаются шарики и значки «Наш президент Янукович». Почему милиция и теризбирком не реагируют на это? Это договоренность БЮТовцев и регионалов?

А. Булавин: – Ничего преступного в этом нет. Размещать на автобусах и троллейбусах рекламу Януковича, так же как и других кандидатов, можно. Заключается договор и оплачивается из избирательного фонда. Все кандидаты в этом смысле стараются заполучить голоса через детей. В Украине в отличие от многих стран реклама делается через детей. Во многих странах существует запрет на привлечение детей к рекламе. Это дело совести. Когда объем визуализации, рекламы превышает некий уровень, она работает против кандидата. Точно так же, когда по ТВ передают сто раз рекламу кофе, ты приходишь в магазин и от этого кофе шарахаешься. Кстати, это вещь, не зависящая от уровня образования и социального опыта. Во всех политтехнологических учебниках существует правило, что объем визуализации должен достигать определенного предела. Я давно пришел к выводу, что объем давления на избирателей должен идти по позитивной экспоненте. И если работают профессионалы в штабах, то к 16 числу на территории Украины не будет ни одной точки, где не будет сосредоточена рекламы всех кандидатов с сумасшедшей силой. А это уже переходит все разумные границы.

gyrd: – Приходилось ли вам встречать на Украине играющих политиков с МОРАЛЬЮ? Возможно ли это? А если встречали (О, чудо!), то не скрывайте от нас их имена. Возможно ли ради высоких целей (пусть временно) тормозить расследования случаев педофилии? Спасибо.

А. Булавин: – Я начну с конца. Расследование случаев педофилии нельзя прекращать никогда. В отличие от Украины, во всех цивилизованных странах наступает очень жесткое и, главное, неотвратимое наказание. Я хотел бы задать вопрос уважаемому визави: вы встречали в речи людей, которые вас окружают, такие слова – честь, благородство, достоинство, отечество. Я думаю, что очень редко. Вы абсолютно правы, что найти политика, который реально поступает честно, крайне сложно. Как и бизнесмена. Поэтому не интеллигенция стала богатой, а люди, отнюдь не высокообразованные. Но это вовсе не значит, что если Украина сохранится как государство, когда-то такой политик не появится. Но я хотел бы сказать, что честь не востребована в обществе. У нас амбивалентное сознание украинцев. Когда проводишь соцопрос, все респонденты говорят, что нам нужен честный политик. А те, кто требуют, они сами честные? Почему так тяжела борьба с коррупцией? Потому что коррумпировано все общество. Почему у нас появляются нечестные политики? Пока что честных людей мало среди населения. Мы могли бы сказать, что вот такие паразиты, как Ющенко, Янукович, Тимошенко... это не ставленники какой-то страны-метрополии, их к нам не забросили, все люди плоть от плоти, кровь от крови украинские граждане. 17 января – первый позитивный шаг общества нашего к очищению, будет состоять в том, чтобы выбрать наиболее честного из тех, которые сегодня представлены. Сегодня у нас существует 17 кандидатов. Вот избрать наиболее честного. Мне скажут: тогда проголосую за Протывсих. Он простой, но вряд ли честный, потому что намеренно менять фамилию, чтобы выступить на выборах... Согласитесь, что это не совсем честный человек. Выберут того, кто может управлять страной, из тех, кто может, действительно удержать ситуацию в позитивном русле, надо выбрать того, кто наиболее честен с твоей точки зрения.

Владимир: – Как вы думаете, почему все украинские телеканалы ведут утреннее вещание на украинском языке?

Неужели для того, что бы русскоязычная часть Украины смотрела по утрам только новости в российском изложении?


