...Человек воспользоваться этим планом. Неизвестно было также, когда Человек объявит о своем возвращении, и объявит ли вообще. Неизвестно было и то, как будет выглядеть грядущее возвращение Человека, которое неизвестно, состоится ли вообще. Но вот Человек ступил за черту и возвращение состоялось, а известное, о котором было неизвестно, стало отныне известным известным.

«Существуют известные известные. Это – вещи, о которых мы знаем, что мы их знаем. Существуют известные неизвестные. Это – вещи, о которых мы знаем, что мы их не знаем. Но также еще существуют неизвестные неизвестные. Это – вещи, о которых мы не знаем, что мы их не знаем».

Дональд Рамсфелд, пресс-конференция,
посвященная катастрофической ситуации
в оккупированном Афганистане,
12 февраля 2002 года


Известное известное

Возвращение

В субботу, 24 сентября, в Москве, на съезде Единой России Владимир Путин был выдвинут кандидатом в президенты РФ. Этим самым премьер-министр Российской Федерации перевел в эндшпиль сложнейшую шахматную партию по передаче президентской власти самому себе, которую он затеял в 2007 году. Тогда требования мирового политеса потребовали от президента Владимира Путина сделать выбор: либо он подчиняется диктату мирового сообщества и уходит с поста главы государства после второго срока, либо, вопреки высокому мнению демократических стран, остается на третий срок президентом, меняя конституцию России. Выбор был крайне неприятным из-за множества опасностей, рисков и подводных камней.

В тот момент Путин выбрал путь следования формальным требованиям российской конституции и ушел с поста президента, передав власть Дмитрию Медведеву, при котором занял пост главы правительства России. Но, как показала жизнь, фактическим «отцом нации» все эти четыре года оставался Путин, а президент Медведев скорее выполнял представительские функции. Это – в сухом остатке. Реальность все это время была гораздо более сложной, конфликтной и насыщенной.




Путин избрал и пока довольно успешно реализует сценарий передачи власти своему преемнику еще на два срока по шесть лет, а в качестве преемника определил собственную персону. Если ему удастся эту изящную комбинацию довести до победного конца на президентских выборах весной 2012 года, то его можно будет назвать гением дворцовой интриги, которому мало равных в новейшей и даже новой истории.

Но медаль такого выбора имеет не только фасадную сияющую сторону. Есть еще и вторая сторона, связанная с колоссальной ответственностью, которая падет на плечи Владимира Путина, когда он вновь официально займет кресло главы российского государства. Вот об этой ответственности и поговорим.

Враг

Вообще-то Путин не был врагом Запада. Уместнее говорить об эволюции его взглядов: от откровенно прозападных – в первые годы правления, до настороженно-прагматичных – в момент ухода с поста президента в 2008 году. В одном можно быть уверенными: Владимир Путин точно никогда не был марионеткой Вашингтона, хотя в большинстве случаев играл по установившимся в мире правилам, которые написаны в Белом доме.

С другой стороны, демократическая администрация США, впрочем, как и республиканская, не стесняясь, демонстрировали свою нелюбовь к Владимиру Путину, а в последние год-два открыто развязали против него психологическую войну на уничтожение. Апофеозом этой войны стала так называемая «перезагрузка» российско-американских отношений, которую в США видели, как повторение горбачевской перестройки. По ее итогам президентом России должен был на второй срок переизбраться Дмитрий Медведев, а уже финалом его второй каденции должно произойти расчленение Российской Федерации. Именно во время «перезагрузки» американские стратеги выдвинули идею G-2, смысл которой заключался в том, чтобы разделить мир, включая Россию, «по-братски» между США и КНР.

Можно уверенно предположить, что в приватных беседах американцы не ограничились простыми пожеланиями, а прямо намекали Путину и его ближайшим соратникам на все «десять казней египетских», включающих возможности США спровоцировать в России очередную демократическую революцию по типу «арабской весны». Кроме того, западное сообщество делало все возможное и невозможное, чтобы заставить Дмитрия Медведева разорвать свои договоренности с Владимиром Путиным о тандемном правлении, для чего была во всю свою мощь задействована пятая колонна в российской элите, традиционно контролирующая российский экономический и финансовый блоки в правительстве и Центробанке.

