Nokiа со всеми возможными «наворотами»: видеокамерой, фотоаппаратом, МР3 плеером и далее по списку. Дочка вся в предвкушении чудес от новой игрушки включила телефон. Экран загорелся и… погас. Ещё раз. Загорелся и погас, загорелся и погас. Праздника не получилось.

Мы бросились обратно в магазин, держа наперевес выученную наизусть статью 14 Закона «О защите прав потребителей». В соответствии с ней мы потребовали заменить некачественный товар на аналогичный качественный или вернуть деньги, но наткнулись на холодное безразличие к нашей проблеме администратора. Совершенно невозмутимым тоном он заявил, что мы должны взять в сервисном центре справку о характере поломки в качестве доказательства того, что произошла она не по нашей вине, а по вине производителя.

Мы отправились в сервисный центр. Оказалось, что такая справка стоит около 30 гривен. Возник вопрос: почему то, что он не верблюд, должен доказывать покупатель, да ещё и за свои деньги?

Уже в довольно разъярённом виде мы вернулись в магазин. Но тут наш пыл быстро охладили, объяснив, что магазин – это чисто посредник: товар принял – товар продал, а дальше – разбирайтесь с сервисным центром. Телефон на гарантии – сдавайте в ремонт.

Безрезультатно повозмущавшись ещё некоторое время, мы решили искать правды в Комитете по защите прав потребителей – его телефон висел в магазине на самом видном месте.

Там нас просветили, что уже больше года, как наше требование о замене некачественного товара являются неправомерными. Оказывается, с 1 декабря 2005 года действует новый, изменённый закон «О защите прав потребителей». Теперь, согласно ему, всё, чего может требовать потребитель в случае, если ему продан некачественный товар, - безвозмездного устранения дефекта. А замена возможна только тогда, когда в товаре установлен существенный недостаток. Это означает, что поломка не может быть устранена в течение двух недель или повторяется после двух ремонтов.

Короче, сдали мы телефон в гарантийный ремонт. На время ремонта нам обязаны были выдать аналогичный, но в обменном фонде модели с таким спектром функций не нашлось. Выдали простенькую LG. Качать права и в этом случае оказалось бесполезным занятием: нет и взять неоткуда – ответили нам.

Через 10 дней мы получили телефон обратно. Слава Богу, работает до сих пор. А то пришлось бы ещё долго и нудно ждать признания дефекта существенным недостатком, обмена… В общем, окажись поломка серьёзной, пользоваться телефоном дочка смогла бы начать ещё неизвестно когда.

В свете этих мытарств совершенно непонятно, зачем потребовались такие изменения в законе, который должен защищать права потребителей? Ведь они их только урезали. Ну, хорошо, возникла насущная необходимость его подкорректировать в соответствии с новшествами на потребительском рынке (кредиты, продажа через Интернет, изменение полномочий государственных органов и общественных организаций и т.д.). Но зачем надо было трогать статью 14, которая ни в какие противоречия ни с чем не вступала?

Очереди владельцев мобильных телефонов в сервисном центре наводят на мысль, что некачественные товары – явление сегодня вполне распространённое. «Китайская» сборка и всё такое прочее. А навар иметь ох как хочется…