…области Нина Куприяновна, которая на прошлой неделе отпраздновала в следственном изоляторе свой 68-й день рождения, шокировала следователей.

Она убила насильника. Как эта бабуся, которая всю жизнь проработала в колхозе, стала убийцей? Ответ на этот вопрос волнует ее односельчан, которые находятся в растерянности от случившегося.

Сельский голова Василий Мартынюк проснулся на рассвете в плохом расположении духа. Что-то плохое должно было случиться в этот понедельник. Предчувствие Василия не обмануло – около семи утра в дом постучались. Он открыл дверь, на пороге стояла Нина Куприяновна. Голова пожелал гостье доброго дня, но в ответ услышал:

– День сегодня вовсе не добрый, я Толика убила. Звони в милицию.

Василий Васильевич не поверил ее словам. Чтобы не оказаться смешным в глазах милиционеров, Василий вначале решил сам проверить, правду ли она говорит. Когда пришли к старухе в дом, увидел, что та не врет. 34-летний Анатолий был на самом деле мертв. Голова мужика, который был племянником Нины, разрублена пополам, а вся кровать залита кровью. Сельский голова вызвал милицию.

Нина Куприяновна жила вместе с сестрой. После ее смерти осталась одна. Дочь вышла замуж и уехала жить в Херсонскую область. Сын Нины пошел по кривой дорожке – задушил старую женщину. За это преступление и отправился в места лишения свободы. Старушка свое горе пыталась «утопить» в водке. Ее стали навещать местные пьяницы. Вскоре дом превратился в притон, где часто случались драки и скандалы.

В январе этого года у бабушки неожиданно появился «сожитель», о котором ей пришлось ежедневно заботиться. Это был 34-летний племянник – сын ее родной сестры. У Анатолия была «красочная» биография: трижды судим, почти 15 лет его жизни пролетело в зонах. Парень не помнил своего отца. Тетка оставалась для него единственным в этом мире близким человеком, но отношения с ней не сложились. Анатолий работу искать не стал, а беспробудно пил, пару недель вовсе не выходил из дома. Иногда колотил старушку, угрожая, что убьет, но она каждый раз прощала непутевого племянника. И тогда пили «мировую»…

Как-то Анатолий взялся за ум. Разогнал всех пьяниц из дома, навел в нем порядок. Перестирал все грязное белье, но не только свое, а и старой тетки. Жители деревни удивились, увидев развешанное на веревках в саду чистое белье. А удивились еще больше, когда узнали, что молодой мужик наконец-то нашел себе работу на кирпичном заводе. Многие радовались, что сосед так преобразился и одним притоном в деревне стало меньше.
Но их радость недолго длилась. Анатолий сорвался, напился, избил старуху, та пожаловалась сельскому голове, и пьяного племянника забрали в райотдел милиции. Там продержали сутки, а после «профилактической» беседы отпустили домой.

В один из майских дней Анатолий опять поссорился с теткой, потом помирились, «приняли» по рюмочке на брата, но внезапно старушка обвинила Анатолия в том, что он украл и пропил деньги, которые она спрятала, чтобы купить угля на растопку. Племянник стал отрицать, что брал «заначку». Нина Куприяновна толкнула его на кровать, схватила топор и трижды ударила племянника по голове. Она разнесла ему полчерепа. Потом до полуночи не спала, вспоминая свою жизнь. Когда все же сморила усталость, уснула, но проспала часа два. И опять до утра не сомкнула глаз.

– По факту умышленного убийства мы возбудили уголовное дело, сейчас решается вопрос, где – на воле или в следственном изоляторе – старушка будет ожидать результатов следствия, – сообщил корреспонденту From-UA следователь прокуратуры Здолбуновского района Виктор Рудюк.

Убийца пожаловалась следователям, что племянник, который был вдвое моложе, изнасиловал ее, постоянно «хотел ее, как женщину», а если не соглашалась вступать с ним в интимную связь, жестоко избивал. Правду ли она говорит или врет, чтобы избежать наказания, сейчас проверяют следователи. Мнения в деревне разделились: одни винят во всем Нину, другие племянника, но на самом деле виновником преступления стала водка, из-за которой в селах многие деградируют. Не исключено, что на самом деле Анатолию старая тетка с пьяных глаз показалась молодой красавицей. Где уж тут говорить о морали…