На деле «перезагрузка» отношений России и Америки явилась-таки «перегрузкой», как и было по ошибке написано на красной кнопке, которую госсекретарь США Хиллари Клинтон символически предложила нажать главе МИД РФ Сергею Лаврову. Вышло вполне по Фрейду.

Путин, вопреки планам американцев, все же выдвинулся в президенты, и, скорее всего, будет переизбран. Можно сделать некоторые выводы постфактум.

Во-первых, Владимир Путин отнесся к угрозам США серьезно и принял превентивные меры, с целью себя обезопасить на геополитическом поле.

Во-вторых, Дмитрий Медведев не рискнул, или просто не пожелал вступить в конфронтацию с Путиным, невзирая на давление Запада.

В-третьих, путинская группировка в российских верхах его не предала и не переметнулась в стан его политических врагов, невзирая на шантаж и угрозы американской администрации.

В-четвертых, также очевидно, что отныне ни американцы, ни Путин уже не могут себе позволить роскошь отступить в этой драке или проиграть. «Горе побежденным». Владимир Путин эту истину прекрасно понимает. Понимают ее и его друзья во власти. И его враги в российской элите.

Немая сцена

Ответом на объявление Путина кандидатом в президенты стала немая сцена в верхах «мирового сообщества», которая затем сменилась всеобщей истерикой, плавно переросшей в унылое бормотание протокольных банальностей «про готовность к сотрудничеству и партнерству».

Озвучивать свое глубокое разочарование Запад выставил бывшего посла Великобритании в РФ Энтони Брентона, открытого недруга России с многолетним стажем. Брентон, рассуждая о «недемократичности» решения Путина баллотироваться на пост президента России, заявил, «что Запад может ожидать серьезное противостояние с Россией».




Внутри России дело не ограничилось одними заявлениями несогласия. Министр финансов Росси Кудрин, который воспринимал свой пост как место служения скорее Федеральной резервной системе США, чем российскому народу, открыто выразил протест выдвижению в президенты РФ Владимира Путина, предварительно согласовав свой демарш с Вашингтоном. Нельзя исключить, что демонстративная «измена» министра была не голословной, а подкреплялась со стороны Запада угрозами ареста авуаров или крупных российских корпоративных и личных счетов. Но, как бы там ни было, уже на следующий день американский протеже был демонстративно изгнан со своего поста указом президента Медведева. Стоит ли сомневаться, что именно Владимир Путин таким вот ударом ответил Белому дому, формализовав это дело руками президента Дмитрия Медведева? Этим ходом Путин, к тому же, одним махом получил контроль над триллионным российским бюджетом, который все годы российской независимости стараниями Ельцина находился в «хозяйственном ведении» банков Уолл-Стрит. Если события и в дальнейшем будут развиваться в рамках такого тренда, то совсем скоро следует ожидать острейшей схватки за право Российской Федерации самостоятельно распоряжаться собственными золотовалютными резервами, которые сегодня депонированы, по большей части, в американских банках. Все это, как вы сами понимаете, суть шаги к реальному суверенитету России, что очень не нравится ни Вашингтону, ни Лондону, ни Брюсселю, ни маленькой Швейцарии. Да и Киеву это не по душе.

Известное неизвестное

Кризис

За время, пока Путин состоял в должности премьера российского правительства, мир очень изменился. Причиною тому стал глобальный экономический кризис, официально стартовавший в 2008 году и грозящий растянуться на десятилетия. То, что положение дел в мировой экономике уже давно не выдерживало никакой критики, всем интересующимся экономикой прекрасно было известно. Неизвестной была реальная глубина поражения финансовой системы, а также были неизвестными сроки возможного начала широкомасштабного кризиса. Неизвестными были и формы проявлений, которые готовился принять мировой кризис. Тем более неизвестными оставались способы преодоления кризисных явлений, о которых было известно лишь то, что они, возможно, должны были себя проявить неизвестно как, и неизвестно когда.

