...создание нашего уютного быта. На диване мы смотрим телевизор, пьем с гостями чай, принимаем важные решения или просто храпим после вкусного обеда. Трудно представить, каким был бы наш дом без уютного дивана!

Если вы думаете, что это просто мебель, то вы глубоко ошибаетесь. Это гораздо больше. Диоген взирал на наш мир из своей бочки и создал философию циников. Илья Ильич Обломов, герой известного произведения Гончарова, созерцал, лежа на диване, и тоже вошел в историю, став прототипом обломовщины – неотъемлемой части нашего менталитета, а заодно и таких выражений, как «облом» (лень, неохота, не вижу смысла) и «обломись» (оставь, расслабься). Его великий литературный последователь Васисуалий Лоханкин сумел, не вставая со своего дивана, выйти за рамки рутины бытового конформизма. Посапывая в подушку, он думал о великой роли интеллигенции и трагедии русского либерализма, медленно превращаясь в символ будущего политического электората...

Да, велика и притягательна сила этих мягких подушек и манящих изгибов! Пожалуй, ничуть не меньше, чем у пресловутого злата. Но разве мы не стремимся накопить его, в том числе и для того, чтобы приобрести новый диван, на котором проведем значительную часть нашей жизни?

Однако не всегда диван был таким, каким мы его знаем. Вообще, это слово пришло к нам с Востока, предположительно из Персии, и означало оно вовсе не мягкую кушетку. Диваном или «дуваном» называлось собрание (посиделки) друзей или родственников, на которых они принимали какие-то важные решения. В этом изначальном варианте, будучи перенятым от татар, оно дольше всего сохранялось у донских и запорожских казаков, а также у разбойников. В отличие от «круга», большого общего собрания, на «дуван» собирались мелкие отряды, чаще всего готовясь к какому-то набегу или для дележа трофеев. Отсюда возникло старинное слово «раздуванить» – то есть разделить добычу.

Аренда мебели в Киеве
Вы ищете, где бы взять мебель на прокат в Киеве? На нашем сайте вы найдете огромный каталог мебели, которую вы можно взять в аренду. Столы, стулья, диваны, садовая мебель, а также много другое.
У арабов «диваном» называли совет при халифе, позднее трансформировавшийся в что-то вроде Кабинета министров во главе с визирем. Оттуда «диван» перекочевал к туркам, причем в Османской империи были также и провинциальные «диваны», такие себе местные органы власти. Постепенно понятие «диван» расширилось и на помещение, в котором заседали длиннобородые старцы в тюрбанах, а также на его интерьер, долгое время состоявший только из подушек, разложенных либо прямо на полу у стены, либо на длинных скамьях.

В Средневековой Европе мягкой мебели практически не знали. Наверное, потому и не засиживались на ней, постоянно отправляясь то в крестовые походы, то на завоевание Нового Света. Лишь на королевские троны (прототипы кресел) подкладывали мягкую подушечку. Все остальные, от самых бедных крестьян до золоченых графов, сидели на жестких готических скамейках. Лишь в эпоху Ренессанса, когда вместе с золотом и заморскими диковинками в Европу пришла философия неги и уюта, эти скамейки получили мягкие подушки и обитую тканью спинку. Так появилось канапе – одна из разновидности мягкой мебели, отличающееся отсутствием подлокотников и полужесткой спинкой, чем-то напоминающее сильно вытянутый по ширине стул, иногда дополняемое набором подушек.