А. Булавин: – Вопрос совершенно законный. Мне трудно отвечать или интерпретировать позицию каналов. Наверно, они отрабатывают свои лицензии, т.к. они обязаны значительный процент времени вещать на украинском языке. Но если бы русский язык был внедрен как второй государственный, таких уродств не было бы, они бы начали вещать на том языке, на котором выгодно. Жизнь приобрела бы разумные прагматичные рамки. Никакой драмы тут не будет. Абсолютно для меня состоявшийся вывод: вопрос о русском и украинском языке – это заполитизированный и навязанный обществу вопрос. Кстати, юридически-правовую форму он имеет. Люди в суде, аптеках, госучреждениях вынуждены писать и говорить на украинском языке. И для этого нужно принять закон о втором государственном. А в Киеве 9 из 10 на улице будут говорить на русском – на том, на котором удобно, на котором привыкли. И это нормально. Ненормально, что небольшая часть населения навязывает большей части населения свою волю с помощью власти, законодательства и прочих вещей, например, судов.

Олег, Киев: – Добрый день! В случае своего поражения Тимошенко или Янукович действительно могут собрать второй Майдан, и какой может быть сценарий в таком случае?

А. Булавин: – Тут я бы развел две эти фигуры. В случае поражения Януковича – маловероятно, если это будет реально подтверждено голосование на избирательных участках, я думаю, что Партия регионов не будет будоражить общество. Эти майданы стоят огромных денег. Майдан в 2004 году в сутки стоил минимум миллион долларов. А вокруг Януковича собрались прагматики, на которых деньги не сыплются с неба, они их зарабатывают. Учитывая ситуацию с Тимошенко, я не исключаю, что будут предприняты самые радикальные меры. Я думаю, что зарезервированы достаточно большие суммы средств, для того чтобы раскручивать этот маховик, после выборов в случае проигрыша. Чем ближе выборы и чем яснее для команды Тимошенко такой сценарий, тем больше денег и идей сосредотачиваются в этой части после выборов. И когда на ряде сайтов появилась информация, что Партия регионов собирается проиграть выборы, поэтому забронировали все площади, я с улыбкой это воспринял. Потому что это одна интерпретация. Есть и другая интерпретация. Люди Януковича хотят занять эти площади, чтобы их не могла занять команда Тимошенко, чтобы не был запущен маховик, чтобы опять полевые командиры не гнали людей на Администрацию Президента, ВР, Кабмин и т.д. Я такое допускаю, скорее всего, так оно и есть.

Сашок: – А может быть такое, что президентские выборы не состоятся?

А. Булавин: – Не может такого быть, к сожалению. С одной стороны, потому что в этом заинтересованы очень влиятельные финансово-политические группы Украины. С другой стороны, этого ждет общество. Об этом очень редко говорится, но я могу сказать, что избирателям Тимошенко интересно, сколько она наберет. И им же интересно, сколько наберет ее оппонент. Третий момент: вложены громадные государственные средства. И последнее, о чем я говорил выше: если бы украинский народ поднялся до уровня высокой политической культуры и организованности, и сорвал выборы – это было бы благом для Украины, потому что сменилась бы политическая элита. Тяжеловесы вынуждены были бы пропустить вперед тех людей второго эшелона, которые вряд ли так пробьются к власти. Но для этого нужно другое общество.

Юлия: – Здравствуйте, Александр! Ответьте, пожалуйста, чем, по-вашему, нынешняя президентская кампания отличается от предыдущей? Спасибо!

А. Булавин: – Отличие есть. Я уже говорил, что среди позитивных отличий – ложь политиков объединила страну. Данная кампания отличается тем, что в обществе возникла неприкрытая потребность в молодом новом лидере. В 2004 году об этом речь не шла, но сегодня социсследования явно показывали желание увидеть нового молодого политика. Третий момент – кроме технических кандидатов в этой кампании присутствуют новые кандидаты, претендующие на президентство. Четвертый момент связан с тем, что на этих выборах нет такого активного, напористого стремления зарубежных стран вмешаться в выборы в Украине. Надо сказать, что эти выборы проходят в условиях кризиса, и поэтому все общество качнулось влево, т.е. в социалистическую нишу. И все кандидаты заявляют о социальных гарантиях, о повышении зарплаты, о социальной справедливости. Все кандидаты паразитируют на коммунистической и социалистической нише. Даже Тягныбок, когда он заявляет, что нужно национализировать предприятия. Еще одно яркое позитивное отличие состоит в том, что был создан Блок левых сил. Я не переоцениваю Симоненко, но факт остается фактом. Если бы объединились националистические силы, то политическая игра на выборах упростилась, стала бы более прозрачной, идеологической. Люди бы поняли, кто есть кто и где.