Попытка мировой элиты преодолеть экономические трудности привычными монетаристскими методами привела к полномасштабному разрушению стабильности государственных финансов в США и ЕС, а также продемонстрировала полнейшую неготовность западного истеблишмента контролировать состояние дел в собственном хозяйстве. В мире на встречных друг другу курсах одновременно нарастают и тенденция централизовать экономические полномочия в руках транснациональной финансовой олигархии, и противоположная – разделить мир на кластеры и воссоздать отдельные зоны экономического и политического влияния под эгидой мировых держав: Китая, России, ЕС и США.

Россия в новом мире

С чем же доведется столкнуться Владимиру Путину, заступающему на пост главы государства? Скажем прямо, отныне и российская, и мировая элита будут именно его подразумевать президентом России. Именно с него российские граждане станут спрашивать, как с первого лица, и у Владимира Путина уже практически не останется возможности сманеврировать за кулисами, прикрывшись еще существующим де-юре президентством Дмитрия Медведева.

На ситуацию в России стоит взглянуть, обеспечив себе достаточно далекую линию горизонта.

Во-первых, за три года, прошедшие с момента начала кризиса, в России так и не удалось полностью восстановить экономику, избавить ее от ключевых проблем и обезопасить от пагубных последствий, которые может спровоцировать падение мировых цен на нефть. Фактически в России за эти годы не произведено никаких принципиальных нововведений в экономической сфере. Страна по инерции, оседлав новый подъем мировых цен на энергоносители, выплыла на волне эмиссии доллара и евро, которыми заливали кризис США и Евросоюз. Более того. Дела, как в промышленной сфере Российской Федерации, так и в сельском хозяйстве заметно ухудшились за это время, а зависимость от импортных товаров народного потребления, продуктов питания и комплектующих стала критической.




Во-вторых, позитивные эмиссионные эффекты в мировой экономике себя исчерпали. Дальнейшее развитие кризиса снова больно ударит по России. Все будет зависеть лишь от того, какую тактику в дальнейшем выберет ФРС США для купирования рецессии. Это может быть сценарий дефляционный, который будет сопровождаться резким обвалом цен на нефть и газ, а может быть сценарий гиперинфляционный, который приведет к номинальному, возможно даже значительному повышению цен на сырье. Но главным последствием любого сценария может случиться падение мирового спроса на энергоносители.

В-третьих, трудности Евросоюза стали непреодолимыми, и регион ждет череда государственных дефолтов, что также отзовется снижением потребления нефти и газа. Это только усугубит проблемы российской экономики.

В-четвертых, дестабилизация Магриба и грядущий поджог американцами Ближнего Востока и Афпака прямо указывают на следующие цели американского геополитического удара: Кавказ и Средняя Азия. Вероятно, часть российской элиты во главе с Путным уже окончательно уверились в том, что США собираются преодолевать свои трудности, главным образом, за счет брутального присвоения ресурсов остального мира. В первую очередь, за счет ресурсов сырьевых стран, которые последние десятилетия богатели, получая нефтегазовую ренту.

Уже невозможно не отдавать себе отчета в том, что в Вашингтоне просто-напросто собираются произвести бесцеремонное расчленение России по образцу СССР. Но вот личную судьбу Путину и его коллегам-силовикам, согласно этому сценарию, мировое сообщество, скорее всего, уготовило не такую пасторальную, как Горбачеву. Вероятнее — как Милошевичу или Мубараку.

