…революции…

Ян Гус - любимец чехов, один из тех национальных героев, кого помнят и почитают спустя тысячелетия. Он был профессором богословия в Карловом университете. Преподавал на чешском языке, переводил на него же латинские тексты и говорил: «Мы же чехи, мы в своей стране, при чем тут немцы?»

Дело в том, что в то время в Праге было четыре нации: баварцы, саксонцы, поляки и чехи, т.е. две нации чисто немецкие, а поляками называли немцев Ливонского ордена. И в университете жизнь студентов и профессоров организовывалась по нациям. Но по велению короля Карла, ректором в университете всегда был чех.

Через несколько лет после смерти Гуса студенты-чехи потребовали, чтобы все три немецкие нации вместе имели равное число голосов с чехами. По давней студенческой традиции завязалась драка, в которую втянулись жители Праги. Толпа чехов ворвалась в ратушу и всех католических депутатов и немецких чиновников выкинула из окна. Мало того - чехи заявили немцам: «Мы вас не знаем, папу не признаем, папа антихрист, а вера у нас истинно Христова».

Чехи оказали сопротивление почти всей объединенной Европе, отбили все крестовые походы, которые были направлены против Праги, и даже вторгались в Баварию, в Бранденбург, в Саксонию, доходили до Балтийского моря. К сожалению, они перессорились и перебили друг друга. Но смогли сохранить и язык, и культуру, и бунтарский дух в университете.

Когда в 1939 году в Праге появились новые хозяева - гитлеровские войска – Карлов университет был во главе движения Сопротивления. И 17 ноября, Международный день студентов, тоже неразрывно связан с историей Чехии.

Во время подавления демонстрации осенью 1939 погиб студент медицины Карлова университета Ян Оплетал, похороны которого стали новым поводом для массового протеста. Студенты выступили и накануне «Пражской весны» 1968 года, и после оккупации Чехословакии армиями пяти государств Варшавского договора.

Студенты протестовали против присутствия на территории государства советских войск, ограничения государственного суверенитета. В 1989 году, во время крушения тоталитарного коммунистического режима в Чехословакии, опять не обошлось без студентов. Решающим толчком к «Бархатной революции 89 года» стала студенческая демонстрация 17 ноября.

Завсегдатаи дискотек смогли растрясти страну, но не смогли защитить ее от последующего разочарования тем, как распорядились лидеры властью, не смогли уберечь правительство от вируса коррупции.

А что заставило нас так бурно выбирать Президента? В нашей стране митингуют часто, но ничего не меняется по сути. Да, магазины стали шикарнее. Да, народ присел на кредиты и тянет в дом не только необходимый в быту холодильник, но и домашний кинотеатр в тесную «хрущевку».

Но лица в политике все те же - мирятся, ссорятся, мечутся среди политических и экономических соблазнов. А народ при любой власти сгоняют махать флажками на площадях и вдоль дороги, изображать радость.

Почему, когда в 1991-м студенты спали в палатках на голом граните и голодали, страна осталась вполне равнодушной? Почему не поддержали шахтеров, когда они пришли в Киев? Ведь в то время не только шахтерам «забывали» платить зарплату? Почему в 2001 лишь слегка погалдели, желая увидеть «Украину без Кучмы»?

Что, собственно, вывело людей, и прежде всего молодежь, на площади в 2004 году? Только не надо красивых слов про демократию! Какую демократию мы хотим? При Советском Союзе у нас, между прочим, была демократия - социалистическая. Сами ведь захотели отведать заморской. И сами же от нее нынче нос воротим.

Галдеть в толпе за какие-то абстрактные идеи легко и просто. А вот оказать сопротивление неумеренным запросам преподавателя или начальника, на это порой даже воображение не осмеливается…