Отличия негативного плана. Эта кампания превзошла предыдущую по уровню политической лжи, которая накладывается на низкий уровень политической культуры населения. В результате не только избиратели не понимают, кто их кандидат, но даже зарубежные политики не понимают: Янукович за НАТО или против, Тимошенко за Единое экономическое пространство или нет. Они, по-моему, сами уже не понимают, кто их избиратель. Второй момент: это массовая чернуха. Вместо соревнования политических и идеологических программ идет соревнование, кто больше накопает и набросает грязи. В отличие от предыдущей кампании этим занимаются уже сами кандидаты. Третий момент – высочайший уровень предательства, когда политики перебегают из одного лагеря в другой. Когда люди, стоявшие бок о бок на Майдане, и призывавшие к победе «оранжевой» власти, топчут ее с остервенением. Это вызывает аллергическую реакцию и за рубежом. Еще один негативный момент – существует асимметричная предвыборная кампания. Некие кандидаты в президенты на Западе говорят одно, а на Востоке – другое. Асимметрия не только идеологическая. Еще асимметрия существует в проведении самой избирательной кампании. Например, Симоненко провел кампанию без билбордов и палаток. Возможно, это такая технология, но вся его кампания свелась к тому, что он ездил с агиттурами по стране. Некоторые вообще не вели никакой пропаганды. Пока что избирательная кампания носит не всегда серьезный характер. Такого не было в 2004 году. А здесь просто такая смешная кампания. Хотя по деньгам она совсем не смешная. Только за регистрацию надо заплатить 300 тысяч долларов. Согласитесь, 300 тысяч долларов просто так выкинуть на улицу, чтобы потом ничего не делать...

Гена Букин: – Какой нужен президент Украине – как считаете?

А. Булавин: – Вообще Украине нужен царь. Я понимаю, что это нереально, но это не шутка. Царь нужен как образец поведения, как человек, который демонстрирует, то, как должен себя вести гражданин Украины. Царь нужен для того, чтобы учить людей. Сегодня нужна жесткая политическая фигура, которая ввела бы жизнь в Украине в законное правовое русло, сомнения не вызывает. Этого требует и народ. Самые последние исследования показали, что у 72% украинцев наилучшим политиком считается Путин. Третий важный момент – этот человек должен быть отцом народов. Украина не может быть заложницей одной этнической группы. Если так будут развиваться события, то будет очень грустно. Люди и так уезжают из страны, считают за счастье поселиться в той же Испании, которая по уровню жизни в Европе занимает далеко не первое место. Президент должен уметь слушать народ, а не говорить, как Ющенко, особенно в последнее время набрался наглости начал уже хохлами украинцев обзывать и т.д.

Артур: – Кто будет Президентом – скажите, ведь это уже решено?

А. Булавин: – Кем решено? Я не знаю. С учетом всего вышесказанного, которое характеризует, с одной стороны, электорат, с другой стороны, характеризует наших политиков, на сегодня ситуация непредсказуема. Если фиксировать соцопросы на уровне 7 января, то это Янукович. Это лучший выбор из двух зол. В атмосфере тотальной лжи проводятся эти выборы. То же касается и социологических служб. Многие уважаемые службы дают некоторые показатели, которые явно носят пропагандистский характер, а реальное положение дел знают очень немногие люди, которые это мнение не публикуют. Осталась последняя неделя, и, учитывая практику прошлых лет и зная авантюризм Тимошенко, можно допустить что угодно. Если она уже начала обращаться к экстрасенсам, то я не исключаю, что она может обратиться еще к кому-то, для того чтобы спровоцировать покушение на нее, появится наемный убийца, который совершит неудачное покушение на Тимошенко. Сегодня сказать стопроцентно, кто будет президентом, нельзя.