Владимир Путин не мог не оценить изящества ливийского сценария, когда Запад, который активно дружил с лидером Джамахирии и активно одаривал его государственными наградами, без малейших колебаний объявил Муаммара Каддафи «диктатором», и стал показывать по мировым телеканалам фальшивку про «зверства режима» и «демократических революционеров», заставил ООН принять резолюцию о делегитимизации законно избранной власти в Триполи, а затем произвел военную операцию по разгрому ливийской государственности. Одураченное мировое общественное мнение не очень-то и обратило внимание на тот факт, что под шум «борьбы за демократию» организаторы интервенции со стороны НАТО заморозили ливийские авуары в западных банках на сумму от 100 до 150 миллиардов долларов. Эти деньги пойдут в оплату по расходам натовской интервенции, а также на содержание воинской группировки и военных баз НАТО в Ливии. Путин не может не понимать, что 500 миллиардов долларов российских золотовалютных резервов, которые сегодня находятся «на сохранении» в банках стран «демократического сообщества», являются в современном однополярном мире «законной добычей» США и их союзников. Нельзя исключить и того, что американцы уже давно «распорядились» этими деньгами, и теперь у них нет иного выхода, кроме как объявить российский режим «преступным» и организовать его свержение, спрятав в воду концы своих махинаций с российскими резервами. Что-то подобное, видимо, стало известно российским спецслужбам, и это подтолкнуло Путина форсировать обострение «шахматной партии» по собственному переизбранию, не дожидаясь даже исхода декабрьских выборов в Государственную Думу РФ.

Ответ на этот вызов потребует колоссального напряжения сил и ресурсов, и не факт, что не приведет к прямому столкновению России и США уже непосредственно в границах российского государства.

В-пятых, в РФ резко уменьшился объем прибавочного продукта, который российская элита консенсусом перераспределяла в свою пользу в виде «коррупционной ренты», оплачивая собственную безбедную жизнь в Лондоне, Париже и на Лазурном берегу. Драматизм ситуации заключается в том, что Путину известно, что количество высокостатусных едоков, кормящихся из российского бюджета, не становится меньшим, чего не скажешь про количество ресурсов. Но вот сами эти «едоки» не желают воспринимать грядущую суровую реальность как объективную неизбежность. Все они надеются на продолжение банкета, которого уже не будет, но это известно лишь Путину и немногим, а также известно то, что для большей части российской элиты это известное так и останется неизвестным. И именно на Путина падет вся ярость элиты, когда она не получит привычного ей кормления. Именно из среды высокопоставленных элитариев США и будут формировать пятую колонну предателей, которая, по их замыслу, и откроет врагу «ворота Москвы». В любом случае, эта модель вертикали власти, просуществовавшая в России последние лет 7-8 лет, уже забуксовала, и ее потребуется сменить на что-то гораздо более адекватное новым вызовам. Удар финансового кризиса будет чудовищной силы, и пережить его старым багажом будет нереально.

Шаги в неизвестное

Думается, Путин начал исподволь готовить кадровую и административную революцию, которую потребуется совместить с революцией экономической и социальной. Шанс России в том, что Путину удастся провести ее сверху. Вероятно, какие-то отдельные элементы грядущих преобразований Владимир Путин уже пробует внедрять в присущем ему стиле спецопераций.

В частности, в своем выступлении на съезде Единой России новоиспеченный кандидат в президенты вдруг открыто посягнул на священную догму мировой финансовой элиты и заявил, что «экономическая модель, основанная на наращивании займов, себя исчерпала». Путин пошел еще дальше, и объявил, что в России нужно списать все корпоративные долги перед банковским сектором и начать чуть ли не новую «индустриализацию» России. Если мы видим перед собою этапы некоего геополитического замысла, то вскорости станем свидетелями, как президент Дмитрий Медведев своим указом произведет кадровые перестановки в Центральном банке РФ, де-факто изменив его функции. Кроме того, Россия может форсировать репатриацию своих золотовалютных резервов в пределы суверенной территории, что будет означать начало открытой конфронтации с Соединенными Штатами.



По большому счету, у России нет шансов на сохранение государственности по результатам кризиса в рамках современной модели мироустройства. Россия не способна в рамках либеральной модели пережить грядущий финансовый шторм без тяжелейших потерь. Перспектива выживания, а, возможно, и рывка Росси в том, чтобы создать собственную валютную зону, и сделать это одной из первых.