А вот прибывшую в XVII веке из Турции софу европейцы поняли неправильно. Ведь им и в голову не приходило, что можно лежать на чем-то, кроме кровати, и вообще просто лежать, ничего не делая. Поэтому эту разновидность дивана с мягкими сиденьями, спинкой и подлокотниками они приспособили исключительно для сидячего использования.
Зато полежать очень любили турки, татары, а за ними и казаки. Выбросив спинку как лишнюю деталь, наши предки увеличили один из подлокотников, превратив его в эдакий подголовник, а потом удалили второй, чтобы в него не упирались ноги. Так была создана тахта, она же «оттоманка» – главный предмет мебели всех панов сотников и уж тем более полковников. Когда в XVIII веке небезызвестный сиятельный граф Потемкин-Таврический отвоевал Новороссию (нынешний юг Украины), то от новоиспеченного малороссийского дворянства он перенял не только рецепт сливовой наливки, но и тахту вместе с привычкой валяться на ней среди бела дня. Граф повез тахту в Петербург, где она очень понравилась государыне императрице, а затем мода на новый лежачий образ жизни быстро распространилась по всей Российской империи, заложив фундамент будущей обломовщины.

На протяжении следующих двух веков менялся лишь стиль исполнения этих трех главных разновидностей диванов. От витиеватого барокко и рококо до величавого ампира, а потом резкое упрощение модерна (начало XX века) и полная убогость минимализма (вторая половина). Однако последний стиль вовсе не был детищем «тоталитарного режима» – напротив, он пришел в СССР из Западной Европы и даже считался для того времени писком моды. Суть минимализма заключалась в полном отсутствии какого-либо декора, каждая деталь должна была быть предельно простой и функциональной. Поэтому самым распространенным диваном этого времени стала софа конструкции «бабочка» или, как говорят у нас, «книжка»: когда сиденье и спинка представляют собой две практически одинаковые половины, раскладываясь в широкую кровать. Последнюю, опять же, у нас считают двуспальной – то есть философия минимализма утверждает, что одному человеку на такой кровати будет слишком просторно.

Но минимализм промышленного XX века повлиял не только на конструкцию дивана, но и на используемые при этом материалы. Когда мягкая мебель стал предметом быта не только богатых, потребовалось максимальное удешевление массовых «бюджетных» моделей. О подушках из пуха и натуральной шерсти уже не могло быть и речи, равно как и о кожаной или суконной обивке. Сначала диваны набивали ватой, укладываемой на пружинные матрасы (нещадно скрипящие по ночам), а затем новым синтетическим материалом – пенополиуретаном, который сегодня является сердцевиной большинства диванов дешевого и среднего классов. Нам он известен также под именем «поролон» – так называлась одна шведская фирма, которая в свое время поставляла в СССР мебельный пенополиуретан. Материал этот имеет немало недостатков, поэтому в более дорогих моделях предпочитают использовать пенистый латекс (из которого можно отливать бескаркасную мебель), а также различные синтетические наполнители для сверхмягких подушек.

Почему не натуральный пух? Да потому что его очень любят кушать разные мелкие вредители. И в старину в редких диванах не заводились хулиганистые писклявые мыши.

Однако затем примитивный минимализм был вытеснен более уютным вернувшимся модерном, в котором особое внимание было уделено красивому дизайну и более удобным формам. Плоские спинки софы стали фигурными, и их уже не стоило превращать во вторую половину кровати, поэтому такие диваны делают «выдвижными». Такую конструкцию можно назвать оптимальной: увеличивая длину сиденья (а это именно длина, а не ширина), мы можем сделать диван более комфортным, вытянув ноги и отказавшись от т.н. пуфиков, которые являются подставками для ног, а не мягкими табуретками (если вы не знали). Однако отголоски минимализма всё еще преследуют нас, и эту конструкцию мы используем как «двуспальную кровать», а что ещё хуже, некоторые конструкции соф трансформируются в... алюминиевую раскладушку. Пусть и с мягким матрасом, но всё же напоминающую нам о спартанских условиях временного жилья на диких курортах Крыма.

Зато мы можем быть благодарны минимализму за появление т.н. «мягких уголков», представляющих собой тесно совмещенный набор из дивана-софы (или канапе), кресла и кушетки. Перебравшись в нео-модерн и еще более интересный хай-тек, они стали не только весьма функциональными, но и еще более уютными и симпатичными. Пожалуй, это самый оптимальный вариант современного дивана (во всех смыслах этого слова) для сегодняшнего жилья. Если, конечно, это позволят его размеры...