Для этого потребуется произвести целый ряд очень ответственных и решительных шагов и быть готовыми к острейшему противостоянию с Западом. Но альтернатива – это десятикратно масштабированная на российской территории трагедия, сопровождавшая распад СССР.

Какие же это шаги?

Шаг важнейший – это увеличение потенциального рынка будущей валютной зоны за счет установления контроля – политического, военного и экономического – над территориями бывшего СССР, или даже некоторых стран бывшего СЭВ (прообраз будущей рублевой зоны). Для многих станет неожиданным, когда очень скоро дезинтеграция ЕС и хаос в мусульманском мире сделают для многих стран вхождение в союз с Россией не только возможным, а даже желательным или просто спасительным. Контроль территории с населением 300 миллионов человек, помноженный на ресурсное изобилие России и ядерный щит, сделают такой проект вполне перспективным.

Второй шаг – изменение социально-экономической модели государственного устройства. Первые робкие шаги, если судить по телекартинке, Владимир Путин уже сделал, сместив Алексея Кудрина с поста министра финансов и озвучив тезисы новой экономической доктрины. Последуют ли за этим следующие слова и шаги, направленные на установление суверенного контроля РФ за собственной денежной единицей – это вопрос. Ответ на него мы получим очень скоро, так как путинское время ограничено. Похоже на то, что битва за Центробанк России и ЗВР с Соединенными Штатами может произойти еще до выборов. Нельзя гарантировать, что в планах США не предусмотрено объявление выборов Путина на пост президента нелегитимными, и по этой причине наложение ареста на российские авуары и корпоративные счета в западных банках.

Третий шаг – возрождение индустриальной России и всей будущей зоны ее влияния. Если мы правильно интерпретируем действия российского руководства, то грядет мобилизация народа. Выражаться она будет в том, что граждане станут осознавать и подтверждать свое понимание на практике, что настоящая жизнь – это не сидение в конторах и не топтание в охранных фирмах, а труд на заводах и стройках, в конструкторских бюро, в море, в воздухе и в космосе. Экономических моделей на вооружении у российских властей в такой реальности будет не так много, а вернее сказать всего две или три. Во-первых, это модель советской индустриализации 30-х годов, предусматривающая резкий крен государства в сторону социальности и справедливости. Во-вторых, это модель Ялмара Шахта, который возглавлял промышленную революцию в Германии в тех же 30-х годах. В-третьих, усовершенствованная «белорусская модель», масштабированная на всю российскую территорию и подкрепленная облегченным доступом к природным ресурсам.

Четвертый шаг – кадровая революция. Здесь никаких таких пояснений не требуется, ибо трудно себе представить фанатиков-монетаристов, свято верующих в «чудодейственную руку свободного рынка», в роли строителей заводов и космодромов. Да и всему народу необходимо моральное протрезвление и мощная встряска, которые бы заставили миллионы людей снова поверить в свои силы и возжелать высоких общественных целей и идеалов.

Пятый шаг – подавление коррупции.

Шестой шаг – национализация недр, энергетики, крупной промышленности, земли, коммунальной, а также оптовой сбытовой инфраструктуры, транспорта и связи. Потребуется полностью переосмыслить цели и задачи банковской системы России, поскольку до сих пор деньги банков не стали кровью реальной экономики, а направлялись и продолжают направляться в спекулятивный сектор.

Очевидно, что после второго удара финансового кризиса российская промышленность выпадет за пределы рентабельности, и правительство вынужденно национализирует убыточную экономику, чтобы превратить ее в рентабельную. Лишь таким способом можно будет обеспечить ей гарантированный сбыт на внутреннем рынке своей валютной зоны.

И, наконец, седьмой шаг, который потребуется сделать Владимиру Путину, - это покончить с разгулом криминалитета в России, а точнее ликвидировать всевластие этнической организованной преступности. Организованные на родоплеменной основе, банды выходцев с Кавказа и Средней Азии наводят ужас на законопослушных граждан своей запредельной жестокостью и сплоченностью. Никакого иммунитета у гражданского общества против них не имеется, поскольку эти группировки действуют по законам стаи, коррумпируют или даже силой подминают под себя полицию, судей и прокуроров. На пути этнической преступности должно встать государство и покончить с ней физически. Быстро и решительно. Если этого не сделать, то подобные организации очень легко превратятся в боевые отряды либерального Запада, и будут нацелены на свержение законной российской власти. Именно вооруженные преступные группировки, организованные по этническому, племенному и религиозному принципу, стали застрельщиками гражданской войны в Сирии и Ливии. В России уже все готово для реализации тождественного сценария.

Это все, что касается экономики и внутренних дел. Еще более важной проблемой, решение которой падет на плечи Путина во время его третьего срока – это вывести Россию из геополитического тупика, куда она забрела после развала СССР.

Неизвестное неизвестное

Шахматы

Разгорающаяся хаотизация мира ярко демонстрирует черты системности и искусственности. Стоит сделать некоторые прогнозы о том, какие меры будет принимать Владимир Путин по изменению геополитического позиционирования России в самом ближайшем будущем, не дожидаясь, вероятно, даже официальных выборов президента.

Факты, о которых стоит упомянуть.

Во-первых, пребывая в должности российского премьера, Путин всеми силами увеличивал расходы на оборону и, как мог, пытался проводить и провел модернизацию Вооруженных сил РФ. Критика на его голову падала как со стороны либеральной общественности за чрезмерную-де милитаризацию, так и со стороны общественности патриотической за «плохого министра обороны» и его маловразумительную политику. Но, как бы там ни было, российская армия сегодня представляет собою грозную по европейским меркам силу, у которой имеется к тому же ядерная дубина. Имеются и системы ПВО, обещающие нанесение неприемлемого ущерба вражеской авиации при попытке реализации в России ливийского сценария, а также способные перехватить большую часть крылатых ракет НАТО на подлете к целям.

Во-вторых, находясь в последние годы на посту главы правительства, Путин сохранял за собою фактическое руководство внешней политикой страны. Если охарактеризовать эту политику несколькими словами, то нам она представляется политикой сдержанной и осторожной. Ее основной задачей было обеспечить внешнеполитическую стабильность по периметру границ и постараться воспользоваться передышкой после российско-грузинской войны для подготовки к более масштабному столкновению – с Соединенными Штатами. Похоже, что Владимир Путин вынужден был сделать ряд неоднозначных для России внешнеполитических шагов, оттягивая начало открытого конфликта с американцами. Сюда следует отнести договор по СНВ-3, «перезагрузку», фактический отказ от результатов победной войны с Грузией, поддержку резолюций по Ирану и, наконец, сдачу Ливии на разграбление странам НАТО. Здесь справедливым будет отметить, что формально все наиболее спорные шаги на международной арене сделал не лично Путин, а действующий президент РФ Дмитрий Медведев. Вероятно, таким вот нехитрым способом Путин оставлял для себя возможность в будущем без ущерба для репутации отказаться от выполнения соглашений предшественника – полностью или частично.

Медведь и дракон

Если вспомнить, что синхронно с Россией по большинству спорных вопросов голосовал в Совбезе ООН и Китай, не особо препятствуя реализации американских и натовских планов, то можно заподозрить существование некоей системы и даже российско-китайского сговора.

Из заслуживающих доверия источников известно, что в августе-сентябре 2010 года между руководством Российской Федерации и КНР были проведены чрезвычайно важные закрытые переговоры, где две страны условились координировать свою стратегию противодействия экспансии США. В этот период Путин принял окончательное решение баллотироваться на третий срок, полностью отдавая себе отчет, что грядущее его правление тем будет кардинально отличаться от первых двух, что станет правлением военного, а не мирного времени.

Понимают это и в Вашингтоне, а потому американцы и форсировали начало открытой фазы войны, взрывая политическую стабильность по всей протяженности Дуги Анаконды, от Магриба до Пакистана. Во время своего официального визита в Россию 9-11 марта 2011 года, в самый разгар арабских революций, вице-президент США Джозеф Байден открыто выдвинул Владимиру Путину требование отказаться от президентского поста в 2012 году. Ответ российского премьера прозвучал после полугодовой паузы, в период 24-26 сентября 2011 года, когда премьер-министр Российской Федерации нанес ассиметричный контрудар, отвергнув этот ультиматум де-факто. Соблюдая все процедурные формальности и сохраняя предельное спокойствие, Владимир Путин выдвинулся в президенты России.

Россия и КНР фактически не препятствовали втягиванию США и НАТО в региональные конфликты, но теперь и никак не способствуют разрешению этих самых конфликтов, позволяя Западу постепенно в них увязнуть. Особо следует отметить ситуацию в Ливии, когда натовский военный Молох натолкнулся на неожиданно героическое сопротивление Полковника Каддафи. Ливийское сопротивление, вместо ожидаемых НАТО одного-двух месяцев, растянулось на полгода, и конца-края ему не видно.

Полковник

Ливийская война может подарить в будущем Путину еще один щедрый бонус. Провал на ливийском фронте поставит жирный крест на политической карьере неугомонного противника России Николя Саркози, возглавляющего сегодня Францию.

Кроме того, российскому премьеру удалось, всеми правдами и неправдами, не сдать завоеванных до кризиса позиций в газопроводной войне. Во-первых, газопровод Набукко так и не родился. А, во-вторых, Владимир Путин все-таки запустил газопровод «Северный поток» в Германию, попутно лишивший Украину транзитной газотранспортной монополии и отобравший у Киева последний геополитический козырь. И сделал это, надо признать, невзирая на тотальное сопротивление США и их марионеточных союзников в ЕС. Более того, этот газопровод фактически был введен в строй в результате прямого сговора путинской группировки с немецкой экономической элитой за спиной Ангелы Меркель, отстаивающей больше американские интересы, чем немецкие.

Если вспомнить небезызвестную аксиому о том, что в реальной жизни «совпадений не бывает», то политический закат одновременно Ангелы Меркель и Николя Саркози – двух главных оппонентов России в Европе – придется как нельзя ко времени. Это в самом ближайшем будущем открывает двери для более тесного сближения или даже союза между Россией, Германией и Францией, который может встать на повестке дня после развала зоны евро. О такой конфигурации Новой Европы во главе с вышеуказанной тройкой стран, речь ведется не одно десятилетие, но этому всегда препятствовала англосаксонская часть мирового сообщества. Посткризисный мир открывает новые геополитические перспективы за пределами сегодняшних союзов, и упорство Путина на этом поприще с прицелом в будущее вызывает только лишь уважение и одобрение.

Затянувшаяся война в Ливии и резкое ухудшение экономической ситуации, по всей видимости, сорвали график США по дестабилизации Дуги Анаконды. Вероятнее всего, план, предусматривавший последовательное свержение легитимных правительств, от Марокко, через Сирию и Иран, и аж до Пакистана включительно, забуксовал после бодрого начала в январе-феврале 2011 года. Сегодня госсекретарь США Хилари Клинтон неубедительно пытается угрожать Пакистану и всеми силами провоцирует там восстание против своего же ставленника президента Аси́фа Али́ Зарда́ри, имея при этом на руках уставшие деморализованные контингенты в Ираке и Афганистане, а в тылу – нерешенную палестинскую проблему, грядущую арабо-израильскую войну и не желающих «демократизироваться» Сирию и Иран.

Грядущее неизвестное

Путин, заступив на пост президента России, должен быть готов противодействовать евроатлантическому диктату. Этот конфликт запрограммирован всей предыдущей историей путинского правления, когда Россия встала на путь возвращения себе статуса сверхдержавы. Сегодня, конечно же, можно много говорить об упущенных российской элитой возможностях в предкризисные годы. Но на это резонно посмотреть и под другим углом зрения. Скажем, уже хорошо то, что России удалось избежать экономического краха, импортированных с Запада социальных потрясений и долгового коллапса, как это случилось в ЕС. Возможности ведь были чисто теоретические, и не только у России. Каждый из крупных игроков что-то в эти годы приобрел, а что-то упустил или потерял, по своей или чужой вине. Россия – это не «сферическое тело в вакууме», наделенное воображаемыми или мнимыми характеристиками. Реальная жизнь предусматривает участие в историческом творчестве и совершенно конкретных российских политических и государственных деятелей, и совершенно конкретных россиян, а также живых, а не придуманных американцев, немцев, китайцев или англичан. Легко впасть в искушение и заняться бессмысленным умотворчеством на тему, а что было бы сегодня, если во главе Российской Федерации, к примеру, поставить Иосифа Сталина, или во главе США Теодора Рузвельта? Но такого не случится никогда, а потому гораздо разумней осознать, что именно Владимир Путин объявил о своих притязаниях на президентский пост в России, а не Иван Грозный, Николай Второй или Столыпин, и именно Путина практически гарантированно изберут на третий срок. Именно Америка Барака Обамы и Хиллари Клинтон будет атаковать Россию в тот момент, когда во главе ее будет стоять Владимир Путин. И от того, какие именно он примет решения, какие люди в эти моменты будут его поддерживать и ему противостоять как внутри России, так и за ее пределами, какие – предадут, а какие – пожертвуют своими личными интересами и даже жизнями, от этого и будет зависеть судьба России и всего постсоветского пространства.



О том, как Путин встретит грядущие вызовы, мы можем только лишь гадать, чем и занимаются все участники политического процесса, с большим или меньшим успехом. На третий президентский срок идет не тот Путин, который избирался в 2000 году, а новый человек, во многом нам неизвестный. Боле того. Он придет возглавить не ту Россию, которую когда-то фактически уберег от развала, а другую страну, тоже во многом неизвестную, ибо ей предстоят грядущие неизвестные испытания, которые сможет ли она выдержать и пережить – неизвестно.

С другой стороны, в такой же неизвестности пребывают и враги России, и ее друзья. Течение истории в последние годы резко ускорилось. Мы рискнем предположить, что уже в самой ближайшей перспективе российскому лидеру придется решать задачи, которые сегодня еще кажутся невероятными даже в умозрительной постановке.

Нам представляется, что через некоторое время России придется принимать на себя нелегкий груз ответственности и вернуть контроль над Закавказьем, выкорчевывая оттуда очаг террористической активности.
Может сложиться и такая ситуация, когда России, совместно с Китайской Народной Республикой или самостоятельно, придется вводить военные контингенты в страны бывшей советской Средней Азии, дабы остановить разгорание там пожара варваризации.

Грядущий долговой кризис стран Еврозоны прямым своим следствием будет иметь неотвратимое разорение стран Восточной Европы. Надежды руководства ЕС спустить на тормозах предстоящий дефолт Греции, избежав системного банкротства крупнейших банков, могут не осуществиться. Если финансовые неурядицы выйдут из-под контроля евробюрократии, многие из европейских стран будут ввергнуты в тяжелейшую социально-экономическую катастрофу. В этот момент начнется новый открытый передел мира, который обрушится на нас также неожиданно, как и все предыдущие исторические катаклизмы. Владимир Путин будет президентом именно в такое время, и ему придется брать на себя лично ответственность за выбор, принимать или не принимать в российскую зону влияния ту или иную страну, то ли лежащую на исторической обочине обломком Евросоюза, то ли пришедшую к бесславному итогу, как большинство бывших союзных республик. Будет ли Россия во главе с Владимиром Путиным в состоянии бросить им спасательный круг, включив в свою историческую орбиту?

Наступает Эра Неизвестного, где у России будет шанс стать конструктором будущего Неизвестного Мира либо кануть в небытие. Но, по крайней мере, не так уж и плохо, что в грядущей Неизвестности одним из капитанов будет Владимир Путин. Так пожелаем же ему удачи!

И да поможет нам Бог!